Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Геополитическая картина мира на рубеже XX и XXI вв.

  Подавляющее большинство исследователей фиксируют однополяр- ность современного мира, глобализацию мировой экономики и мирового информационного пространства. Одновременно с этими выявляются и другие тенденции. Остановимся на них подробнее.
  1. Однополярность. Основание однополярности - могущество США. Согласно теории однополярной стабильности, чем сильнее держава - гегемон, тем стабильней международный порядок. В однополюсном мире быстрее разрешаются возникающие конфликты, он внутренне эффективнее менее централизованных систем. Даже если значительные силы выкажут своё неприятие однополярной системы, изменить её будет чрезвычайно трудно. Теоретически полагают, что гегемония США может быть принята мировым сообществом, если покажет себя неагрессивной, благожелательной, учитывающей интересы прочих членов мирового сообщества.
  Однако американское преобладание и готовность его поддерживать не могут существовать бесконечно. Американской гегемонии препятствуют три обстоятельства: возможный отказ американского народа платить высокую цену за имперское всесилие; отсутствие гарантированной солидарности союзников; организованное противостояние потенциальных жертв.
  2. Глобализация. Глобализация мирового рынка и мирового информационного поля приведёт к слиянию мировых экономик в единую, общемировую, росту взаимозависимости посредством транснациональных компаний, телекоммуникаций, планетарной научной революции, межнациональных социальных движений, новых видов транспорта, интернационального образования. Границы станут иллюзорными, все национальные структуры - прозрачными вторичными. Главнейшей целью глобальной цивилизации станет достижение стабильности.
  Глобализация будет наиболее активной в 2000 - 2026 гг., она завершит общемировую консолидацию до уровня мировой федерализации, которая захватит и XXII век.
  Однако, глобальное общество - это отнюдь не благостное единение всех и вся во имя процветания каждого. Новое общество примет только тех, кто наиболее приспособлен к его требованиям, кто обладает «Новым сознанием». Произойдёт консервация существующего баланса бедных и богатых стран и регионов. Грядущая новая всеохватная система, основанная на экономическом доминировании нынешних мировых лидеров, вряд ли устроит большинство бедного населения земного шара.
  3. Ослабление государств-наций. Транснациональные корпорации, неправительственные организации, этнические группы, сепаратизм регионов, рост и влияние мафиозных структур существенно подорвут суверенитет национальных государств.
  Ослабление государств-наций может привести мировую цивилизацию к очередному глубокому кризису. Не допустить развития разрушительных тенденций в условиях современного мира способно противостояние трёх сил: суверенных государств, военно-политических блоков, международных организаций (прежде всего ООН).
  4. Поиск цивилизованной идентичности. Крушение социализма и окончание холодной войны избавили мир от острого идеологического противостояния относительно путей общественного развития. Вместе с тем вопрос о существовании различных цивилизаций получил огромную актуальность. В США популярной становится точка зрения, что самые опасные схватки будущего возникнут, скорее всего, из противостояния друг другу западного высокомерия, исламской нетерпимости и китайского самоубеждения.
  Большинство американских исследователей считают, что избежать межцивилизационных столкновений в будущем не удастся. Но их успокаивает японский исследователь Сакакибара: «Цивилизации действительно поднимаются вверх, а потом начинают терять влияние. Они часто сталкиваются друг с другом, но, что более важно, они взаимодействуют и сосуществуют между собой на протяжении почти всей истории».
  5. Экономическое неравенство. Жесточайшая материальная зависимость мирового большинства от трех центров экономического развития - Северной Америки, Западной Европы и Восточной Азии вызовет глобальную конкуренцию, которая захватит менее богатые, но значительные в военном смысле страны, такие как Россия, Китай и Индия. Американское преобладание в мировой экономике не может длиться бесконечно. Центр мировой экономической активности в XXI переместится в азиатский регион. Вместе с тем, страны Запада, привыкшие за пять столетий к лидерству, так легко не уступят своего привилегированного положения. Особенно острый период предсказывается исследователями после 2015 - 2020 годов. Не исключается возможность наступления глобального экономического кризиса. Тем не менее, барьер «экономического неравенства» преодолен не будет. Неизбежной станет миграция бедного населения в Америку и Австралию. В условиях истощения природных ресурсов развитые страны постараются овладеть контролем над стратегически важным сырьем,что неизбежно обострит противоречия богатых и бедных. Распространение ядерного оружия делает ситуацию взрывоопасной. По оценке ряда исследователей высока вероятность новой экономической холодной войны между индустриальным Севером, руководимым США, и развивающимися странами Юга.
