Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


7. Тридцатилетняя война

  В Эфиопской империи военное искусство имело давние и замечательные традиции, а армия прославилась своей воинственностью. Центр государства находился в гористой местности, передвигаться по которой можно было, только прекрасно зная ее особенности. Поэтому такое большое доверие питал к естественной оборонной мощи своего государства император Либнэ-Дынгыль.
  Однако ни армия, ни географические особенности не спасли Эфиопию от воинственных соседей. В годы великой войны с мусульманами, или так называемой «Тридцатилетней войны» (1529—1559 гг.), страна пережила один из самых трагичных периодов своей истории.
  Харэрский имам Ахмед-ибн-Ибрахим по прозвищу Грань (Левша) собрал под лозунгом «священной войны» кочевые народы Северо-Восточной Африки и побережья Индийского океана и двинул их к границам империи. Войска Граня, заходя все более и более вглубь территории Эфиопии, несли разрушение и смерть. Они грабили, сжигали и убивали немилосердно. В начале 1529 г. они встретились с армией императора. Произошла необыкновенно яростная битва. На поле боя полегли многие эфиопские полководцы. Это было страшное поражение, открывшее двери нашествию Граня.
  Продвигаясь вглубь труднодоступного Центрального массива, имам пользовался услугами местных проводников, которых набирали из многочисленных последователей ислама. Часть правителей вошла в сговор с Гранем и согласилась отдать некоторые округа без боя при условии, что они не будут разграблены. Проводники указали мусульманам наиболее богатые из монастырей.
  Практически все монастыри на захваченной территории были разграблены, а потом сожжены. Вместе с ними сгорели памятники эфиопской письменности, заботливо собранные и хранившиеся в монастырских библиотеках. Беззащитные монахи пытались спасти от захватчиков бесценные богатства монастырей. Часто они сами гибли в пламени, не желая видеть, как бесчестят их храмы.
  В сентябре 1540 г. на далеком севере умер Либнэ-Дынгыль. На престоле оказался его совсем юный сын Гэлаудэуос (1540— 1559 гг.). Он одерживает несколько побед в сражениях с мусульманами. Наконец, в марте 1559 г. произошло последнее сражение. Оно закончилось поражением императорских войск. Пал на поле боя и император Гэлаудэуос. Однако это сражение не имело особых последствий в политическом или военном отношении, так как в Харэрском султанате начался страшный голод.
  Тридцатилетняя война завершилась, не изменив основного соотношения сил между обоими противниками. Харэрский султанат продолжал владеть восточной частью Эфиопского нагорья. Эфиопская империя — как и прежде — располагалась в западной части возвышенности.
  После смерти Гэлаудэуоса трон занял выкупленный из мусульманского плена его брат Минас (1559—1563 гг.). Положение внутри страны значительно ухудшилось. Сепаратистские тенденции возрастали.
  После смерти Минаса между различными группировками эфиопской знати снова разгорелась борьба за власть. Победу одержал Сэрцэ-Дынгыль (1564—1597 гг.). Без сомнения, он был представителем того направления эфиопской политики, в основе которого лежала идея сильной, единой Эфиопии. Это был чрезвычайно дальновидный правитель. Сэрцэ-Дынгыль укрепил императорское господство на юго-востоке, на западе и на севере государства. Он подавил наиболее грозные в тот период сепаратистские группы.
  Одновременно при нем была окончательно ликвидирована мусульманская угроза, в течение нескольких столетий нависавшая над империей. Этот талантливый правитель был в то же время прогрессивным и образованным человеком, поддерживавшим развитие культуры и литературы.
  Сэрцэ-Дынгыль умер в 1597 г. в пути, во время очередного похода. Он оставил Эфиопию укрепленной экономически, однако не был в состоянии предотвратить ни набеги галлов, ни внутренние конфликты.

 
© www.txtb.ru