Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


3.3. Движущие силы и факторы экономического роста АСЕАН

  Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) длительный период оставалась в центре внимания из-за тех достойных удивления темпов роста и экономических трансформаций, которые демонстрировали входящие в нее государства. АСЕАН стала символом и знамением успехов Азии, в то время как Япония уже давно отождествлялась с западным миром. За последние два года интерес к зоне АСЕАН приобрел иной контекст - страны Ассоциации оказались в эпицентре глобального финансово-экономического кризиса. Происшедший обвал дает повод заново и точнее оценить путь, пройденный странами группировки, сильные и слабые стороны их экономических систем, потенциал выживания и развития.
  Действительно, до недавнего времени некоторые страны региона, а именно страны-учредители АСЕАН считались “чемпионами” по развитию, успешно переходившими из ряда развивающихся в категорию “новых индустриальных”. Однако, не умаляя достижений АСЕАН, можно поставить вопрос о качестве и сбалансированности достигнутого роста, его финансовой стороне. Ассоциация пользовалась репутацией самой или одной из самых жизнеспособных и дееспособных группировок развивающихся стран, что привлекло к ней новых членов, включая ее бывших антагонистов. В результате Ассоциация сегодня охватывает практически всю Юго-Восточную Азию.
  Как известно, главная задача созданной в августе 1967 г. Ассоциации стран Юго-Восточной Азии - содействовать социально-экономическому процессу и повышению благосостояния учредивших ее стран: Индонезии, Малайзии, Сингапура, Таиланда, Филиппин, к которым в 1984 г. присоединился Бруней. Позднее в ряды Ассоциации были приняты Вьетнам, Лаос, Бирма и, наконец, Камбоджа. АСЕАН ныне объединяет, таким образом, как континентальные, так и островные страны Юго-Восточной Азии, как рыночно продвинутые, относительно открытые, активно участвующие в международных обменах, так и задержавшиеся в развитии, остающиеся достаточно замкнутыми.
  Если говорить о старых членах интеграционной группировки, то среди них следует выделять такие малонаселенные мини-государства, как Сингапур и Бруней, которые имеют высокий уровень подушевого дохода, и четверку в составе: Индонезия, Малайзия, Таиланд и Филиппины, с большими людскими ресурсами и значительными запасами полезных ископаемых. Процветание Брунея достигнуто исключительно за счет его нефтяных богатств, является как бы даром природы и результатом деятельности транснациональных нефтяных компаний. Сингапур, экономическая функция которого ранее ограничивалась обслуживанием военно-морских сил Великобритании, стал центром современной обрабатывающей промышленности. Сфера услуг предоставляется в более широком спектре (финансовые, информационно-технологические, транспортные, складские и коммуникационные). При этом соседним странам, несмотря на все усилия, не удалось перехватить у Сингапура некоторые функции, они лишь заставили его предлагать услуги более высокого качества и нового формата.
  Упомянутая асеановская четверка исторически была связана с первичным сектором, т. е. добычей сырья и сельскохозяйственным производством. Это обстоятельство явно задержало процесс индустриализации стран АСЕАН, так как сырьевой экспорт обеспечивал первоначально значительные доходы. Бедная природными ресурсами Южная Корея вступила на путь индустриализации раньше. Другая характерная черта группировки заключалась в неравномерном распределении богатств и доходов, поскольку природными ресурсами владела узкая группа, в частности представители знати.
  В конце 60-х гг. китайский фактор (страх перед радикально настроенным Китаем) послужил импульсом сближения стран Ассоциации, в том числе и в экономической сфере. Политически мотивированная интенсификация внутриасеановских связей мало отразилась на процессе индустриализации, который не подвигнул ощутимым образом страны АСЕАН к более тесной интеграции. Реализация какого-либо промышленного проекта в одной из стран АСЕАН совсем не обещала цепной реакции для соседей в виде размещения заказов на производство комплектующих и компонентов.
