Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


3.7. Экологическая политика РФ

  Российская экологическая политика проделала сложную эволюцию. Периоды зарождения и развития сменялись на долгое время пресловутыми лозунгами «Нам нечего ждать милостей у природы - взять их наша задача!»
  Прообразом экологического регулирования можно считать развитие санитарного законодательства, наибольший вклад в которое одним из первых внес Петр I, установивший ряд прогрессивных санитарно-гигиенических законоположений, основанных на достижениях иностранной и отечественной науки того времени.
  Начало активной природоохранной деятельности приходится на конец XIX-начало XX века, совпавшие с массовым наступлением на окружающую среду развивавшейся промышленности. В это время под эгидой Императорского географического общества была создана постоянная природоохранительная комиссия. В ряде городов появились местные общества по охране природы. Некоторые российские исследователи отмечают, что уже тогда в России существовало движение за охрану природы (Экологическая политика / [под ред. С.В. Устинкина]. - Н. Новгород, 2003. - С. 55).
  В советский период экологическое регулирование резко отошло назад. Были практически утрачены четко определенные в законах Российской империи критерии оценки экологических правонарушений.
  Сформировавшиеся «снизу» путем гражданских инициатив в 20-е годы ХХ века экологические движения в условиях хозяйственной и политической централизации страны постепенно были сведены на нет. Образованная в 1924 году при поддержке государства первая официальная организация движения - Всероссийское общество охраны природы (ВООП) в условиях нараставшей централизации поставила главной целью содействие реализации государственной природоохранной программы, внедрению государственного планирования. Последовавшая вскоре индустриализация однозначно определила приоритеты не в пользу природоохранных мероприятий.
  Экологическое движение вновь обозначилось только к 60-м годам ХХ века. 1960-1970-е годы стали периодом пассивного экологического движения, когда возникали первые неформальные экологические организации, так как экологическая обстановка была в то время чуть ли не единственно политически безопасной сферой деятельности. С 1980-х гг. началась активная фаза экодвижения, связанная, с одной стороны, с международной обстановкой, а с другой стороны, аварией на Чернобыльской АЭС. С 1990-х годов вновь обозначился спад всего мирового экологического движения.
  До конца 1980-х годов в СССР практически не существовало законодательства в области экологии и экологической оценки, только в Уголовном кодексе были две статьи, относящиеся к экологическим правонарушениям. В РСФСР действовал закон «Об охране природы РСФСР» 1960 года. Государственные органы проводили природоохранные мероприятия, руководствуясь, к примеру, хозяйственным законодательством. Предпринимавшиеся меры были непоследовательными и часто оставались на бумаге в качестве договоров и соглашений.
  Начиная с 1970-х годов, появились некоторые базовые элементы экологической экспертизы. Однако эксперты имели доступ лишь к незначительному числу проектов, не учитывалось мнение населения, а главное - решение экспертизы не было напрямую связано с принятием решения за или против той или иной деятельности.
  С середины 1980-х годов государством стали вводиться концепции превентивного регулирования охраны окружающей среды. Был создан научно-технический совет по комплексным проблемам охраны окружающей природной среды и рациональному использованию природных ресурсов (МНТС).
  В конце 80-х гг. был издан Указ «О коренной перестройке дела охраны природы в стране», который уполномочил образованный Государственный комитет по охране природы проводить государственную экологическую экспертизу планов, программ, новых материалов и технологий. А с 1989 года запрещалось финансирование проектов и программ, не имеющих положительного заключения государственной экологической экспертизы.
  Недооценка вопросов сохранения экологического баланса при строительстве промышленных объектов в СССР, форсированное развитие экономики, проблемы командно-административной системы привели к резкому ухудшению медико-санитарной ситуации в РФ, демографическому спаду, росту финансовых затрат на природоохранные мероприятия.
  Политические и экономические реформы, начавшиеся в СССР в середине 80-х годов разрушили действовавшие механизмы принятия решений, в том числе в сфере экологии. После распада СССР в России некоторое время продолжало действовать советское природоохранительное законодательство, постепенно вытесняемое новыми нормами права.
