Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


5.1. Отношения России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР)

  Российско-японские отношения. В период 1990-х гг. отношения России с Японией были для нашей страны центральными в АТР. Приоритетная роль Страны восходящего солнца для России объяснялась несколькими причинами. Как уже отмечалось, во-первых, Япония являлась высокоразвитой экономической державой, сотрудничество с которой отвечало интересам российской экономической модернизации, во- вторых, Япония была главным стратегическим союзником США в Азии, что делало ее полезной и для развития всего западного направления внешней политики России. Со своей стороны, Япония испытывала к России интерес как к альтернативному поставщику сырья и энергоносителей. Не менее важной для Японии была и роль России в качестве возможного противовеса Китаю как новой региональной сверхдержавы.
  Российско-японские отношения в 1990-е гг. продолжились в рамках той линии, которая была намечена еще М.С. Горбачевым во второй половине 1980-х гг. Суть ее заключалась в попытках найти пути развития взаимных контактов, прежде всего в экономике, без серьезных политических уступок с обеих сторон. Важнейшей же проблемой двусторонних политических отношений был и до сих пор остается территориальный вопрос.
  В своих отношениях с Россией Япония пыталась связать решение территориальной проблемы с развитием экономического сотрудничества. На руку японцам в этом вопросе были и распад СССР, и углубление экономического кризиса в российской экономике в начале 1990-х гг. По этой причине был перенесен первый официальный визит в Японию президента Б.Н. Ельцина. Намеченный на 1992 г., он состоялся только в октябре 1993 г. Его наиболее важным итогом стало подписание Токийской декларации, в которой Москва заверила Токио в том, что намерена положительным для Японии образом разрешить территориальный спор вокруг группы островов Хабомаи и островов Шикотан, Кунашир и Итуруп. Сроки решения территориальной проблемы при этом не оговаривались.
  Хотел ли Б.Н. Ельцин дать импульс решению территориальной проблемы или только имитировал такое желание, до сих пор неизвестно. Но его визит, хотя и не привел к прорыву в отношениях, тем не менее, положительно сказался на развитии экономических связей двух стран. К 1995 г. объем двусторонней торговли достиг уровня 6 млрд долл. Имея положительное сальдо в торговле с Японией, Россия поставляла в эту страну сырьевые продукты, металл и энергоносители, а закупала машины и оборудование. В 1990-х гг. объем японских инвестиций в российскую экономику, однако, находится на достаточно низком уровне, и среди иностранных инвесторов по объему инвестиций Япония занимала только 11 место.
  В 1997-1998 гг. уровень политических отношений несколько повысился - состоялись контакты лидеров двух стран сначала в Красноярске, а затем и в японском городе Кавана.
  В ноябре 1997 г. во время встречи на высшем уровне в Красноярске был согласован «план Ельцина - Хасимото», предусматривавший расширение инвестиционного сотрудничества двух стран и содействие Японии реформам в Российской Федерации, которая выражалась в выделении кредитов под закупки Россией японских товаров. Несмотря на доверительный характер переговоров «без галстуков», прорыва в политических отношениях сторон снова не произошло, и мирный договор не был заключен. Прогресс в отношениях двух стран не состоялся в том числе и потому, что обострившиеся внутренние проблемы отвлекли лидеров России и Японии от решения двусторонних вопросов в пользу национальных.
  Подводя итоги российско-японским отношениям в 1990-е гг., следует отметить, что в это время наметилось, во-первых, улучшение экономического климата этих отношений, а во-вторых, началось постепенное превращение спорных островных территорий в объект российско- японского взаимодействия и взаимовыгодного сотрудничества.
