Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


2. Аския Мухаммед. Упадок государства

  Смерть сонни Али означала не только смену правителя и династии, но и изменение всей духовной атмосферы сонгайс- кого государства. После 4-х месяцев междоусобной войны командующий войском Али аския Мухаммед захватил власть и основал новую династию (1493—1529 гг.). Династия аскиев поддерживала не анимизм, а духовное и религиозное наследие ислама. Мухаммед заботился о бедных и об ученых мусульманах — улемах, которым он «щедро дарил рабов и богатства».
  Аския несколько упорядочил систему управления. Государство было разделено на 4 провинции. А главнейшие торговые города страны — Томбукту и Дженне с их окрестностями — управлялись особыми правителями. Большинство правителей назначалось царем из числа его родственников. В состав правительства входили также лица, ведавшие финансами, судами, плававшими по Нигеру, главный лесничий, главный рыболов, верховный жрец, ведавший всем немусульманским населением страны, и т. д. Мухаммед I создал постоянную армию, заменив ею нерегулярное ополчение.
  Через три с половиной года аския совершил хадж. Он не был законным преемником династии и рассчитывал, что удачное паломничество укрепит его положение в государстве. Хотя аския Мухаммед и взял за образец хадж мансы Мали, свита его была значительно меньше. Согласно хроникам, паломничество прошло успешно. Аския был принят аббасидским халифом, который назначил его своим заместителем в Судане, дав ему титул Амир аль Муминин, то есть эмир правоверных.
  В военной области Мухаммед I продолжил завоевательную политику своего великого предшественника. Ведя «священную» войну с «неверными» юга, он одновременно воевал с мусульманами Мали и фульбе на западе, а на востоке присоединил к своей державе большую часть хаусанских государств. К 1516 г. государство Сонгай занимало громадную территорию: оно контролировало, непосредственно или косвенно, всю зону саванн Западной Африки от окрестностей озера Чад до Сенегала. Аския владел всеми соляными копями от самого центра Сахары до границы тропического леса.
  Как и сони Али, Мухаммед был хорошим организатором. Он смог бы объединить весь Судан, если бы не злоупотребил своим могуществом. Аския был невероятно жесток по отношению к побежденным. Он убивал правителей, оскоплял одних вождей и отравлял других. Жителей он уводил в рабство или разорял их налогами. Заметим, что все это делалось по отношению к мусульманским (хотя бы формально) государствам. С язычниками же можно было поступать еще более бесцеремонно. У них был выбор лишь между смертью и рабством.
  Рабы в Сонгай играли большую роль в общественном производстве. Главным образом рабский труд применялся в земледелии. По словам одной хроники: «Под начальством некоторых надсмотрщиков находилось 100 рабов, обрабатывавших землю. Другие имели 60, 50, 40 и 20 рабов». Цари Сонгай раздавали духовным лицам и своим приближенным земли вместе с рабами. Они переселяли захваченных ими рабов с одного конца государства в другой, чтобы воспрепятствовать их побегу.
  В Сонгай, как и в других государствах Судана, рабы, посаженные на землю, выплачивали ренту натурой, и положение их мало чем отличалось от положения крепостных. По обычаям, существовавшим в Судане, потомки рабов, хотя и продолжали считаться рабами, все же во втором, третьем и далее поколениях приобретали известные права. Этих рабов уже не продавали, хотя они по-прежнему оставались на низших ступенях общественной иерархии.
  По одному из указов рабы объединялись в группы по 100 мужчин и женщин. Каждой такой группе было отведено по 200 локтей земли. Собранный рабами урожай поступал для содержания армии. Если продуктов оказывалось недостаточно, рабов наказывали. Каждая группа посаженных на землю рабов обязана была кроме занятия земледелием, выполнять какой- либо определенный вид работы. Так, например, косари должны были заготовлять корм для лошадей; кузнецы изготовлять копья и стрелы; другие поставлять сушеную рыбу, причем существовали нормы поставок; четвертые обязаны были предоставлять гребцов и лодки для переправы и т. д.