  В настоящее время основы экологической политики России закреплены в Конституции РФ 1993 года, Федеральных законах «Об охране окружающей среды» 2002 года, «Об экологической экспертизе» 1995 года, Указах Президента РФ «О Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» 1994 года, Экологической доктрине РФ.
  Конституция РФ 1993 года закрепила право граждан РФ на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного их здоровью экологическим правонарушением. Правовое регулирование природопользования, охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности обозначено как предмет совместного ведения РФ и ее субъектов.
  Федеральным законом «Об охране окружающей среды» 2002 года были определены основные принципы охраны окружающей среды. Среди них названы следующие:
  • соблюдение права человека на благоприятную окружающую среду;
  • научно обоснованное сочетание экологических, экономических и социальных интересов человека;
  • ответственность органов государственной власти за обеспечение благоприятной окружающей среды и экологической безопасности на соответствующих территориях;
  • платность природопользования и возмещение вреда окружающей среде;
  • обязательность оценки воздействия на окружающую среду при принятии решений об осуществлении хозяйственной и иной деятельности;
  • обязательность проведения государственной экологической экспертизы проектов и иной документации, обосновывающих хозяйственную и иную деятельность, которая может оказать негативное воздействие на окружающую среду, создать угрозу жизни, здоровью и имуществу граждан;
  • приоритет сохранения естественных экологических систем, природных ландшафтов и природных комплексов;
  • сохранение биологического разнообразия;
  • запрещение хозяйственной и иной деятельности, последствия воздействия которой непредсказуемы для окружающей среды;
  • соблюдение права каждого на получение достоверной информации о состоянии окружающей среды;
  • ответственность за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды;
  • организация и развитие системы экологического образования, воспитание и формирование экологической культуры;
  • участие граждан, общественных и иных некоммерческих объединений в решении задач охраны окружающей среды;
  • международное сотрудничество Российской Федерации в области охраны окружающей среды.
  Экологическая политика в России осуществляется на законодательном, исполнительном и судебном уровнях, а реализуется на федеральном, региональном и муниципальном уровнях государственного управления.
  Законотворческую деятельность в области охраны окружающей среды осуществляют Совет Федерации и Государственная дума. В Совете Федерации за охрану окружающей среды отвечает Комитет РФ по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии. В состав Государственной думы входят Комитет по экологии и Комитет по природным ресурсам.
  Исполнительная ветвь власти в области охраны окружающей природной среды представлена Министерством природных ресурсов РФ, ответственным за осуществление государственной политики в области охраны окружающей среды; Министерством здравоохранения РФ, в состав которого входит ведомство, занимающееся санитарно-эпидемиологическим надзором; Гидрометеорологическая служба РФ, осуществляющая мониторинг состояния окружающей среды; Минатом РФ, занимающийся атомным надзором и устанавливающий порядок обращения с радиоактивными и опасными отходами; Министерство внутренних дел, в том числе занимающееся борьбой с экологическими правонарушениями; Федеральное агентство по образованию, реализующее государственный проект экологизации образования; Министерство сельского хозяйства, Министерство рыбного хозяйства.
  Данные органы государственной власти РФ занимаются координацией и реализацией мероприятий по охране окружающей среды; устанавливают порядок осуществления государственного мониторинга окружающей среды, подготавливают и распространяют ежегодный государственный доклад о состоянии окружающей среды; проводят государственную экологическую экспертизу.
  За экологические правонарушения устанавливается гражданско- правовая, дисциплинарная, административная и уголовная ответственность в соответствии с законодательством РФ. В целом, нормативно-правовая база экологической политики РФ не уступает общемировым стандартам, хотя и ей присущи серьезные недостатки. Так, остались несколько важных областей, не охваченных необходимыми законодательными актами, в том числе о разграничении прав собственности на природные ресурсы, о статусе зон экологического неблагополучия; об экологической безопасности; об охоте и охотничьем хозяйстве; о рыболовстве и охране водных биоресурсов; об экологических фондах и другие.
  Экологическая оценка включает в себя экологическую экспертизу и оценку воздействия на окружающую природную среду (ОВОС). Первая проводится для выявления соответствия намечаемой деятельности экологическим требованиям и определения допустимости реализации проекта.
  Вторая является процедурой оценки возможных последствий и экологических рисков.
