Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


4.2. Репродуктивное поведение

   Репродуктивное поведение (РП) — это целостная система действий, отношений и психических состояний личности, направленных на рождение или отказ от рождения ребенка любой очередности, в браке и вне брака. Иногда в понятие «РП» включают также процесс социализации ребенка (обучение, воспитание, приобретение определенных социальных качеств и т. п.). Наряду с термином «РП» в литературе используются также термины «прокреативное поведение» и «генеративное поведение».
   Данный вид поведения не является изолированным элементом поведения личности и должен рассматриваться в общем контексте ее ценностных ориентации, установок, потребностей и т. п., а также с точки зрения той социальной нормативной среды, в которой существует индивид. РП присуще не только конкретной личности, но и большим (этносы, территориальные совокупности населения и т. п.) и малым социальным группам, среди которых одной из основных выступает семья, а также населению в целом.
   Структурно в рамках РП выделяют:
   1) Совокупность поведенческих актов и решений, непосредственно направленных на рождение ребенка, или собственно репродуктивное поведение;
   2) контрацептивное поведение, т. е. действия, направленные на пре­дотвращение зачатия;
   3) абортивное поведение, т. е. действия, имеющие целью предотвратить нежелательное рождение;
   4) все три варианта поведения регулируются относительно самостоятельными установками и мотивами;
   5) собственно РП направлено на реализацию полного репродуктивного цикла — от момента принятия решения о зачатии ребенка до его рождения. Внешне контрацептивное и абортивное поведение служат инструментами регулирования каждого конкретного репродуктивного цикла (предотвращение зачатия, прерывание беременности с помощью искусственного аборта). Однако в действительности их роль значительно шире. В зависимости от установок контрацептивного и абортивного поведения личности (супругов) происходит формирование всего репродуктивного цикла семьи. Под ним понимается, во- первых, определение оптимального срока рождения первого ребенка. Период времени, между вступлением в брак (началом сожительства) и рождением первого ребенка носит название протогенетического интервала. Во-вторых, контрацептивные и абортивные установки определяют продолжительность интергенетических интервалов. Интергенетический интервал — это период времени между рождениями первого и второго, а также всех последующих детей соответственно. Наконец, в зависимости от соотношения собственно репродуктивных и абортивно-контрацептивных установок зависит срок завершения формирования семьи и стратегии поведения супругов после достижения желаемого числа детей (использование контрацепции, абортов, стерилизация);
   6) РП предполагает наличие обязательного условия — плодовитости, т.е. физиологической способности к зачатию. В случае бесплодия одного или обоих супругов и при наличии неудовлетворенной потребности в детях формирование данной семьи либо прекращается (например, посредством развода), либо осуществляется усыновлением (удочерением) желаемого числа детей.
   7) соотношение полных и неполных репродуктивных циклов в семьях одинакового социально-экономического статуса, обладающих одинаковыми этнодемографическими характеристиками и не имеющих нарушений плодовитости, определяется репродуктивными установками супругов, т. е. их психической предрасположенностью (положительным или отрицательным отношением) к рождению определенного числа детей (нередко — определенного числа сыновей и дочерей). Репродуктивные установки делятся на две основные группы: установки, непосредственно связанные с деторождением, и установки, определяющие масштабы и способы регулирова­ния процесса деторождения (абортивно-контрацептивные установки). В рамках взаимодействия этих установок осуществляется процесс удовлетворения потребности в детях.
   Выделяют три типа РП: многодетное (с потребностью в 5 и более детях); среднедетное (с потребностью в 3— 4 детях) и малодетное (потребность в 1—2 детях).
   Многодетный тип РП предполагает полное доминирование установок на деторождение, а рождаемость может рассматриваться как приближающаяся или полностью соответствующая естественной. В этом случае наличие неполных репродуктивных циклов детерминируется особенностями плодовитости супругов, спонтанными абортами, длительностью периодов послеродовой стерильности и лактации.
   Среднедетный тип РП является по своей сути промежуточным и характеризуется нарастанием числа неполных репродуктивных циклов вследствие постепенного внедрения практики внутрисемейного регулирования процесса деторождения (увеличением роли абортивно-контрацептивных уста­новок в детерминации репродуктивного поведения).
   Наконец, малодетный тип поведения характеризуется выраженным преобладанием абортивно-контрацептивных установок над установками деторождения, выражающемся в тотальном контроле за числом и сроками рождения детей в семье. Частным случаем малодетного РП является установка на бездетность, т. е. полное отсутствие потребности в детях. В этом случае все поведение личности, брачной пары сосредоточено исключительно на реализации абортивно-контрацептивных установок.
   Механизм взаимодействия социальных норм детности и индивидуальных установок в процессе реализации потребности в детях может быть описан следующим образом. Если число детей в семье соответствует этим нормам, семья, и прежде всего ее глава, заслуживает одобрение со стороны общества, референтной группы; если репродуктивное поведение семьи, конкретной личности заметно отклоняется от поведения большинства, общество способно применить санкции разной степени жесткости. Так, в условиях доминирования норм высокой рождаемости наибольшим санкциям подвергались бездетные семьи, факты безбрачия, нежелания иметь семью и детей.