  Хроники не дают материалов, по которым можно судить о положении свободных общинников. Несомненно, что сельское население составляло огромное большинство жителей страны. В то же время в Судане были довольно крупные города, такие как Гао, Томбукту, Дженне, Мали и др. Как сообщается в одной из хроник, в Гао имелось 7626 домов, то есть общая численность населения города составляла приблизительно около 75 тыс. человек. В городах были сосредоточены ремесла, из которых немалое значение имело ткачество. В Томбукту, например, в домах, где работали портные, находилось от 50 до 100 учеников. Очевидно, производство это было рассчитано на сбыт.
  О Сонгай писал в свое время крещеный испанский араб Лев Африканский, который путешествовал по Западному Судану как раз во времена аскии Мухаммеда. Лев Африканский восхищается «роскошным храмом, стены которого сделаны из камня и извести», и «королевским двором, который построил прекрасный мастер из Гранады». Путешественник отмечает, что король обладает большим богатством в золотых пластинах и слитках, содержит блестящий и хорошо устроенный двор. У него всегда около 3-х тыс. конных и множество пеших воинов, которые вооружены отравленными стрелами. Лев Африканский пишет: «Здесь много врачей, судей, священнослужителей и других ученых, содержание которых щедро оплачивается королем. Сюда привозят также различные рукописи и книги из Берберии, которые ценятся дороже других товаров».
  Огромные массы дьогорани, то есть крепостных, потомков бывших рабов, посаженных на землю, являлись постоянной потенциальной угрозой власти. К тому же аския Мухаммед не умел проводить политику примирения и ассимиляции, которая могла бы объединить разнородные провинции. К концу его правления разгораются мятежи. А после смерти аскии его сыновья начинают борьбу за трон. Причем во всех этих распрях главную роль играло войско, которое фактически назначало царей.
  Аския Дауд был первым крупным царем после Мухаммеда, основателя династии. О прочности его власти свидетельствует и долгое время правления — 33 года (1549—1582 гг.). Хотя границы Сонгай со времени Мухаммеда несколько сузились, правление Дауда считалось эпохой второго расцвета государства как с точки зрения земных богатств, так и духовной жизни. Ислам стал существенной частью духовной атмосферы государства и правительства. Дауд знал Коран наизусть.
  Последнему аскии, Исхаку II (1588—1591 гг.), выпало на долю увидеть конец своей великой державы. Впрочем, он наступил во многом из-за его ошибок. Плохой воин, непредусмотрительный политик, аския Исхак II потерпел сокрушительное поражение от марокканского паши Джудара в битве при Тондиби в 1591 г.
  Государство распалось на две части. На севере правили назначаемые марокканцами марионетки, власть которых не простиралась за пределы Томбукту, Гао и Дженне. Южнее, в Денди, власть принадлежала династии, начатой аскием Нухом, корни которой восходили к аскии Дауду. Но это было карликовое государство.
  Царство Денди терзали те же внутренние распри, что и державу Сонгай в период ее заката. Важнейшей причиной гибели государства была неопределенность права наследования власти, что питало внутренние противоречия и войны. С 1660 г. ни о Сонгай, ни о Денди в арабских хрониках нет упоминаний. После десятилетий борьбы за власть самое могущественное государство Западной Африки окончательно кануло в вечность. В Западной Африке наступил период анархии, который продлился до конца XIX в.
  Эпоха великих держав — это одна из самых славных страниц западно-африканской истории. Изучая историю Тропической Африки, нельзя не признать, что на берегах Нигера расцвела выдающаяся африкано-исламская цивилизация, память о которой не утрачена. И из трех величественных имен — Гана, Мали, Сонгай — два были возрождены, чтобы дать имя современным западно-африканским государствам.

Вперед
 
© www.txtb.ru