  Экологическая экспертиза может быть государственной и общественной.
  В соответствии с Законом «Об экологической экспертизе», объектами государственной экологической экспертизы являются:
  • проекты правовых актов нормативного и ненормативного характера;
  • проекты комплексных и целевых федеральных программ;
  • проекты генеральных планов развития территорий;
  • все виды градостроительной документации;
  • проекты схем развития отраслей народного хозяйства;
  • проекты межгосударственных инвестиционных программ;
  • проекты комплексных схем охраны природы РФ, схем охраны и использования природных ресурсов;
  • проекты международных договоров;
  • материалы обоснования лицензий на осуществление деятельности, способной оказать воздействие на окружающую среду;
  • проекты технической документации на новую технику, технологию и др.
  Общественная экспертиза проводится по инициативе граждан и общественных организаций (объединений), а также по инициативе органов местного самоуправления общественными организациями (объединениями).
  Несмотря на существенную роль экологической экспертизы, она не обладает достаточной гибкостью, превентивные механизмы срабатывают лишь на поздних стадиях проекта. В этом плане ОВОС, которую многие исследователи рассматривают как предварительный этап экологической экспертизы, обладает рядом преимуществ: позволяет оценить на более ранней стадии проекта широкий спектр значимых воздействий на окружающую среду, предоставляет большую возможность вовлечения различных заинтересованных сторон в процесс принятия решений по новым разработкам. В России указанные преимущества не проявляются в должной мере в силу существенного отличия от западной практики принятия хозяйственных решений, а также неразвитости механизмов взаимодействия между субъектами гражданского общества, судебными структурами. Становится очевидным, что развитие экологического законодательства идет более быстрыми темпами, чем работа исполнительных и судебных структур, задействованных в решении экологических вопросов.
  Основные полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области охраны окружающей среды определены законом РФ «Об охране окружающей среды». К ним относятся:
  • определение основных направлений охраны окружающей среды на территории субъектов Российской Федерации, учитывающих географические, природные, социально-экономические и иные особенности субъекта Российской Федерации;
  • реализация федеральной политики в области экологического развития Российской Федерации на территориях субъектов РФ;
  • разработка, совершенствование и издание законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации по вопросам охраны окружающей среды;
  • разработка и утверждение нормативных и иных документов в области охраны окружающей среды, устанавливающих требования соответствующих федеральных нормативов и иных нормативных документов в области охраны окружающей среды на территориях субъектов Российской Федерации;
  • организация и осуществление в порядке, установленном законодательством Российской Федерации государственного мониторинга окружающей среды;
  • организация и проведение экологического страхования на территориях субъектов Российской Федерации;
  • формирование и использование средств целевых бюджетных экологических фондов субъектов Российской Федерации;
  • организация и развитие системы экологического образования и формирования экологической культуры на территориях субъектов Российской Федерации;
  • обеспечение населения достоверной информацией о состоянии окружающей среды на территориях субъектов Российской Федерации и т. д. (см. ФЗ РФ «Об охране окружающей природной среды». - 2002).
  Очевидно, что на формирование механизмов принятия природоохранных решений оказывает влияние региональная специфика: политические традиции, степень развития общественных движений, приоритеты экономического развития и др.
  Следует также учитывать, что реализация экополитики в России происходит с учетом международных факторов, прежде всего, межгосударственного согласования целей экологического регулирования, а также стремления российских компаний добиться конкурентоспособности на мировых рынках (см. Блам И. От «латания дыр» к целостной стратегии // Pro et contra. - Зима 2002. - С. 59-60). Организации развивают свою экополитику в пределах экологических предписаний, разработанных обычно неправительственными организациями. При этом цели очевидны: создание «экологически положительного имиджа», благоприятного для развития внешнего партнерства.
  За годы реформ экополитика выделилась в относительно самостоятельную сферу политической практики. Само понятие экополитики в России трактуется неоднозначно, начиная от охраны природы и заканчивая средоохранной, средовоспроизводствениой деятельностью. В этой связи представляет интерес мнение общественности о роли экологической политики в России.
