Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


4.1. Поляризация сил в Европе и создание военных блоков накануне Первой мировой войны

  Европа накануне Первой мировой войны. В конце XIX в. в ряде стран Европы и в США утвердилась индустриальная цивилизация, которая гарантировала обществу не только относительно стабильный и высокий уровень жизни, но и обеспечивала широкий комплекс прав, в том числе и право частной собственности. Результатом проводившейся в ведущих индустриальных государствах политики социальных реформ и становления гражданского общества (независимой от государства системы организаций и массовых движений, отстаивавших права и интересы граждан) стало появление взаимных интересов общества и государства и, соответственно, смягчение напряжённости в обществе, что направило эти страны на эволюционный путь развития.
  На рубеже XIX - XX вв. возник конфликт между государствами «первого эшелона», или «центра», и странами «второго эшелона», или «полу- периферии»: первые уже достигли высокого уровня экономического развития, вторые же, стремившиеся сравняться с ними в этом, практически достигли своей цели, опережая их по темпам развития. Причиной этого стало появление новых отраслей экономики, которое поставило последних в более выгодное положение, поскольку они могли создавать их «с чистого листа», тогда как государствам «центра» приходилось перестраивать уже существующую систему. Так, первое место в мире по валовому объёму промышленной продукции принадлежало США, второе - Германии, Англия же занимала третье место, начиная проигрывать борьбу за рынки сбыта своим американским и немецким конкурентам.
  Постоянный рост промышленного производства вёл к экономической экспансии, следствием чего стала экспансия политическая, а затем и военная: так, с 1898 по 1914 г. по миру прокатилось 50 локальных войн. Началом борьбы за передел мира стала испано-американская (1898 г.) война, завершившаяся победой США. Она стала началом поворота в американской внешней политике: США впервые нарушили доктрину Монро, по которой они ограничивали зону своих интересов Западным полушарием, добровольно устраняясь от участия в европейских делах. В итоге США получили стратегический плацдарм в Тихом океане. Продолжением этого процесса стали англо-бурская (1899 - 1902 гг.) и русско-японская (1904 - 1905 гг.) войны, а завершением - Первая мировая война.
  К началу ХХ в. мир в значительной мере оказался «поделён» между многонациональными и колониальными империями, большинство из которых полагали подобный раздел несправедливым по тем или иным причинам и стремились изменить существующее положение вещей:
  Германия хотела объединить германоязычные и соседние с ними страны (которые она включала в сферу своих интересов) в тесный экономический и политический союз - Срединную Европу; Австро-Венгрия предполагала распространить своё влияние на независимые Балканские государства, в которых видела угрозу своей безопасности; Россия также считала Балканы сферой своего влияния под предлогом защиты «братьев- славян». Её стратегические интересы включали в себя и контроль над черноморскими проливами - Босфор и Дарданеллы; Франция хотела вернуть себе утраченные в результате франко-прусской войны 1871 г. Эльзас и Лотарингию, а также присоединить весь левый берег Рейна, принадлежащий Германии, что должно было стать её «естественным» рубежом на востоке; Италия считала своими исконными территориями ряд сопредельных французских и австрийских земель и претендовала на их присоединение.
  В этих условиях особое значение приобретало формирование международных союзов и блоков: для ведущих государств участие в них позволяло ещё сильнее укрепить свои позиции, а шансы на успех более слабых государств в этом случае существенно повышались. К началу XX в. в Европе сложились два основных блока. Ещё в 1879 г. быстро набирающая мощь Германия заключила союз с Австро-Венгрией, а в мае 1882 г. к ним присоединилась и Италия. Так возник Тройственный союз.
  В то время Россия была связана с Германией и Австро-Венгрией так называемым Союзом трех императоров, который, впрочем, предусматривал лишь взаимный нейтралитет. Тройственный же союз подразумевал военную взаимопомощь, поэтому Россия увидела в нем для себя угрозу. Встревожена была и Франция, помнившая своё поражение во франкопрусской войне 1870 г. В августе 1891 г. Россия и Франция заключили союз, дополненный в декабре 1893 г. военной конвенцией, который стал противовесом Тройственному. В апреле 1904 г., после долгих колебаний, Англия вступила в союз с Францией, а в августе 1907 г. - и с Россией. Возникший в итоге блок стали называть «Тройственным согласием», или Антантой (от французского «entente» - согласие).
  Важнейшую роль в расстановке сил в мире играли англо-германские и франко-германские противоречия, заставившие в конце концов Англию и Францию заключить союз против общего врага. К извечной борьбе Германии и Франции за Эльзас и Лотарингию к началу XX века добавились столкновения за колонии в Северной Африке, в частности, Марокко. Что же касается Англии, то её интересы сталкивались с немецкими в Турции и на Среднем Востоке.