  Развитие вышеперечисленных тенденций определяет четыре картины будущего.
  1.Однополюсный мир. Развитие глобальных процессов в XXI века, демократия, расширение транснациональных границ упростят американскую задачу - быть единственной оставшейся в мире сверхдержавой, - так считают приверженцы однополюсной гегемонии.
  Структура однополюсного мира будет покоится на «Трех китах». Это:
  1. Наиболее эффективный экономический организм, основывающийся на совершенстве индустриальной организации, доминировании в мировой валютной системе и мировой торговле, обладании самыми мощными ТНК.
  2. Общество, занимающее главенствующие позиции в формировании информационных потоков и являющееся законодателем международных норм и правил, защитником гражданских прав, центром мировой науки и образования, привлекающее молодое и энергичное население.
  3. Силовые возможности глобального масштаба на основе больших и квалифицированных вооруженных сил, укрепленных широкими и мощными союзами, созданием разветвленной сети и эффективной военной экономики.
  США, сознательно вставшие на путь глобальной гегемонии, сумели достичь по вышеуказанным параметром впечатляющих результатов.
  Однополюсная гегемония страшна имперским всевластием одной страны, склонностью к силовому диктату и доминированию абсолютного меньшинства над абсолютным большинством, которое ощущает безаль- тернативность будущего.
  2. Биполярный мир. Международное сообщество интуитивно противостоит гегемону. История учит, что лидерство, доминирование неизбежно порождают противодействие.
  В Азии явственно обозначился свой лидер - Китай. По оценке Международного банка реконструкции и развития (1996), КНР уже превратилась в четвёртый мировой центр экономического развития наряду с США, Японией и Германией. Именно у Китая имеются, по мнению западный политологов, наибольшие возможности нарушить столь благоприятный для США статус-кво. Через 20 лет ВНП Китая достигнет 20 трлн. долл., оставляя на втором месте США - 13,5 трлн. долл.
  Есть и другой вариант биполярного мира. Превращение США в единственную сверхдержаву заставило страны ЕС задуматься над своей ролью в будущем - они ищут пути восстановления своей значимости за счёт объединения усилий. В качестве форм гегемонии выступает Европейский союз и европейская валюта - евро. Уровень Западной Европы в производстве общемирового валового продукта составил 19,8%, США - 20,4%. Не прекращается торговая экспансия стран ЕС, соглашения об ассоциации были заключены с 80 странами. Создание общей европейской валюты ведёт к созданию биполярного международного экономического порядка, который может сменить американскую гегемонию.
  3. Многополюсный мир. Система международных отношений не может бесконечно долго покоиться на американской гегемонии. Перенапряжение экономических ресурсов, ослабление внутреннего лидерства, рискованные авантюры на международной арене возродят многополюсный мир, возвратят к более традиционной системе баланса сил.
  Политическая структура многополюсного или полицентричного мира будет состоять из автономных центров, имеющих собственный арсенал ядерного оружия и космические системы, обладающих собственной, отчётливо выраженной культурой. Каждый из этих центров обзаведётся собственной сферой влияния. Это будет вариант, близкий к классическому балансу сил.
  Главный происходящий в этом направлении процесс - становление трёх блоков: ЕС, Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА) и восточно-азиатская группировка. Азия, Европа и обе Америки возникнут как региональные экономические блоки во главе с Японией, Германией и США. Остальной мир во всевозрастающей степени будет зависеть от этих трёх ключевых регионов в плане технологического развития.
  4. Мир семи цивилизаций. По мнению многих исследователей, западную цивилизацию нельзя считать универсальной. Мир стал отчетливо многоцивилизационным.