  В качестве приоритетов экологической политики общественность, согласно экспертным опросам, выделяет борьбу с рисками прошлого, опасностями и катастрофами настоящего, сохранение среды обитания для будущих поколений. Власть, научное сообщество и общественные движения борются за лидерство в определении этих приоритетов.
  Властные структуры наименее чувствительны к динамике экологической ситуации. Экологическая наука не может адекватно рефлексировать в силу недостаточного финансирования. Институциональным ответом на вызов рискогенной динамики становится формирование в России экологического движения.
  В настоящее время, по мнению многих исследователей, экологическая политика России - как доктрина и как политическая практика - находится в точке бифуркации: ее содержание и вектор развития неопределенны (Яницкий О. Российская экополитика в трех измерениях // Pro et contra. - Зима 2002. - С. 31). В России используется весь инструментарий экологической политики, однако его эффективность низка. Движение от директивной к сетевой средовой модели экополитики делает необходимым пересмотр всей философии российского экологического инструментализма. (Яницкий О. Российская экополитика в трех измерениях // Pro et contra. - Зима 2002. - С. 32). Практика показывает, что более эффективно сочетание командно-административных мер (например, нормирование предельно допустимых уровней загрязнений) с «рыночными подходами» (налогообложение, платы за выбросы и т. д.).
  При отсутствии достаточного финансировании со стороны федеральных органов вероятность реализации любого детально проработанного экологического проекта чрезвычайно низка. Благоприятные для окружающей среды действия оказываются, как правило, либо случайными, либо являются результатом международных соглашений.
  Экополитика также зависит от ее научного обеспечения: выявление экологических проблем, создание банков данных эколого-экономической информации, моделирование оптимальных природоохранных программ и т. д.).
  Последовательное, а не комплексное решение экономических, социальных и экологических проблем, ставит последних в конец очереди. Ком- пенсаторский характер экологической политики позволяет стабилизировать уровень воздействия на окружающую среду и нейтрализовать нанесенный ущерб. Но это оправдано только для переходной экономики, возможности которой ограничены. Одновременное решение названных проблем позволит не только ослабить воздействие на окружающую природную среду, но и улучшить экономические показатели.
  Оценивая экологическую обстановку в России, характеризуя экополитику РФ, нельзя не учитывать роль экологической компоненты в геополитической безопасности России.
  Реализация экополитических интересов России, равно как и любой другой страны, наталкивается на сопротивление других государств, запуская экополитические конфликты. Практика экспорта экологических проблем за пределы собственного государства (так называемая политика экоимпериализма) угрожает национальным интересам нашей страны, становится серьезным вызовом отдельным регионам России или стратегически значимым для нее соседним государствам. В связи с этим возникает настоятельная необходимость оценить конфликтогенный потенциал экологического фактора на территории РФ, выявить зоны повышенного риска.
  Ярким примером экополитического конфликта, угрожающего безопасности России является ситуация в Каспийском регионе.
  На сегодняшний день Каспийское море - единственный в мире водоем, обладающий сразу двумя видами черного золота, высоко котирующимися на региональных и мировых рынках: нефтью и икрой осетровых. В итоге в регионе переплелись два типа конфликтов: моноресурсный и ва- риативно-полиресурсный. Первый связан с так называемыми «осетровыми войнами», и основными субъектами здесь выступают Россия и Иран.
  Второй тип конфликта состоит в различных стратегиях национального развития государств, связанных с наличием ресурсов. Так, одна группа государств (Азербайджан, Казахстан, Туркменистан) считает основным источником благосостояния и решения собственных социально-экономических проблем нефтегазовый бизнес в Каспийском море. По мере роста разведанных запасов нефти и газа возрастает значение каспийского региона для стран ЕС, Китая, США, Японии, Турции, расположенных за пределами этого геополитического ареала. Так, Турция видит в нефтяной стратегии способ снижения стратегической зависимости от Ближнего Востока. Нефтегазоносные возможности каспийского региона впечатляют: доказанные запасы составляют около 4 % мировых запасов углеводородов (2-4 млрд тонн); прогнозы доводят цифры до 30 млрд тонн (Кокшаров А. Два полюса Каспийского моря // Эксперт. - 2002. - № 20. - С. 52). К 2010 г. ожидается добыча 140 млн тонн (Рубанов И. Нефть, которую мы теряем // Эксперт. - 2004. - № 41. - С. 34-35.) В обиход вводятся новые названия Каспия: «Нефтяное озеро», «Второй Персидский залив».