  С избранием президентом России В.В. Путина политика России в отношении Японии стала более открытой. В отношении территориального вопроса Россия взяла на вооружение тактику, которую Япония много лет применяет в своих территориальных спорах с Китаем. Она выражается следующей формулой - «это наша территория, а вот вы у нас их оспариваете, у нас с вами проблемы нет, это ваша проблема». В плане сотрудничества стороны старались удовлетворить частные, нередко спонтанно возникающие интересы, которые, в конечном счете, распространились практически на все области, включая контакты по линии спецслужб и военных. «На японском направлении у России политика есть, но нет долгосрочной стратегии, в равной мере, как её нет и с японской стороны. И поэтому мы строим все наши взаимоотношения на решении текущих проблем» - отмечал в 2005 г. руководитель Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН В. Павлятенко. Отсутствие такой стратегии - не ошибка политиков и дипломатов, а следствие низкого уровня доверия между странами как на уровне политических лидеров, так и на уровне простых граждан. В этом плане российско-японские отношения в чем-то напоминают отношения Японии и Китая - в экономике дела идут нормально, а в политике и на уровне межличностных контактов остается множество нерешенных вопросов. Таким образом, российско-японские отношения - это недоверительные отношения партнеров, которые вынуждены сообща решать вопросы, представляющие взаимный интерес.
  Центральное место в двусторонних отношениях в 2000-е гг. занимала экономика. Встречи В.В. Путина с премьером Японии Е. Мори в 2000 и 2001 г., а также визит в Россию в январе 2003 г. японского премьера Д. Коидзуми подтвердили взаимное намерение углублять взаимное экономическое сотрудничество. Стороны стали осуществлять крупные проекты в области совместной разработки нефтегазовых месторождений в Сибири, Приморье и на Сахалинском шельфе. Японское правительство оказывало финансовое содействие в виде страхования торговли и выделения кредитов под эти проекты.
  В 2004 г. объем товарооборота между странами достиг рекордного уровня, превысив 8,8 млрд долл. (на 48,4 % больше, чем в 2003 г.). Товарная структура российского экспорта в целом существенных изменений не претерпела. Основу экспорта традиционно составляли металлы, включая цветные и драгоценные (37 %), морепродукты (27 %), лесоматериалы (11 %). Заметно - в 2,3 раза - возросли поставки в Японию минерального сырья и топлива (угля и нефтепродуктов, удельный вес которых увеличился с 13 до 20 %). В импорте из Японии преобладали машины и оборудование: транспортные средства, дорожно-строительная техника, электробытовые товары и средства связи. В числе наиболее важных проблем российского экспорта в Японию - крайне низкая степень переработки поставляемого сырья и продовольственных товаров. В особенности это касается морепродуктов, в экспорте которых Россия ежегодно теряет сотни миллионов долларов из-за отсутствия мощностей на российском Дальнем Востоке по их глубокой переработке.
  В ноябре 2005 г. состоялся официальный визит в Японию В.В. Путина, в ходе которого он отказался обсуждать с японскими политиками территориальный вопрос, отойдя, таким образом, от принципов Токийской декларации. Эта позиция российского лидера исходила как из возросшей экономической мощи страны, так и из-за неразберихи и разногласий между японскими политиками в территориальном вопросе. Смягчение японской позиции было вызвано прежде всего растущей мощью Китая, толкавшей официальный Токио к созданию системы региональных противовесов этой стране, с участием в том числе и России. По этим причинам твердая линия российского президента в территориальном вопросе была воспринята в Японии как данность и не повлияла ни на развитие экономических отношений двух стран, ни на решение японского правительства дать свое принципиальное согласие на вступление России в ВТО.
  В 2005-2007 гг. особенно заметно улучшилось отношение крупного японского бизнеса к идее сотрудничества с Россией. В частности, автомобилестроительные компании «Ниссан» и «Тойота» приняли решение о строительстве в России автосборочных производств. Другие компании - «Мицуи», «Марубени», «Мицубиси», «Ниссё Иваи», «Сумито- мо» также повысили свою активность на российском рынке. В основе этой тенденции лежит признание японским деловым миром факта укрепления политической стабильности, очевидного экономического прогресса России и предпринимаемых российским руководством мер по совершенствованию экономического законодательства. Вместе с тем японские бизнесмены продолжают говорить о проблемах российского налогового, валютного и финансового законодательств, неэффективности их исполнения.
  Российско-китайские отношения. К исходу первого десятилетия XXI в. отношения между Россией и Китаем заняли достойное место в системе межгосударственных отношений в АТР. Для России Китай - это в первую очередь сосед и крупнейший торговый партнер в АТР. Для Китая Россия - важнейший источник военных технологий и сырьевых ресурсов. История взаимных отношений уходит в древность и знает разные времена, но между этими странами никогда не было больших войн.