  Каковы перспективы в XXI веке у западной, латиноамериканской, восточноевропейской, исламской, индуистской, китайской и японской цивилизаций?
  Население Западной Европы (около 800 млн. человек) составляет примерно 13% мирового; по прогнозам оно уменьшится до 10% в 2025 году, уступив по населенности китайской, индуистской и исламской цивилизациям. Пик прямого контроля западной цивилизации над земной поверхностью был достигнут в 1920 г. - 25, 5 млн. кв. миль (из 52,5 млн. общей земной поверхности). К новому тысячелетию зона контроля уменьшилась до 12,7 млн. кв. миль (Западная Европа, Северная Америка, Австралия и Новая Зеландия). За прошедшее столетие доля Запада составила примерно 2/3 промышленного мирового производства. Пик промышленного производства пришелся на 1928 г. - 84, 2% мирового, 64,1% - в 1950 г., 48,8% - на рубеже тысячелетий. К 2015 г. доля Запада в мировом валовом продукте составит примерно 30%. В 1900 г. Запад командовал 44% военнослужащих мира, а в конце века 21%.
  Латиноамериканская цивилизация смирилась с некой «второсортно- стью». Эта цивилизация питает надежды на вхождение в НАФТА, маневрирует, привлекая японские и западные капиталы, по существу, соглашаясь на роль младшего партнера Запада. В начале ХХ века она охватила 3,2% земного населения, в 2025 г., по прогнозу - 9,2%, что не обещает быстрого взлета.
  Восточноевропейская цивилизация с выходом в новое тысячелетие ощутит значимость православия, коллективизма, иной менталитет, различие взглядов элиты и народных масс - все это затрудняет построение рационального капитализма в нерациональном обществе. Полтора десятка государств восточноевропейского цивилизационного кода будут в следующем веке искать свое место в мире. В 1900 г. к православной цивилизации относились 8,5% населения Земли, в 2025 г. - прогнозируется 4,9%. В 1980 г. страны православного ареала производили 16,4% мирового валового продукта и 6,2% в самом конце века.
  Мусульманская цивилизация превратила внешние границы своего мира на Ближнем Востоке (Палестина, Голаны), в Европе (Босния, Чечня), в Азии (Пенджаб и Халистан), в Африке (юг Судана и Нигерии) в подлинные фронты XXI века. В 1900 г. численность мусульман в мире составляла 4, 2%, в 2025 г., по прогнозу,- 19,2%. Доля промышленного производства поднимется с 2,9% мирового валового продукта в 1950 г. до 15% в 2025 г.
  Индуистская цивилизация готова противостоять буддизму - на юге и востоке, исламу - на западе и севере. В 2025 г. Индия окажется четвертой (по ВНП) державой мира.
  Китайская цивилизация осуществит фантастический сплав новейшей технологии и традиционного стоицизма, демонстрируя исключительный рост самосознания, поразительное отрешение от прежнего комплекса неполноценности. В 1950 г. на Китай приходилось 3,3% мирового валового продукта, к концу века - более 10%, а затем Китай будет перовой экономической державой мира.
  На японскую цивилизацию придется в 2025 г. - 1,5% мирового населения и 8% мирового валового продукта.
  Западная цивилизация в XXI веке еще долго будет сохранять первенство, но потеряет всемогущество. Претензии на всеобщность своих ценностей сталкивает Запад прежде всего с исламской и китайской цивилизациями. Выживание Запада во многом будет зависеть от понимания им в целом уникального (а не универсального) характера своей цивилизации, от степени жертвенности и определения правильной линии в межцивили- зационном диалоге.
  Мир принял новую конфигурацию - не Север-Юг, как ожидалось, а семь цивилизационных комплексов, сложившихся за многие столетия до социальных идеологий и переживших их.
  Итак, развитие исторического процесса сводится к тому, что однопо- лярности, тем более посягательствам на гегемонию, будут противостоять мощные силы. Однако какой сценарий развития событий реализуется, пока не ясно.

Вперед
 
© www.txtb.ru