  Другая группа государств (Россия и Иран) имеют нефтяные месторождения в других частях своей территории, поэтому нефть и газ Каспия не являются для них ни единственными, ни приоритетными, в том числе и из- за высокой себестоимости. Более выгодной представляется продажа биоресурсов, прежде всего осетровых. Конфликт осложняется тем фактом, что осуществление национальных интересов России и Ирана неотделимо от сохранения биоресурсов закрытого Каспийского моря, что несовместимо со строительством промышленных объектов на его территории и наталкивается на сопротивление государств первой стороны конфликта.
  Разработки нефти и газа в азербайджанском, казахстанском и в других секторах Каспийского моря, не могут гарантировать безаварийное производство. Согласно экспертным оценкам, даже при нормальном режиме добычи нефти каждая буровая установка выбрасывает в водную среду: нефти 30-120 тонн, бурового шлама 150-400 тонн, буровых выработок 200-1000 тонн (Рубанов И. Нефть, которую мы теряем // Эксперт. - 2004. - № 41. - С. 34-35).
  Экологические последствия катастроф на морских буровых (а это не исключается при активной штормовой и ледовой обстановки Каспия) могут затронуть 10 млн населения. Случаи сокрытия аварий (или масштабов их последствий) не единичны. Достаточно вспомнить пожар на Тенгизском месторождении, в результате которого были загрязнены нерестилища осетровых в северо-восточной, заповедной части Каспия, или аварийный разлив нефти на разведочной скважине нефтегазоконденсатного месторождения Кашаган. Кроме того, в нефти данного месторождения содержится до 35 % серы, что неизбежно поднимает проблему ее утилизации.
  К этим фактам следует добавить прогноз ряда ученых о повышении уровня Каспия к 2020 году до отметки 22 м, что на 5 м выше современного, это может привести к затоплению буровых платформ.
  Пока идет спор, что выгоднее, осетровые или нефть, и можно ли совмещать и то, и другое, численность осетровых сокращается. Если в 19701980-х годах СССР вылавливал на Каспии 25 000-28 000 тонн осетровых и производил 2500 тонн черной икры (около 90 % всего мирового производства), то к настоящему времени улов осетровых рыб на Каспии сократился до 3000 тонн. Примерно столько же добывают браконьеры (Шадрина Е. Большая каспийская икра // Индекс безопасности. - 2007. - № 1. - С. 95).
  К клубку противоречий между указанными сторонами конфликта, а также внутри их самих добавились региональные амбиции государств.
  Ситуацию осложняют такие взаимосвязанные факторы, как милитаризация прикаспийского региона, а также опасность военного столкновения между США и Ираном, вероятность вооруженного конфликта между прикаспийскими государствами.
  Военный инцидент на Каспийском море в июле 2001 года, когда иранские военные катера и авиация под угрозой применения силы заставили азербайджанское геолого-разведочное судно покинуть спорную каспийскую территорию, где Азербайджан совместно с английскими компаниями собирался проводить разведочные работы, говорит о реальной возможности такого вооруженного конфликта. Из-за происшествия на границе западные компании более осторожно стали рассматривать перспективы сотрудничества с Азербайджаном.
  Казалось бы, нестабильность южных проектов позволит России и Казахстану в более спокойной обстановке заниматься освоением северного Каспия, пока главный конкурент, представляющий опасность и для биоресурсов, и для энергоресурсов, нейтрализован. Однако все это временный эффект, так как основная проблема - определение международноправового статуса Каспийского моря не решена.
  Отсутствие положительных для России результатов в данном регионе может иметь далеко идущие последствия, выходящие за рамки экологической деградации ресурсов. Среди них и обострение политической ситуации в Дагестане, и возможные новые трения между государствами.
  Другим свидетельством политизации экологических конфликтов служит ситуация в Центральной Азии. Аральский кризис - это наиболее яркий пример экологической проблемы с серьезными социально-экономическими последствиями, которая прямо или косвенно затрагивает все государства Центральной Азии и используется ведущими акторами геополитического процесса в своих интересах.
