Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


6.1. Государства в условиях информационной прозрачности

  Научно-техническая революция дала правительствам эффективные средства производства, хранения, тиражирования и передачи информации, укрепив тем самым их позиции на мировой арене. Однако аналогичные возможности получили и неправительственные субъекты. В результате положение тех и других постепенно выровнялось, и глобальное информационное пространство стало прозрачным и самоуправляющимся. Ведущей тенденцией эволюции системы внутренних и международных коммуникаций стал переход от преимущественно вертикальной к преимущественно горизонтальной модели массовых информационных процессов. «Информационная революция, - справедливо отмечал российский исследователь Д. Балуев, - существенно снизила, если не полностью устранила способность правительств контролировать информацию, получаемую населением».
  Информационная революция ограничила государственное насилие, смягчила остроту противоречий между странами, усилила роль демократических институтов и независимого общественного мнения в мировых делах. В то же время новые информационные технологии открыли дополнительные возможности для криминальной, в том числе и террористической деятельности в международных масштабах.
  Следует отметить, что главным фактором указанных изменений стали не столько сами новые технологии массовых коммуникаций, сколько изменение всей инструментальной базы развитых и некоторых переходных обществ, которое повлекло за собой энергичное распространение в широких слоях населения инверсивного типа отношений между людьми. Сложилась ситуация, при которой происходящие события стали приобретать сугубо относительный характер по отношению к каждому субъекту социальных отношений, а утвердившийся принцип «что хорошо для одного, может быть плохим для другого» был обязан явлению, которое злонамеренные действия одного человека по отношению к другим людям возвело в ранг экономически целесообразных и выгодных. Простые люди стали относится друг другу с опаской и недоверием, а информация, которая в прежние времена принималась ими «за чистую монету», стала подвергаться строжайшей проверке на достоверность. Принцип верификации сведений со временем распространился не только на личностный и деловой, но и на политический уровень. Это означало, что политической элите в развитых и некоторых переходных обществах стало труднее обманывать свой народ.
  Эпицентром информационной жизни стал мировой Интернет, который предоставил населению практически неограниченный доступ не только к политико-экономической информации, но и к тем данным, которые защищены авторским правом и должны распространяться только на коммерческой основе.
  Нынешнее поколение людей в развитых странах знает о своих политиках гораздо больше, чем предыдущее. В качестве иллюстрации можно привести следующий пример. Незадолго до смерти сорокового президента США Р. Рейгана Америка узнала о том, насколько тяжелобольной человек управлял страной в период с 1981 по 1989 г. Как известно, Рейган страдал болезнью Альцгеймера, которая нарушает у человека функцию памяти и речи. Явные признаки этого заболевания были у Рейгана уже в 1984 г., когда он во время предвыборных телевизионных дебатов с У. Мондейлом внезапно «забыл», что последние четыре года президентом США был он сам. При помощи умелой шутки Рейгану удалось выйти из неудобной для себя ситуации, а на следующий день телевизионным выступлением, записанным с помощью телесуфлера, действующий президент повысил своей рейтинг в глазах американцев. В конечном итоге Рейгану удалось выиграть выборы и продолжить работу в качестве главы Белого дома еще четыре года.
  Впредь любые появления Рейгана перед телекамерами тщательно готовились его помощниками. Журналистам на пресс-конференциях разрешалось задавать только те вопросы, с которыми администрация Белого дома была заранее ознакомлена, а на дополнительные вопросы Рейган старался не отвечать. Власти США в те годы весьма успешно создавали публичный образ Рейгана, который сильно отличался от того, каким в действительности был этот человек. Только после его смерти в 2004 г. общественность узнала о том, какому риску подвергались США в период президентства Рейгана и к каким катастрофическим последствиям мог привести сбой созданной им системы делегирования президентских полномочий многочисленному штату консультантов главы американского государства.