  Современная глава этих отношений открылась в годы перестройки, когда советский лидер М.С. Горбачев взял курс на нормализацию отношений с КНР после долгого периода взаимного отрешения, вызванного как идеологическими разногласиями компартий СССР и Китая, так и разными подходами к мировым делам.
  В мае 1989 г. М.С. Горбачев совершил визит в Китай, где стороны парафировали соглашение о разграничении основной части советско- китайской границы, а в 1991 г. в ходе визита в СССР Цзян Цзэминя был подписан договор о лимитации основной части границы. Поддержкой Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) в августе 1991 г. Пекин осложнил свои отношения с новой Россией. Но уже в 1992 г. Б.Н. Ельцин нанес официальный визит в КНР, в ходе которого было заявлено о необходимости развивать отношения, и уже в 1994 г. лидеры двух стран называли отношения своих стран конструктивными.
  Новый шаг в улучшении отношений был сделан в 1996 г., когда в ходе очередного саммита в Пекине стороны заявили о намерении развивать «стратегическое партнерство», основанное на равенстве и доверии. Тогда же был сделан еще один шаг в урегулировании территориальной проблемы. К концу века между странами оставались вопросы только по трем островам на реках Амур и Аргунь. Общие подходы разделяли стороны по югославскому кризису 1999 г., вместе поддерживали идею многополярного мира.
  С избранием В.В. Путина президентом России отношения между странами стали развиваться еще более энергично. В 2001 г. состоялся визит в Москву Цзян Цзэминя, который принес Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве сроком на 20 лет. В 2002 г. во время визита В.В. Путина в Китай стороны констатировали дальнейший прогресс в отношениях. Вскоре были полностью урегулированы пограничные споры. Речь идет о подписании и ратификации 14 октября 2004 г. российско-китайского Дополнительного соглашения о государственной границе на ее восточном участке, которое определило прохождение линии совместной границы на всем ее протяжении. По этому соглашению Россия уступила Китаю нескольких островов на пограничной реке Амур. Опросы общественного мнения в России, однако, показали, что 76,4 % россиян были против передачи этих островов (в том числе 51,9 % решительно против), только 12 % готовы поддержать этот акт. При этом среди жителей Сибирского федерального округа - 80,2 % против передачи островов, среди жителей Дальневосточного федерального округа - 79,2 % против. Таким образом, решение территориальной проблемы носило весьма противоречивый характер.
  Важным событием в истории двусторонних отношений стали первые совместные военные учения Вооруженных сил Российской Федерации и Народно-освободительной армии Китая (НОАК) «Мирная миссия - 2005», которые проходили 18-25 августа 2005 г. на территории России и Китая.
  В марте 2006 г. состоялся официальный визит В.В. Путина в КНР. Центральным его мероприятием стала официальная церемония открытия Года Российской Федерации в Китайской Народной Республике. По итогам переговоров В.В. Путин и Ху Цзиньтао подписали совместную декларацию, в которой стороны подвели итоги первого десятилетия российско-китайских отношений стратегического партнерства. Всего в ходе визита стороны заключили 28 межправительственных, межведомственных и коммерческих соглашений, затрагивающих различные области сотрудничества России и Китая. Лидеры двух стран приняли участие в работе Российско-китайского экономического форума, собравшего свыше 600 представителей деловых кругов.
  В 2007 г. Ху Цзиньтао нанес ответный визит в Москву для проведения переговоров с российским руководством и открытия Года Китая в России. В начале 2008 г. в Москве начал вещание российско-китайский канал «Китай».
  В экономическом сотрудничестве происходили наиболее заметные сдвиги. Объем российско-китайской торговли в 2006 г. достиг 30 млрд долл., а по итогам 2007 г. - 48,16 млрд долл. В результате Россия стала седьмым по значимости торговым партнером Китая, а КНР заняла третью позицию в ряду основных внешнеэкономических партнеров нашей страны. Стороны надеются, что в 2010 г. товарооборот возрастет до 60 млрд долл. Главной статьей российского экспорта в Китай является продукция ВПК. В 2008 г. Россия по-прежнему занимала монопольное положение на китайском рынке вооружений, т. к. страны ЕС и США сохранили эмбарго на поставки оружия в эту страну. Перспективными эксперты называют такие области экономического сотрудничества, как модернизация с участием России промышленных предприятий Северного Китая, продажа Китаю промышленных разработок российских ученых, строительство гидроэлектростанций и атомных станций, образовательные услуги России Китаю и др.
