Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 16. Политическая борьба. Нарастание двоевластия и противостояния властей

  Начало противостояния ветвей власти. Раскол в руководстве страны по отношению к новому правительству обозначился уже в декабре 1991 г., когда вице-президент А. В. Руцкой в одном из своих выступлений назвал членов правительства (молодых реформаторов) «мальчиками в розовых штанишках». Президент в ответ фактически отстранил Руцкого от участия в делах государства. Лишь в феврале 1992 г. он поручил ему курировать агропромышленный комплекс. В свою очередь, председатель Верховного Совета России Р. И. Хасбулатов заявил, что правительство экспериментирует не с реформой, а с народом.
  Поскольку президент России, став в ноябре 1991 г. по совместительству премьер-министром, прикрыл собой министров- реформаторов, Верховный Совет РФ решил созвать VI съезд народных депутатов. На съезде намечалось обсудить вопрос об отмене постановления V внеочередного съезда народных депутатов о наделении президента особыми полномочиями, в соответствии с которыми он единолично, без участия парламента, назначал правительство и руководил им.
  Временный компромисс. VI съезд народных депутатов РФ. VI съезд народных депутатов России состоялся 6-21 апреля 1992 г. На нем произошло первое острое противостояние законодательной и исполнительной ветвей власти по двум основным вопросам - о ходе экономической реформы и о проекте новой Конституции.
  Президент Б. Н. Ельцин решительно выступил против смены «кабинета реформ», лишения президента дополнительных полномочий и принятия Конституции, ориентированной на парламентский тип республики. Он считал, что это ввергнет Россию в хаос междоусобицы.
  В свою очередь, Р. И. Хасбулатов как председатель Верховного Совета и заместитель председателя Конституционной комиссии заявил, что вопрос о том, президентской или парламентской будет Россия, - второстепенный; главное, чтобы она была демократической. По его докладу съезд одобрил проект новой Конституции, созданной на основе концепции парламентско-президентской республики. Парламент мог смещать членов правительства, выражать вотум недоверия правительству и президенту.
  VI съезд народных депутатов стал своего рода компромиссом между ветвями власти: президент добился одобрения проводимого его правительством курса реформ, пожертвовав при этом Г. Э. Бурбулисом и С. М. Шахраем (их съезд отстранил с вице-премьерских постов), а парламент укрепил свои политические позиции.
  Серьезный отчет правительства о ходе реформы был отложен на конец 1992 г. К тому времени истекал срок дополнительных полномочий президента.
  Проведение в 1992 г. «шоковой терапии» (отпуск цен и приватизация госимущества) в условиях обнищания населения, разорения промышленности и сельского хозяйства привело к образованию широкой оппозиции. Она получила поддержку российского парламента.
  Еще весной 1992 г. Б. Н. Ельцин поднял тему «разгона съезда», поощрял разговоры о президентской форме правления и о новой Конституции, исключающей институт Съезда народных депутатов. При этом председатель парламента Р. И. Хасбулатов, критикуя правительство, в 1992 г. не критиковал президента, возглавлявшего это правительство. Более того, осенью 1992 г., накануне VII съезда народных депутатов, когда Ельцин неожиданно признал необходимость корректировки экономической реформы, Хасбулатов был готов продлить дополнительные полномочия президента по руководству правительством на весь 1993 г.
  Нарастание противостояния. Первая попытка президента распустить парламент. VII съезд народных депутатов РФ. На VII съезде народных депутатов России (1-14 декабря 1992 г.) произошло резкое обострение противостояния депутатов и президента. Съезд обвинил правительство реформаторов в «шоковой терапии» с ее либерализацией цен и отстранил Е. Т. Гайдара от исполнения обязанностей премьер-министра России.
  Б. Н. Ельцин расценил позицию съезда как «ползучий переворот», требовал сохранить Гайдара. Президент настойчиво защищал позиции радикальных демократов, видевших выход из кризиса в применении рецептов «шоковой терапии», которые предложила группа Гайдара.