  Во времена Интернета такое вряд ли возможно. Компрометирующей информации о действующих политиках сегодня предостаточно и доступна она из любого уголка планеты. Например, еще в период правления Дж. Буша мл. весь мир облетели его комичные фотографии, изображавшие президента США с царапинами, полученными после падения с велосипеда. А под занавес его президентства в Интернете появились снимки, на которых глава американской администрации выглядел и вовсе неадекватным, глупым, позорящим США политиком. Имидж главы американского государства подпортили и З. Бжезинский, публично назвавший внешнюю политику этого президента некомпетентной, и режиссер М. Мур, снявший в 2003 г. фильм «Фаренгейт 9/11», в котором предста - вил Дж. Буша мл. с негативной стороны в связи с терактами 11 сентября 2001 г., и его коллега П. Йозеф, снявший в 2007 г. еще более резкий фильм «Дух времени», в котором фактически возложил ответственность за теракты 11 сентября 2001 г. на американские спецслужбы и крупнейшие банки. Не нужно доказывать, какой огромный ущерб эти материалы наносили репутации действующей администрации и всему международному престижу США, и американские политики рады были бы не придавать их мировой огласке, но не могли этого сделать. Следует заметить, что неприглядные эпизоды происходили и с европейскими лидерами. Например, канцлер Германии А. Меркель была «схвачена» фотографом за переодеванием в кустах в обнаженном виде. Фотографии по Интернету мгновенно облетели весь мир. В 2008 г. президент Франции Н. Саркози оказался в затруднительной ситуации, когда один из парижан публично отказался пожать ему руку. Политик, скривив лицо, обозвал его «идиотом». Неприглядный видеоролик немедленно появился в Интернете.
  Изобилие в доступной для общественности форме негативной информации о политиках изменило отношение людей к государству и его представителям. На смену сакральному образу политических деятелей пришло их новое восприятие - отчасти комичное, отчасти просто неприметное. Компетентное общественное мнение предъявляет государственным деятелям более высокие требования, способствуя более ответственному их поведению в вопросах как внешней, так и внутренней политики.
  Впервые с жесткими ограничениями на применение силы в условиях информационной прозрачности развитые государства столкнулись в период проведения операции «Буря в пустыне» в 1991 г. В ходе ее осуществления территория Ирака подвергалась массированным бомбардировкам авиацией союзников. В Багдаде же в это время работала репортерская группа П. Арнетта из телекомпании CNN. Находясь в гуще событий, Арнетт ежедневно появлялся на американских телеэкранах с новостями о страданиях мирных жителей Багдада в результате ударов ВВС США, а тогдашний президент США Дж. Буш всякий раз неуклюже оправдывался перед американскими журналистами и общественностью за ошибки в наведении высокоточных бомб на цели в Ираке, отдавая при этом своим генералам приказы делать все возможное для исключения жертв среди мирных жителей. Благодаря группе Арнетта, в той войне Багдад сумел избежать серьезных разрушений и потерь среди мирного населения, чего нельзя сказать, например, о другом иракском городе Басра, который сильно пострадал от авианалетов союзников. Отметим, что подобное участие телевидения в военном конфликте было беспрецедентным и показало, что общественное мнение способно ограничить применение силы в современном мире, даже если она служит морально оправданным целям.
  Другой, еще более показательный эпизод произошел с американскими войсками в 1993 г. в Сомали, где они участвовали в миротворческой миссии по доставке гуманитарных грузов глодающему населению этой страны. Чтобы тогдашний президент США Б. Клинтон отдал приказ о выводе американского контингента из этой страны, местным повстанцам было достаточно снять короткий видеоролик, в котором грузовик волочил по земле обнаженное тело убитого американского солдата. Видеокассета была показана в США по федеральным каналам и произвела шокирующее воздействие на общественное мнение.
  Информационная прозрачность внесла серьезные изменения в понятие информационной войны, которое распалось на традиционную и современную интерпретацию этого явления. Сходство концепций современной и традиционной информационной войны проявляется в эксплуатации участвующими сторонами неизменных качеств человеческой психики и наличии общей цели, различие - в способах ее достижения.
  Неизменными качествами человеческой психики являются внушаемость, неуверенность в собственных силах, поклонение авторитету. В странах третьего мира эти черты выражены сильнее, в развитых странах - слабее.
  Целью информационной войны является контроль над общественным мнением. По мнению отечественного исследователя В.Г. Красько, информационные войны ведутся «с целью изменения в желаемом направлении их психологических характеристик (взглядов, мнений, ценностных ориентаций, настроений, мотивов, установок, стереотипов поведения), а также групповых норм, массовых настроений, общественного сознания в целом».
  В военное время информационные кампании проводились для деморализации населения и войск противника, склонения его военнослужащих к сдаче в плен, а мирных жителей либо к сотрудничеству с оккупационной администрацией, либо к вооруженному выступлению против собственного правительства. В мирное время информационные кампании велись либо с целью сокрытия подготовки к военной агрессии и/или ее срыва, либо для улучшения отношения общественности сопредельных стран к своим инвестициям или товарам, повышения престижа своей страны за рубежом и пр.