  В конце 2007 г. премьер России В. Зубков отмечал, что «серьезные отношения между Россией и Китаем вышли на беспрецедентно высокий уровень, эти отношения имеют не только сугубо двустороннее значение, но являются мощным позитивным фактором в мировой политике. Сложившаяся модель и практика наших двусторонних отношений является конкретным примером того, как нужно строить двусторонние отношения в XXI веке».
  По мнению директора Института политических исследований С. Маркова, достигнутый характер двусторонних отношений стал возможен благодаря тому, что, «во-первых, полностью решен пограничный вопрос. Во-вторых, Россия и Китай придерживаются примерно одинаковой политики в области межграничных государств, т. е. со Средней Азией они поддерживают, в основном, статус-кво и выступают против радикальных исламистов. В Северной Корее они выступают против развития ядерной программы, но в то же время и против военной операции и слишком жесткого давления на Северную Корею. Кроме того, обе стороны примерно одинаково подходят к проблеме Соединенных Штатов. То есть они как бы поддерживают лидерство Соединенных Штатов в тех моментах, где это лидерство является не эгоистичным и не нарушает интересы России и Китая. И в то же время выступают, соответственно, против тех проявлений лидерства США, которые эгоистично ориентированы на гегемонию США. Обе стороны ведут себя очень сдержанно на внешнеполитической арене. И та, и другая выступают против «оранжевых революций» как государственных переворотов, организованных во многом извне. Их внешняя политика реактивна, она является, скорее, реакцией на американскую позицию. Обе страны не обладают ясным и четким видением того, каким должен быть мир. Россия и Китай во внешней политике остаются очень пассивными, они не реализуют свои собственные внешнеполитические проекты».
  Особенностью российско-китайских отношений является контраст в их оценках, с одной стороны, официальной Москвой, с другой, некоторыми экспертами и общественностью России.
  Как уже отмечалось, россияне отрицательно относятся к передаче Китаю спорных островов на р. Амур, неурегулированной миграции из Китая, характеру экономических отношений, которые развиваются односторонне - Китай заваливает Россию своими товарами, китайские бизнесмены скупают российские предприятия. Россия, по мнению, россиян, проживающих на Дальнем Востоке, создает рабочие места для мигрантов из Китая, не получая взамен адекватных выгод. Показательно, что настороженная позиция общественного мнения России перекликается с существующими в США и Японии опасениями по поводу укрепления китайской мощи. Некоторые отечественные специалисты обращают внимание на эту проблему. По мнению, например, С. Караганова, Россия «еще не смогла полностью определить свое отношение к новому
  Китаю. Вследствие этого нельзя говорить о том, что ее внешнеполитические действия основаны на комплексном стратегическом подходе».
  Наиболее острым вопросом отношений России и Китая является экономика и двусторонняя торговля. Если исключить вооружения, то сырая нефть и круглый лес - вот что доминирует в объемах российского экспорта в Китай. В то же время ключевой статьей китайского экспорта в Россию стала машинотехническая продукция - ее поставки выросли в минувшем году почти на 90 %, до 8,7 млрд долл. В 2007 г. поставки из Китая в Россию транспортных средств почти удвоились, а экспорт китайского ширпотреба вырос на 278 %. «Сегодня, - отмечал в 2008 г. первый замдиректора Института экономики РАН Дмитрий Сорокин, - сложилась типично колониальная структура в торговле России и КНР. Мы им поставляем сырье, они нам экспортируют продукцию машино - строения».
  Отношения России с Северной и Южной Кореей. В советский период для Москвы ее отношения с северокорейским Пхеньяном были важнее отношений с южнокорейским Сеулом. Причина заключалась прежде всего в идеологическом родстве СССР и КНДР. Но уже «поздний» СССР пересмотрел свои отношения с Южной Кореей, видя в ней источник модернизации советской экономики и проводника советского влияния на корейском полуострове. В 1990 г. СССР установил дипот- ношения с Южной Кореей, вскоре началось оживление взаимной торговли.