  В своем обращении к народу 10 декабря 1992 г. с трибуны съезда Ельцин предпринял первую попытку убрать с политической сцены народных избранников (съезд и Верховный Совет) с помощью всенародного референдума. Ельцин предложил съезду принять решение о назначении на январь 1993 г. всенародного референдума с формулировкой: «Кому вы поручаете вывод страны из экономического и политического кризиса: нынешнему составу съезда и Верховного Совета или Президенту России?»
  В ответ на демарш президента с заявлением об отставке выступил председатель Верховного Совета Р. И. Хасбулатов. Его отставку съезд не принял, полномочий по руководству правительством Ельцину не продлил. Съезд провозгласил себя высшим органом государственной власти и вместо Гайдара избрал из предложенного президентом списка председателем правительства В. С. Черномырдина.
  В качестве пути выхода из кризиса президент Б. Н. Ельцин в январе 1993 г. предложил заключить Конституционное соглашение с руководством Верховного Совета. Съезд принял Конституционное соглашение в форме заявления президента и съезда о решении спорных вопросов между ветвями власти исключительно конституционными методами (за подписью Б. Н. Ельцина и Р. И. Хасбулатова). Съезд принял также Постановление «О стабилизации конституционного строя Российской Федерации». Оно предусматривало проведение 11 апреля 1993 г. референдума по основным положениям новой Конституции. Подводя итог съезду, Р. Хасбулатов заявил, что съезд «еще раз сказал „да“ реформам, но повернул их лицом к человеку».
  На этом съезде также рассматривался вопрос «О состоянии законности, борьбы с преступностью и коррупцией», по которому выступил вице-президент РФ, председатель Межведомственной комиссии по борьбе с преступностью и коррупцией А. В. Руцкой.
  Правительство В. С. Черномырдина, однако, в основу своей политики на 1993 г. положило гайдаровские, т. е. монетаристские подходы: укрепление рубля, финансовую стабилизацию, борьбу с инфляцией.
  За дискуссиями о путях и методах структурной ломки «командной» экономики страны скрывались интересы различных социальных групп и политических движений. В связи с тем, что противоборствующие политические силы в течение длительного времени так и не смогли найти компромисс, перечеркнув тем самым достигнутые в декабре 1992 г. договоренности (не привело к восстановлению равновесия и назначение на должность премьер-министра B. C. Черномырдина), систему государственной власти поразил острый конституционный кризис.
  Складывание двоевластия. Этот кризис стал отражением складывания опасного двоевластия как в центре, так и на местах. Исполнительная власть была ограничена, а по ряду вопросов даже отстранена органами представительной власти. Лидеры парламента предъявляли свои претензии к деятельности банковской системы страны, средств массовой информации, особенно телевидения, а также других отраслей, жизненно важных не только для руководства государством, но и для общества в целом.
  В свою очередь, исполнительная власть призывала покончить с всевластием Советов как наследием «проклятого прошлого», хотя при прежней системе Советы были не всевластны, а безвластны, выступали как придаток либо партийных структур, либо исполнительных органов. Причем именно теперешние «десоветизаторы» ходили тогда на митинги с плакатами «Вся власть Советам!»
  Проведение реформ усилило политический и социальный кризисы.
  Углублявшийся экономический кризис, разное понимание целей и задач реформ, разногласия в вопросе о форме будущего государственного устройства России привели к резкому противостоянию двух ветвей власти - законодательной (Съезд народных депутатов и Верховный Совет РФ) и исполнительной (президент и правительство) при слабости третьей (Конституционный суд). На стороне парламента в этой борьбе выступил вице-президент А. В. Руцкой, а также поддержавший органы законодательной власти председатель Конституционного суда В. Д. Зорькин. В стране фактически сложилось двоевластие.
  В основе разгоревшегося соперничества этих главных политических группировок лежало различие в подходах к осуществлению стратегии и тактики переходного периода, реализации курса на радикальную социально-экономическую реформу в нашей стране.