  Россия накануне Первой мировой войны. Внешне- и внутриполитическая ситуация в России определялась тремя важными факторами: 1) поражением России в войне с Японией; 2) первой российской революцией; 3) изменением расстановки сил в мире. И хотя непростая внутриполитическая ситуация вынуждала российское правительство стремиться предотвратить европейскую войну, возраставшая вероятность такого развития событий и желание отстоять в этом случае свои интересы побуждало Россию к заключению военных договоров. В этом вопросе существовало два крупных направления: сторонники союза с Германией и Австро-Венгрией и сторонники союза с Англией и Францией.
  Первые аргументировали свою позицию следующим образом: 1) Германия ввозила в Россию промышленные товары, а вывозила продукцию сельского хозяйства; 2) около половины торгового товарооборота России приходилось на долю Германии; 3) в случае революции в России приходилось надеяться, в основном, на военную помощь именно Германии; 4) обе монархии связывали политические и родственные симпатии. Однако Германия своей политикой фактически сама сыграла против этой группировки. Обострение русско-германских противоречий выразилось в том, что: 1) в 1904 г. Германия, воспользовавшись русско-японской войной, навязала России невыгодный торговый договор; 2) строительство Германией Багдадской железной дороги через Балканы и Турцию мешало проникновению России в Турцию и давало немцам реальные рычаги контроля над проливами Босфор и Дарданеллы, традиционно входившими в зону российских интересов; 3) Германия заключила союз с Австро- Венгрией и поддержала её экспансию на Балканах в период русско- японской войны.
  Позиция вторых, (сторонников союза с Англией и Францией), объяснялась тем, что: 1) контакты с Англией традиционно занимали важное место в экономике России; 2) с конца 80-х гг. Х!Х в. главным источником капитала для России стала Франция, проводившая последовательную политику сближения с Россией; 3) часть русских политиков, предпринимателей и военных была недовольна усилением Германии.
  Несмотря на то, что к 1907 г. Россия окончательно определилась в выборе союзников, внутренняя социальная неустойчивость и военная слабость заставляли Россию искать как перспективные, так и временные соглашения с целью сохранения мира. Эти стремления принесли свои плоды: в 1906 - 1914 годах заметно улучшились отношения с Францией, Англией, Японией, Сербией, Черногорией, частично с Румынией и Италией, однако усилить влияние в Болгарии и Турции не удавалось. Отношения же с Германией и Австро-Венгрией обострились до предела, особенно на Балканах, которые уже давно называли «пороховой бочкой Европы». И Россия, и Австро-Венгрия включали этот регион в сферу своих интересов, к тому же молодые балканские государства, ещё недавно входившие в состав Османской империи, стремились укрепить здесь свое положение.
  Обострению международной обстановки способствовала австровенгерская аннексия Боснии и Герцеговины (двух бывших турецких провинций, населённых в основном сербами), поддержанная Германией. И хотя Россия вынуждена была уступить, эти события, известные под названием Боснийского кризиса 1908 - 1909 гг., едва не привели к войне.
  С этого момента началось заметное охлаждение русско-германских отношений. Действия Германии ударили по позиции прогерманских кругов в России, от которых отошли те, кто симпатизировал Германии, но был враждебен Австро-Венгрии из-за её политики на Балканах. Также Боснийский кризис показал Германии, что будущую войну лучше всего начинать на Балканах, где пересекаются сферы интересов государств Антанты, вынуждая, таким образом, эти страны конкурировать здесь друг с другом. Россия же после Боснийского кризиса включилась в гонку вооружений. Первая Балканская война 1912 - 1913 гг. лишила Турцию практически всех её европейских владений, большая часть которых отошла к Болгарии. Это, в свою очередь, привело к образованию антиболгарского союза (Сербия, Греция, Черногория и Румыния). Недолгая Вторая Балканская война между ними и болгарами закончилась поражением последних, потерявших не только все новые земли, но и часть старых.
  Всё это ещё сильнее запутало клубок балканских противоречий и сблизило Болгарию с Германией, Австро-Венгрией и Турцией, где в январе 1913 г. в результате государственного переворота было сформировано пронемецкое правительство, назначившее осенью 1913 г. на значительную часть важнейших командных постов турецкой армии немецких офицеров и генералов. В России это вызвало возмущение, показав, что таким образом Германия фактически захватила черноморские проливы и окончательно включила Турцию в число своих союзников. Подобное развитие событий окончательно размежевало российские и немецкие интересы.
  В России при оценке внутриполитического положения в правящих кругах не было единства. Большинство считало, что война поможет стабилизировать внутреннее положение и отвлечёт народ от революционной борьбы. Наиболее дальновидные лидеры - С.Ю. Витте и П.А. Столыпин, предсказывали, что война, напротив, спровоцирует революцию. Так, Столыпин говорил, что «преждевременная, легкомысленно затеянная война, особенно, если её цели будут непонятны народу, станет роковой для России и для династии».

 
© www.txtb.ru