  В ходе субрегиональной интеграции на базе АСЕАН планировалось совместными усилиями создать ряд крупных предприятий, воплощающих политическую волю к образованию единого экономического пространства. Здесь в большей степени присутствовал политический подтекст, оттеснявший на второй план коммерческую целесообразность. Асеановские проекты (создание совместных производств с долевым участием и финансированием стран-членов и предоставлением преференций для сбыта произведенной на них продукции внутри асеановской зоны) не были ориентированы на трудоемкие технологии, которые лежат в основе участия стран-членов в глобальном разделении труда. Минимизация издержек производства не фигурировала среди главных мотивов, стоявших за планами совместного индустриального развития стран АСЕАН, что и предопределило их судьбу. Одним из центральных пунктов в повестке дня Ассоциации был вопрос о стимулировании обменов между странами-членами, поощрении взаимной торговли путем снижения таможенных тарифов. Эффект и здесь оказался довольно ограниченным. На нынешнем этапе органы Ассоциации даже не рассматривают введение единого таможенного тарифа АСЕАН, подобного принятому ЕС. Куда большее значение придается планам либерализации торговли в более широких географических масштабах, а именно в рамках Восточной Азии.
  Сейчас акцент делается на поощрение любых инвесторов, без каких- то особых предпочтений асеановским. Если удельный вес внутриасеановской торговли во всем объеме товарооборота стран Ассоциации за все годы ее существования так и не вырос, то доля торговли внутри восточно-азиатской группы (стран АСЕАН +Япония+Китай+Тайвань- +Южная Корея+Гонконг) увеличились с 26,3% в 1985 г. до 39,5% в 1997 г. Далеко неслучайный характер носила и выдвинутая в начале 90-х гг. премьер-министром Малайзии идея о создании Восточно-азиатского экономического форума в указанном составе, что отражало понимание ограниченных возможностей АСЕАН.
  В период кризисных потрясений внимание еще больше стало смещаться в сторону международных финансовых организаций, а не на поиск “внутриасеановских резервов”. Сейчас перед посткризисной ЮгоВосточной Азией стоят гораздо более актуальные и острые проблемы, чем обсуждение оптимальных схем интеграции. Сегодня страны АСЕАН идут каждая собственным курсом, не рассчитывая на взаимопомощь в рамках группировки и проведение единой экономической политики. Однако АСЕАН ни в коем случае нельзя списывать в архив. Асеановс- кий механизм продолжает функционировать и генерировать различного рода инициативы и проекты.
  Особое внимание следует обратить на кризис 1997-1998 гг.: экономический кризис мало отразился на ее функционировании как субрегиональной организации. И, наоборот, АСЕАН как межгосударственная организация не оказала сколько-нибудь серьезного воздействия на ход кризиса и остроту его проявления. Стихия рынков, в данном случае 58 финансовых, органами АСЕАН никак не регулируется, хотя практикуются регулярные встречи министров.
  Все сколько-нибудь важные экономические решения принимаются на национальном уровне. Каждый из членов этой организации, как отмечалось, следует своей собственной стратегии развития, а деятельность АСЕАН коренным образом на выбор экономических приоритетов и промышленную политику стран-членов не влияет. Далее, АСЕАН не располагает и сколько-нибудь значительными средствами, общими фондами, на которые могли бы рассчитывать страны, оказавшиеся в наиболее сложном положении, группировка не в состоянии ни простимулировать, ни наказать (в отличие от МВФ, Всемирного банка и азиатского банка развития). Обещанная помощь, в том или ином объеме, придет из-за пределов Юго-Восточной Азии. Так, США и Япония обещали выделить стабилизационный фонд в размере 30 млрд дол.
  Обвинения в том, что АСЕАН ничего не предприняла в связи с кризисом, генеральный секретарь организации Родольфо Северино парировал ссылкой на ОАГ: “А разве Организация американских государств сделала что-либо в связи с мексиканским кризисом?”.