  Весной 1993 г. Ельцин выдвинул идею о вынесении вопроса о конституционном кризисе на всенародное обсуждение (референдум) и обратился к народу с предложениями о конституционной реформе, изменении сроков выборов и выяснении меры доверия народа обеим ветвям власти. Вскоре после VII съезда народных депутатов Верховный Совет во главе с Р. И. Хасбулатовым и председатель Конституционного суда В. Д. Зорькин объявили предстоящий референдум ненужной и опасной затеей. Это нашло поддержку и руководства Прокуратуры России. Президент, в свою очередь, заявил, что он не присягал Конституции с поправками, которые разрушили баланс властей и утвердили всевластие Советов. Он выразил готовность, в случае противодействия народных депутатов, призвать россиян на референдум, минуя съезд и Верховный Совет.
  Таким образом, «паролем войны» между ветвями власти весной 1993 г. стал референдум. Он привел к беспрецедентному случаю в новейшей отечественной истории: в течение одного месяца прошло два внеочередных Съезда народных депутатов России - VIII и XI. Вторая попытка президента распустить парламент и «события 20 марта». VIII съезд народных депутатов РФ. Состоявшийся 10-13 марта 1993 г. VIII внеочередной съезд народных депутатов Российской Федерации своим постановлением отклонил вопрос о проведении референдума.
  «Я сторонник сильной президентской власти в России, - заявил на этом съезде президент Б. Н. Ельцин, - без этого России не выжить, не подняться». Он считал, что не Съезд народных депутатов и не Верховный Совет, а только президент олицетворяет целостность, единство России, что всенародное избрание позволяет именно ему и никому более проводить в жизнь жесткие, но необходимые меры, без которых не обходится ни одна реформа. Если же съезд будет тормозить реформы, давить на президента и правительство, он, президент, прибегнет к референдуму.
  В свою очередь, народные депутаты, за неполных три года принявшие почти 700 нормативных актов, полагали, что они тоже всенародно избраны и тоже в ответе за реформы и за Россию. На прошлом, VII съезде (декабрь 1992 г.) они, мол, ошиблись, приняв постановление, предусматривавшее референдум. Его надо отменить. В итоге VIII съезд народных депутатов наложил мораторий на проведение любых референдумов (временно приостановил их проведение).
  Уже на этом съезде проявилось как стратегическая цель желание парламента фактически переподчинить себе правительство: делегаты потребовали от главы правительства В. С. Черномырдина снять с работы А. Б. Чубайса (председателя Госкомимущества, идеолога и организатора приватизации), В. Ф. Шумейко (первого заместителя премьер-министра), А. В. Козырева (министра иностранных дел). Кроме того, Постановление VIII съезда «О соблюдении Конституции (Основного Закона) Российской Федерации высшими органами государственной власти и должностными лицами» потребовало приведения принятых президентом, Верховным Советом, Правительством РФ, законодательными и исполнительными органами власти республик и областей законов и других нормативных актов в соответствие с Конституцией РФ.
  Президент Ельцин считал, что корень проблем не в конфликте между законодательной и исполнительной властью, между съездом и президентом, а в противоречии между народом и прежней большевистской системой.
  VIII съезд народных депутатов он расценил как «генеральную репетицию реванша бывшей партноменклатуры, антиконституционного переворота». Поэтому Ельцин предпринял вторую попытку освободиться от Съезда и Верховного Совета.
  20 марта 1993 г. президент Б. Н. Ельцин обратился по телевидению непосредственно ко всем гражданам России и объявил о подписании им Указа № 379 «Об особом порядке управления до преодоления кризиса власти». (Этот указ об особом порядке управления страной сразу же прозвали ОПУСом.) Согласно документу, в стране фактически вводилось прямое президентское правление, работа Съезда народных депутатов и Верховного Совета приостанавливалась, на 25 апреля назначался референдум о доверии президенту и правительству, а также по вопросу о проекте новой Конституции и выборах нового парламента. Ельцин считал, что нельзя управлять страной в кризисное время «через парламентскую говорильню и митинговщину. Это путь к хаосу».
  Этот шаг президента, являвшийся, как вскоре оказалось, по сути, репетицией очередного переворота «сверху», вызвал бурную реакцию большей части депутатского корпуса. Несмотря на то, что указ президента не был опубликован, Конституционный суд и Верховный Совет РФ расценили его как попытку государственного переворота. 21 марта вскоре после полуночи состоялось телевизионное выступление вице-президента А. Руцкого, председателя Конституционного суда В. Зорькина и генерального прокурора РФ В. Степанкова, в котором они осудили решения президента, назвав их неконституционными. Р. Хасбулатов квалифицировал действия Ельцина как попытку государственного переворота. Был срочно созван Верховный Совет, назначивший на 26 марта созыв IX съезда народных депутатов РФ.