  Речь идет о многогранном комплексе проблем, вызванных высыханием Аральского моря и накапливающихся с 50-х годов ХХ века, когда началось крупное освоение новых земель и регулирование водных объектов заменили искусственным управлением. Земли использовались для выращивания хлопка и риса, составлявших соответственно 95 % от всего хлопка и 30 % риса в СССР (см. Новиков Р.Ю. Экологические программы ООН для Центральной Азии // Мировая экономика и международные отношения. - 2001. - № 5. - С. 18). Кризисная ситуация сложилась в результате непродуманного использования природных ресурсов на основе развития орошаемого земледелия и роста объемов безвозвратного водопотребления на орошения из Амударьи и Сырдарьи. К 80-м годам XX века Аральское море потеряло 75 % своего объема и 50 % территории, отступив от берегов местами на 100-120 км и оставив после себя 3,5 млн га засоленной пустыни.
  С крахом СССР в Казахстане, Узбекистане, Туркмении, Таджикистане и Киргизии активизировалась деятельность ЮНЕП, Всемирного банка, международных экологических организаций. К ней подключились представители США, ФРГ, Франции, Великобритании, Италии и других стран. Вывод был неутешителен: весь регион охвачен экологической катастрофой. Без решения экологической проблемы Аральского моря неизбежен дефицит водных ресурсов и возникновение на этой почве конфликтов с сопредельными государствами.
  Уже в 1992 году ЮНЕП предложил ряд мер по ограничению водопользования, введению платы за него, сокращению сбросов загрязненных вод в реки, переоборудованию системы орошения и внедрению новых сельскохозяйственных технологий. К 1995 году был создан Международный фонд спасения Арала. Однако помощь со стороны Запада будет лишь при условии использования собственных уставных средств государств- учредителей или при ежегодном отчислении в Фонд фиксированного процента от своего ВВП. Государства Центральной Азии не могут себе позволить роскоши решения экологических проблем в ущерб экономическим. Отстранена от участия в процессе решения аральской проблемы и Россия, позиционирующаяся странами Запада как преемница СССР, который привел к экологической деградации страны Центральной Азии. В итоге, Центрально-Азиатские государства ориентируются на Запад как лидера мирового экополитического процесса.
  Вызывает серьезные сомнения, что Всемирный банк когда-нибудь согласится на привлечение к проекту российских ученых, отстранив от источников финансирования западных исследователей. Согласно правилам, 80 % всех средств, выделенных на экспертизу проекта в странах СНГ, должно выплачиваться западным консультантам. Одновременно в выигрыше окажутся японские строительные фирмы. Так, по условиям кредита Туркменистану для реализации Национальной программы действий по окружающей среде большую часть от него получили японские фирмы за поставку тяжелой техники для гидростроительных работ на сумму 3,5 млн дол. (см. Экология и права человека. - (www.seu.ru/members/ucs/eco-hr/650.htm)). Это еще один пример ослабления влияния России на мировой экополитический процесс.
  Данные факты наглядно демонстрируют, что политический характер проблем экологической безопасности детерминирует как внутригосударственные, так и внешнеполитические отношения России. Обвинения стран Балтии в адрес России в ухудшении экологической обстановки имеют вполне понятную газовую подоплеку. Демонстративное неприятие США и странами Центрально-Восточной Европы предложений о придании Охотскому морю статуса охраняемой территории объясняется не стремлением следовать принципам международного права, в частности свободе рыболовства, а боязнью лишиться «лакомого» источника доходов. И даже пресловутый спор о разрешении ввоза отработанного ядерного топлива в Россию, использованный как площадка для политических дебатов, обнажил серьезную дилемму. С одной стороны, веский довод о превращении России во всемирную ядерную свалку, с другой стороны, нельзя отбрасывать аргументы, что для утилизации отходов у нас имеются и технологии, и специалисты, не хватает, как всегда, финансов.