  После распада СССР новое российское руководство взяло курс на одностороннее развитие отношений с Южной Кореей, контакты же с Севером были сведены к минимуму. Президент Б.Н. Ельцин в 1992 г. подписал с Южной Кореей Договор о дружбе и сотрудничестве и отказался продлевать аналогичный договор с Северной Кореей, который был заключен еще в 1961 г. Н.С. Хрущевым. Улучшению отношений России с Южной Кореей способствовали и общие либеральные взгляды, и взаимные симпатии двух народов, и надежды на взаимную выгоду в торговле.
  Потепление политического климата в отношениях России и Южной Кореи не вызвало, однако, столь же очевидного рывка в экономических контактах. Уровень торговли между странами в 1990-е гг. был стабильно невысоким - 2-3 млрд долл. в год. В то же время Россия потеряла связи с Северной Кореей - экономические отношения находились на уровне 100 млн долл., политические контакты были полностью заморожены. Будущие события показали, что курс Б.Н. Ельцина на односторонность в корейском вопросе был ошибочным. Одним из его негативных результатов была потеря Россией влияния на ход переговорного процесса по Северокорейской ядерной программе в 1994-1996 гг., что, конечно, не могло устроить российскую дипломатию.
  Перемены в политике России на корейском направлении начались в 2000-е годы. Уже в феврале 2000 г. министр иностранных дел России И. Иванов посетил КНДР, а летом того же года В.В. Путин подписал в Пхеньяне с северокорейским лидером Ким Чен Иром Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве взамен утратившего силу прежнего соглашения от 1961 года. В 2001 г. северокорейский лидер на поезде прибыл в Москву с официальным визитом, а в 2002 г. посетил приморский край. Россия, войдя в доверие к Пхеньяну, пыталась убедить его отказаться от продолжения военной ядерной программы. Однако эти уговоры не подействовали, и в 2003 г. Северная Корея объявила о своем выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и возобновила разработку ядерного оружия. Отметим, что выход КНДР из ДНЯО совпал с началом войны США против Ирака, который, как известно, отказался от создания ядерного оружия.
  КНДР же вела себя иначе, успешно испытав ядерное оружие в 2006 г. Тогда же власти КНДР заявили о готовности применить его против Японии и Южной Кореи в случае кризиса в отношениях с США. КНДР требовала от США гарантий ее безопасности и помощи в развитии мирной атомной энергетики. В августе 2003 г. в Пекине прошли шестисторонние переговоры с участием Северной и Южной Кореи, США, КНР, Японии и России, которые, однако, не привели к каким-либо конкретным результатам. Стороны лишь договорились о необходимости продолжения диалога. В дальнейшем переговорный процесс застопорился. В 2008 г. КНДР пообещала раскрыть сведения о своей ядерной программе, что было условием начала нового раунда шестисторонних переговоров о путях денуклеаризации корейского полуострова.
  Отношения России и Южной Кореи в 2000-е гг. развивались в целом динамично, хотя и несколько односторонне. Повысив уровень своих отношений с КНДР, Россия стала более интересной для Сеула, который пытается использовать в своих интересах возросшее влияние Москвы на Пхеньян. В 2005 г. состоялся саммит лидеров России и Южной Кореи, в 2006 г. - визит в Сеул российского премьер-министра. В феврале 2008 г. к власти в Южной Корее пришел новый президент Ли Мен Бак, в недавнем прошлом один из топ-менеджеров компании «Хендэ».
  На встрече премьер-министра России В.А. Зубкова с Ли Мен Бак во время его инаугурации была выражена взаимная заинтересованность в наращивании экономического сотрудничества по всем направлениям, включая космос, энергетику, высокие технологии, а также в реализации крупных инфраструктурных проектов, затрагивающих интересы всего региона, - таких, как соединение корейских железных дорог с Транссибом в интересах осуществления трансконтинентальных грузовых перевозок. В политической области российско-южнокорейские отношения могут столкнуться с проблемой все более очевидного раскола АТР в связи с усилением Китая, с которым у России сложились прочные стратегические отношения, в то время как Южная Корея тяготеет к США, считающих Китай главной геополитической угрозой в регионе в нынешнем веке.

 
© www.txtb.ru