   По мере развития и гуманизации общества жесткость публично проявляемых санкций за отклоняющееся РП снижается, однако это не означает, что социальной контроль за числом детей в семье становится мягче или исчезает полностью; меняются лишь формы его проявления. В настоящее время в урбанизированной социальной среде семья с тремя детьми уже воспринимается как многодетная, а реально многодетная семья (с 5 и более детьми) рассматривается как серьезное отклонение от социальной нормы.
   Нормы многодетности, существовавшие на протяжении большей части истории человечества, были следствием крайне низкого уровня санитарно­гигиенических условий жизни и порождаемой ими смертности на грани естественного отбора. Только рождаемость на грани пределов человеческой плодовитости могла обеспечить выживание человека как биологического вида.Для начала массового распространения средств регулирования рождаемости и формирования новых (малодетных) норм поведения в области деторождения потребовался колоссальный скачок в развитии человеческой цивилизации, принципиальное сокращение воспроизводственных потерь за счет сверхсмертности.
   Для условий докапиталистического общества с высокой смертностью, низкой производительностью труда и постоянно неудовлетворенным спросом на рабочую силу единственно рациональными были нормы многодетности, обеспечивавшие поддержание высокой потребности в детях и соответствующе­го уровня рождаемости. В этой ситуации в основе мотивации деторождения лежали экономические факторы. Преобладание внутрисемейного характера занятости всех членов семьи делало цену социализации детей низкой, что повышало экономическую эффективность их труда. Наряду с этим большая сложная семья превращалась в мощный клан, и его глава получал шансы для достижения не только экономического процветания, но и большего социального веса и авторитета.
   Развитие индустриального общества, урбанизация, эмансипация и изменение роли женщины привели к радикальному пересмотру системы не только общественных, но и индивидуальных ценностей. Семья утратила для личности роль единственного центра притяжения, изменились и ее функции, прежде всего — экономической поддержки и социальной защиты. Усиление внесемейных ориентации всех членов семьи (в основном — женщин) стало главным фактором уменьшения потребности в детях и снижения их ценности.
   В современном обществе экономическая мотивация деторождения утратила силу из-за внесемейного характера занятости; социальный статус личности определяется его образованием, доходами и т. д., а не числом детей и размерами семьи. Экономический прогресс предъявляет дополнительные, постоянно растущие требования к качеству социализации детей, прежде всего к их образованию, что стимулирует рост затрат семьи. Одновременно в процессе экономического развития растет цена человеческого времени, оно превращается, наряду с материальными, в самостоятельный фактор благо­состояния семьи и личности. Вследствие этого рождение каждого последующего ребенка объективно снижает его «предельную полезность», что и является, по мнению Г. Беккера, создавшего в первой половине 1960-х годов концепцию «экономики рождаемости», главной причиной снижения потреб­ности в детях для личности, семьи.
   В отличие от норм РП и потребности в детях, проходящих достаточно длительный период эволюции, репродуктивные установки находятся под сильным влиянием текущих условий жизнедеятельности личности, семьи, которые создают условия для разной степени удовлетворения потребности в детях. В то же время сила воздействия текущих условий жизни на отдельных людей, на семьи, принадлежащие к разным социальным группам, не одинакова, поскольку критерии оценки этих условий различны и субъективны: одни и те же социально-экономические параметры жизнедеятельности одними семьями будут восприниматься как благоприятные и достаточные для полного удовлетворения потребности в детях, другими - как существенные препятствия для достижения желаемого числа детей.
   При оценке влияния условий жизни на РП семей с позиций социального управления и контроля за динамикой рождаемости необходимо оценить степень удовлетворения потребности в детях разных типов семей (по уровню детности, доходов, социальному статусу и т. п.). Если число детей в семье соответствует имеющейся у супругов потребности в детях, даже радикальное улучшение условий жизни не способно изменить этого числа в массовом порядке. В случае, когда число детей меньше потребности в них, улучшение условий жизни может привести к повышению степени реализации потребности в детях и увеличению числа рождений.
   Репродуктивные установки корректируются и в процессе брачного сожительства. Находясь в постоянном взаимодействии и проходя через общие жизненные ситуации, брачные партнеры воспринимают ценности, установки и мотивацию поведения друг друга и частично или полностью пересматривают собственные. Преимущество в этой ситуации имеет супруг-лидер. В итоге результаты РП семьи могут оказаться отличными от тех, которые предполагались супругами до начала совместной жизни. Особенно ярко процесс корректировки моделей РП проявляется в межнациональных браках.
   Изменение репродуктивных установок происходит и в неформальных брачных союзах, как правило, в сторону их понижения, поэтому снижение популярности легитимной брачности выступает и фактором, и индикатором изменения модели репродуктивного поведения. Модели РП развиваются в целом эволюционно, от поколения к поколению, и даже медленнее. Однако экстремальные изменения условий жизни приводят к скачкообразным (революционным) сдвигам в механизме взаимодействия основных регуляторов данного вида поведения и, в конечном счете, потребности в детях. Примерами таких экстремальных ситуаций могут служить социальные революции, войны, социально-экономические и политические кризисы. Они способствуют радикальному пересмотру всей социальной нормативной среды и, как следствие, ведут к изменению норм детности, репродуктивных установок, ухудшению условий реализации потребности в детях и, в критическом варианте, к ее понижению.

 
© www.txtb.ru