  Наряду с этим финансово-экономические потрясения сокращают масштабы торгово-экономических обменов и возможности стран-членов сообщества финансировать совместные, т. е. общеасеановские проекты и программы. Индонезийский кризис в наибольшей мере отразился на соседней и этнически родственной Малайзии, хотя прямые экономические обмены большого развития между двумя странами не получили. В какой-то мере отрицательные последствия происходящего в Индонезии “прочувствовали” в Сингапуре: сократилась обработка экспортных грузов, уменьшились потребительские закупки, которые делали состоятельные индонезийцы в этом городе-государстве, упал спрос на посреднические услуги. Таиланд и Филиппины были задеты событиями в Индонезии в меньшей степени.
  Важно констатировать следующее: синхронность кризиса, наступившего в большинстве стран-членов региональной группировки, лишила более благополучные страны возможности, пусть даже теоретической, проявить солидарность с жертвами кризиса. Но даже если бы дело обстояло иным образом, в распоряжении избежавших кризиса стран были бы довольно ограниченные ресурсы (предположим, для некоего стабилизационного фонда) и еще более ограниченная готовность поделиться ими с партнерами по Ассоциации.
  Как бы то ни было, в конце 1998 г. Таиланд выступил с инициативой о создании общеасеановской системы социальной безопасности для решения внутренних проблем, представляющих угрозу национальной безопасности. Последовала немедленная критика со стороны Лаоса и Бирмы, которые сочли эту идею, направленной против них. Если говорить о Бирме, то АСЕАН оказывает этой стране, пользующейся на западе репутацией изгоя, покровительство, вовлекая ее в международное сообщество и оберегая от остракизма. В целях поощрения притоков иностранных инвестиций на ханойском форуме были объявлены следующие меры. Каждая из стран АСЕАН соглашается предоставить для отвечающих определенным требованиям инвесторов, как из стран АСЕАН (так и из стран, не состоящих в данной организации), подавших с 1 января 1999 г. до 31 декабря 2000 г. заявки на инвестиции на обрабатывающую промышленность и получивших одобрение следующие льготы:
  - освобождение минимум на три года от уплаты налогов на корпоративные доходы или 30% снижение налога на инвестиции (там, где он существует);
  - разрешение на взятие в аренду участков для промышленного использования минимум на 30 лет;
  - наем иностранного персонала;
  - ускоренное прохождение таможенных процедур.
  Как отмечал генеральный секретарь АСЕАН Р. Северино, Ассоциация “движется в направлении стирания граней и отличий между асеа- новскими и неасеановскими инвесторами”.
  Вполне возможно, что новый пакет предложений и программ АСЕАН ожидает судьба предшествующих документов, т. е. они останутся декларацией намерений, потонут в согласованиях на региональном уровне. Если что-то и будет предприниматься, то, скорее всего, на национальном уровне, со слабой или символической увязкой с общеасеанов- скими мероприятиями.
  В марте 1999 г. состоялось первое заседание Совета по инвестициям АСЕАН, на котором обсуждались практические шаги по созданию единой инвестиционной зоны. Западные и некоторые местные наблюдатели оценили предлагаемые Ассоциацией льготы как недостаточные. В частности, ставился вопрос, что преференциальный режим рассмотрения инвестиционных заявок не должен ограничиваться инвестиционными предложениями, поданными до истечения 2000 г.
  В деле привлечения иностранных инвестиций странам АСЕАН в любом случае предстоит серьезное соперничество, прежде всего с Китаем. В свое время такая конкуренция ожидалась и со стороны восточноевропейских стран. Здесь страны АСЕАН воспринимают себя как единое целое в гораздо большей степени.