  Вытеснение России из ее традиционных сфер влияния под лозунгом стабилизации экологической обстановки, участие в экополитических конфликтах на Каспии, Аральском и Охотском море, давление в вопросах утилизации ядерных отходов, свидетельствуют о включении экологического фактора в структуру геополитической безопасности государства. Конечно, в условиях ресурсной конкуренции избежать ресурсных конфликтов практически невозможно, но ослабить напряженность вполне под силу. В этой связи значимым фактором укрепления национальной безопасности может стать активизация регионов России в осуществлении экополитики.

Основная литература

  Никаноров А.М. Глобальная экология / А.М. Никаноров, Т.А. Хоружая. - М., 2000. - 284 с.
  Рогожина Н.Г. Региональная экополитология / Н.Г. Рогожина. - М., 1999. -163 с.
  Экологическая политика / [под ред. С.В. Устинкина]. - Н. Новгород, 2003. - 151 с.
  Экология / [под ред. С.А. Боголюбова]. - М., 2002. - 286 с.
  Экология / [под ред. В.В. Денисова]. - Ростов н/Д. - 2004. - 671 с.
  Экологическое право / [под ред. О.Л. Дубовика]. - М., 2005. - 767 с.

Дополнительная литература

  Бринчук М.М. Российско-германское сотрудничество по праву окружающей среды / М.М. Бринчук, О.Л. Дубовик, К. Шмидт // Государство и право. - 1994. - № 7. - С. 181-184.
  Вылегжанина Е.Е. Природопользование и сохранение окружающей среды в Европейском союзе : новые правовые подходы / Е.Е. Вылегжанина // Право и политика. - 2003. - № 2. - С. 97-105.
  Гилхус П. Экоменеджмент и экоаудит : Новая перспектива для современного регулирования и правоприменения / П. Гилхус // Современное экологическое право в России и за рубежом. - М., 2001. - С. 64-68.
  Голубецкая Н.П. Новые задачи природоохранной политики в условиях изменяющегося положения в Европе / Н.П. Голубецкая // Журнал российского права. - 2000. - № 8. - С. 78.
  Иванова А.Л. Право ЕС об обращении с отходами / А.Л. Иванова // Юридический мир. - 2003. - № 9. - С. 35-48.
  Игнатьева И.А. Принципы экологического законодательства / И.А. Игнатьева // Государство и право. - 2003. - № 9. - С. 36-45.
  Калиниченко П.А. Защита экологических прав в законодательстве Европейского сообщества / П.А. Калиниченко // Экологическое право. - № 2. - 2003. - С. 55-60.
  Краев Н.В. Правовая охрана животных, занесенных в Красную книгу России / Н.В. Краев // Экологическое право. - 2004. - № 3. - С. 24-32.
  Кремер Л. Экологическая политика Европейского союза / Л. Кремер // Современное экологическое право в России и за рубежом / под ред. О.Л. Дубовика. - М., 2001. - С. 9-18.
  Лопашин В.Н. Экологическая безопасность: проблемы конституционной законности / В.Н. Лопашин // Государство и право. - 2004. - № 2. - С. 21-31.
  Обзор законодательства государств-членов СНГ и стран Балтии : Вопросы сотрудничества в области охраны окружающей среды // Законодательство и экономика. - М., 1995. - Вып. 21/22. - С. 157-159.
  Охрана окружающей среды в деятельности европейского сообщества (международно-правовой аспект). - М., 2001.
  Петров В.В. Экологическое право России / В.В. Петров. - М., 1995. - 557 с.
  Петрова Т.В. Экономический механизм реализации эколого-правовых норм / Т.В. Петрова. - М., 2000. - 64 с.
  Ренгелинг Г.В. Европейский кодекс окружающей среды: утопия или действительность? / Г.В. Ренгелинг // Экологическое право. - 2003. - № 3. - С. 34-35.
  Соколова Н.А. Международное право и российское экологическое законодательство / Н.А. Соколова // Сибирский юридический вестник. - Иркутск, 1999. - № 2. - С. 66-68.
  Третьякова А.А Экологические права граждан по законодательству государств-членов Европейского союза : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2001. - 18 с.
  Третьякова А.А. Экологические права граждан по законодательству государств-членов Европейского союза. - М., 2003. - 207 с.
  Pro et contra. Экология и политика. - Т. 7. - № 1. - 223 с.

 
© www.txtb.ru