  Техническая революция в средствах массовых коммуникаций изменила методы ведения информационной войны. В прошлом, когда государства могли регулировать информационные потоки, главным инструментом информационной войны была понятийная индоктринация.
  Напомним, что термин «индоктринация» означает обучение некоторой доктрине без ее критического восприятия, т. е. индоктринацией можно назвать некий алгоритм принуждения человека к совершению заданного поступка или принятия им в качестве достоверной определенной информации. Ключом к решению этой задачи является коллективный, подражательный рефлекс. Простым примером его действия является ситуация пресечения пешеходами уличного перекрестка - стоит одному начать движение, как другие следуют за ним.
  Понятийная индоктринация воздействует на человеческое сознание посредством одностороннего изложения фактов. Главное здесь - сконструировать видимость предельно масштабного, можно сказать, «всенародного» отношения к тому или иному событию. Для этого на каждого индивида нацеливается мощный, управляемый из единого центра поток информации, под напором которого человек «ломается», утрачивает критическое восприятие фактов и начинает принимать за «чистую монету» все, что видит и слышит из СМИ. Отметим, что понятийная индоктринация эффективна прежде всего в условиях централизованного контроля над движением массовых информационных потоков.
  Ее примером в новейшее время является информационная кампания правительства Ирака по окончании военных действий в Персидском заливе 1991 г. Потерпев сокрушительное поражение от коалиционных сил, С. Хусейн, тем не менее, объявил своему народу о «победе» над ними. Иракская общественность поверила своему лидеру, ибо к его точке зрения присоединились все иракские политики и СМИ, а информационный доступ к реальным событиям для большинства простых людей в Ираке был закрыт. Следует отметить, что наряду с информационным контролем активную роль здесь сыграла и особая интенциальность (настроенность) массового сознания на восприятие информации. Простые люди, особенно в закрытых, коллективистских или, точнее, «включенных» обществах, в которых индивидуальное целедостижение не является системообразующими фактором социальной жизни, предпочитают видеть насилие, а не созидание, слушать лесть, а не критику или хотя бы объективную оценку происходящего, которая может быть им просто неприятной. «Весть» о победе Ирака над Америкой стала для простых иракцев своеобразным информационным наркотиком, который в сущности представляет собой такой тип знаковой информации, которая может существовать совершенно автономно от обозначаемой ею реальности. Ее движущая сила - это состояние эйфории, которое она вызывает в массах.
  Современная информационная война, как правило, ведется в условиях информационной прозрачности, т. е. при наличии доступа населения к разным источникам информации. Когда люди имеют возможность сравнивать конкурирующие точки зрения, метод понятийной индоктри- нации теряет свою эффективность. На первый план выходят аргументация, искусство убеждения и публичной полемики. Такая работа требует очень серьезной теоретической подготовки, хотя на практике она не всегда эффективна - при разнообразии мнений люди начинают сомневаться в любой из существующих версий. В конечном итоге возникает ситуация информационной относительности, при которой ни одна из сторон не может склонить в свою сторону общественное мнение.
  Поэтому в современной информационной войне принципиальное значение приобрела имиджевая или «брендовая» индоктринация, смысл которой заключается в воздействии на массовое сознание эталонными стандартами.
  Действующими лицами имиджевой индоктринации являются не политики и политтехнологи, а актеры шоу-бизнеса, которые по известности и частоте появления в СМИ опередили многих государственных деятелей. Например, родившиеся в Австралии голливудские актеры Р. Кроу и М. Гибсон гораздо известнее в мире, чем премьер-министр этой страны Дж. Говард. А великий футболист Пеле и вовсе единственный, по-настоящему известный в мире бразильский гражданин. Не меньшей известностью пользуются и исполнители популярной музыки. И это не банальная известность, а имидж, который притягивает, вызывает массовое обожание, желание походить на своих кумиров. Современные женщины мечтают иметь губы, как у А. Джоли, овал лица, как у К. Найтли, фигуру, как у Дж. Биль, носить одежду тех брендов, которые рекламируют Э. Макферсон и В. Бекхэм.
  Созданный массовой культурой «гламурный», респектабельный образ Запада завораживает население стран «третьего мира», позволяя и западному бизнесу, и государствам без труда осваивать и эксплуатировать ресурсы, принадлежащие большинству человечества. Следует отметить, что не в последнюю очередь благодаря имиджевому воздействию Запад одержал верх над системой мирового социализма, развалил Советский Союз, добровольно присоединил и подстроил под свои экономические потребности весь восточноевропейский регион.

 
© www.txtb.ru