  Тем не менее, страны группировки по-разному отреагировали на балканский кризис, разразившийся весной 1999 г., Вьетнам и Таиланд осудили бомбардировки Югославии. Филиппины заняли нейтральную позицию, Сингапур безоговорочно поддержал действия НАТО. В очередной раз АСЕАН не выработала единой позиции, как, впрочем, и по ряду других международных проблем.
  Как ни парадоксально, отсутствие согласованных подходов к ряду ключевых политических проблем не наносит непоправимого урона АСЕАН. Важнее для нее колебание экономических переменных, настроение инвесторов, конъюнктура мировых рынков, индекс доверия к Ассоциации и входящим в нее странам.
  Что же касается экономических взаимосвязей стран АСЕАН на пос- лекризисном этапе, то следует отметить, что своими промышленными успехами страны АСЕАН, в первую очередь, были обязаны притоку капитала, импорту технологий и заимствованию передового менеджмента за рубежом. Основой экспорториентированной экономики стали предприятия с иностранным участием. Но к этому вела долгая дорога. Достаточно вспомнить антияпонские волнения 1974 г. в Индонезии, которые привели к оглушительному провалу визита премьер-министра К. Танаки. С тех пор удалось наладить взаимное понимание и доверие со странами АСЕАН. Японцы, несмотря на свою замкнутость, считают существующие в Юго-Восточной Азии психологический и политический климат благоприятными.
  В Юго-Восточной Азии успешно действовали и компании из США, Западной Европы, Южной Кореи. Иностранные инвестиции и выход на рынки развитых государств обусловили значительные успехи экономики стран-членов АСЕАН в период, предшествующий кризису. Причем успехи эти были достигнуты при не самом эффективном местном управленческом аппарате; несмотря на недостатки судебной системы, плохо защищающей интересы акционеров, особенно иностранных; коррупцию, непотизм.
  Дисциплинированная и дешевая рабочая сила - это тоже важный фактор, но уже второго порядка. Вьетнамские работники не многим уступят малазийским, но дождь инвестиций не пролился еще над социалистическим и довольно закрытым Вьетнамом. Фундаментальное значение имеет то, что страны АСЕАН стали очень важной частью мировой экономики, о которой обязаны заботиться ее лидеры, что и подтверждают самые последние тенденции.
  Показателем и одновременно залогом того, что экономика стран ЮгоВосточной Азии в целом выходит из кризиса и способна войти в режим положительного роста, является поведение японских банков на рубеже 1998-1999 гг. В январе 1999 г. Дайичи канге банк предоставил, вместе с двумя другими банками, синдицированный кредит в размере 45 млн дол. на строительство энергообъекта в северном Таиланде, а другой японский банк Санва совместно с экспортно-импортным банком Японии, а также Чейз Манхеттен банком (США) и Байерише ферайнс банком (ФРГ) выделяет 152 млн дол. - кредит на строительство завода удобрений в Индонезии. Характерно, что японские банки объединяют свои ресурсы с зарубежными и предоставляют низкопроцентные займы странам ЮгоВосточной Азии, которым Япония официально продолжает оказывать помощь по межгосударственной линии.
  Страны АСЕАН с различной степенью успеха справляются с последствиями кризиса. Какие же оценки выставляют инвеститоры той или иной стране, на каких условиях ссужают им деньги? Так, Филиппины, выпустившие впервые в конце минувшего года государственные облигации на сумму 1 млрд дол., успешно разместили их на фондовом рынке. Часть из них была рассчитана на десятилетний срок, а другая - на двадцатилетний. Доходность десятилетних облигаций установлена на уровне 9,12% годовых, а двадцатилетних - 9,52%, что превышало доходность американских казначейских бумаг в 2 раза. В целом по региону инвесторы в 1998 г. соглашались на доходность, которая должна была превышать процентную ставку по американским казначейским бумагам не меньше, чем на 7%. Таким образом, Филиппины были вознаграждены за хорошее состояние экономики, благоразумную политику в банковском секторе и в сфере недвижимости, за профессионализм правительства в работе с иностранными инвесторами.
  На сколько удалось странам АСЕАН преодолеть кризис? Директор- распорядитель МВФ М. Камдесю в конце 1998 г. отмечал наметившийся успех антикризисных мер в Таиланде и Южной Корее. В этих странах была ужесточена финансовая политика, стабилизирован обменный курс, что позволило снизить процентные ставки и сделать кредит более доступным. Этим странам удалось восстановить резервы иностранной валюты и добиться положительного баланса по текущим операциям. В 1998 г. Таиланд смог привлечь 8 млрд дол. прямых зарубежных инвестиций. Платой за достигнутый уровень стабилизации стал спад промышленного производства.
  Как бы ни складывалась ситуация в каждой отдельной стране Ассоциации и какое бы направление ни принимала их экономическая политика, преодоление последствий кризиса остается их общей задачей, что объективно работает на укрепление АСЕАН. Большинство аналитиков считают, что восстановление экономического роста будет достигнуто самое позднее к концу 2000 г. Встает вопрос о выработке защитного механизма от повторения валютно-финансовых конвульсий, как компьютерный вирус поражающих ткань региональных экономических взаимосвязей. При этом на пороге второго тысячелетия у каждой из стран членов группировки свои проблемы. У Индонезии - относящиеся к сфере восстановления правопорядка, межэтнического согласия, юридической защиты прав иностранных инвесторов и акционеров. У Филиппин - огромная зависимость от американского рынка и низкий уровень собираемости налогов. Для Малайзии - обострение внутриполитических разногласий, вялость инвестиционного процесса. Сингапур отрабатывает новую модель своего участия в межрегиональном и международном разделении труда, осуществляет “программное” переналаживание своей экономики. Таиланд, столкнувшись в самый неподходящий момент с падением сельскохозяйственного производства, обеспокоен тем, что под иностранным контролем окажется слишком большая часть его экономики. Вьетнаму предстоит освободиться от пут командной экономики и замкнутости, переходя от импорта замещения к экспортной ориентации. Однако для всех этих стран общим является перестройка банковской системы, разработка более эффективной промышленной политики, повышение инвестиционной привлекательности, в чем они наверняка будут соревноваться друг с другом. Излечение недугов, вскрытых недавним экономическим кризисом, сопряжено с социальными издержками, которые могут поставить под удар политическую стабильность. При решении этих вопросов страны весьма рассчитывают на помощь внерегиональных держав. Япония, а также США и другие государства Запада, уже фактически дали “подписку” о предоставлении такой помощи, обусловленной, естественно, перечнем определенных обязательств.
  Если в период международной конфронтации и холодной войны несоциалистическим государствам Юго-Восточной Азии помогали как прифронтовым государствам, то теперь - как интегральной составной части мировой экономики, влияющей на ее общий тонус. Масштабная поддержка со стороны Токио и Вашингтона, а также международных, финансовых организаций не снимает, однако, всех проблем стран АСЕАН, которым предстоит тяжелая работа. Сложным остается положение международных корпораций, действующих в Юго-Восточной Азии: им приходится особенно тщательно просчитывать риск, определять новые подходы к бизнесу, которые могут обернуться и приобретениями, и потерями. Помимо экономических происходят и природные катаклизмы. Так, в сухой сезон резко обостряются проблемы экологии, а на их решение остается все меньше средств и недостаточно внимания. В зоне АСЕАН все чаще возникают и другие проблемы индустриального мира.
  Все это обеспечивает АСЕАН как организации насыщенную повестку дня, которая выходит далеко за пределы торжественной констатации прогресса, достигнутого ее членами. Ей придется много заниматься тем, чтобы возникающие споры, разногласия и потенциальные конфликты из-за территорий, всякого рода внутренние пертурбации не перечеркнули перспектив экономического роста стран региона.

 
© www.txtb.ru