  23 марта Конституционный суд вынес заключение о несоответствии Конституции РФ положений президентского указа.
  Но решение о проведении референдума о доверии президенту Ельцин все же сумел провести через несколько дней на следующем, IX внеочередном съезде народных депутатов РФ. 25 марта, накануне съезда, был опубликован существенно измененный указ президента о проведении 25 апреля всенародного референдума, в котором уже отсутствовало упоминание об «особом порядке управления».
  IX съезд народных депутатов РФ и первая попытка импичмента президента. 26-29 марта 1993 г. в Москве состоялся IX внеочередной съезд народных депутатов России. В ходе развернувшихся на съезде бурных дискуссий Б. Н. Ельцин вновь подвергся острой критике, в его адрес были выдвинуты обвинения в превышении полномочий. Р. И. Хасбулатов обвинил президента в стремлении монополизировать всю власть - и исполнительную, и законодательную, установить «режим сильной власти».
  Борис Ельцин предложил съезду принять одно-единственное решение - утвердить проведение референдума 25 апреля с вопросами о доверии не только президенту, но и съезду. Однако народные депутаты решили без референдума отстранить президента от власти за попытку антиконституционного переворота, т. е. была предпринята попытка импичмента президента. Голосование было намечено на 28 марта.
  К такому варианту развития событий Ельцина был готов. По имеющимся сведениям, еще накануне съезда он подготовил указ о роспуске Съезда народных депутатов в случае импичмента и утвердил разработанный по его поручению комендантом Кремля план о его роспуске. Одновременно была проведена большая разъяснительная работа среди колеблющейся части депутатов.
  28 марта Р. И. Хасбулатов представил съезду проект постановления о проведении досрочных одновременных выборов президента и съезда, согласованный накануне ночью на встрече Хасбулатова и Ельцина. Представители большинства депутатских фракций выступили с осуждением действий Хасбулатова «за спиной съезда», категорически отвергли его предложение и поставили вопрос об импичменте президенту и отставке Хасбулатова.
  Однако в результате голосования оба остались на своих постах. Съезд не смог набрать квалифицированное большинство (две трети) для отрешения президента от должности («за» проголосовало 617 из 1033 депутатов, или 60 %, для принятия этого решения не хватило 72 голосов) и был вынужден принять большинством голосов Постановление о проведении Всероссийского референдума 25 апреля 1993 г. о доверии президенту РФ; об одобрении социально-экономической политики президента и правительства РФ; о назначении досрочных выборов президента и народных депутатов РФ. Ельцин призвал избирателей высказаться положительно по всем четырем вопросам.
  Съезд принял также Постановление «О неотложных мерах по сохранению конституционного строя Российской Федерации», в котором, в частности, президенту предлагалось сформировать коалиционное правительство («Правительство национального согласия»). Конкретный механизм реализации этого постановления был не проработан с правовой (конституционной и законодательной) стороны, что делало постановку вопроса о «Правительстве национального согласия» декларативной, а само решение фактически невыполнимым для президента.
  Всероссийский референдум 25 апреля 1993 г. Согласившись на проведение референдума о доверии политике президента России, IX съезд народных депутатов РФ предложил свои четыре вопроса:
  1. Доверяете ли вы президенту РФ Б. Н. Ельцину?
  2. Одобряете ли вы социально-экономическую политику, осуществляемую президентом РФ и Правительством РФ с 1992 года?
  3. Считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов президента РФ?
  4. Считаете ли необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов РФ?
  Пропрезидентски настроенные активисты движения «Демократическая Россия», а также известные писатели, режиссеры, актеры, певцы пропагандировали один вариант ответа: «да», «да», «нет», «да» (то есть президента оставить, народных депутатов переизбрать).
  В состоявшемся 25 апреля 1993 г. Всероссийском референдуме приняло участие 69 млн граждан (около 64 % избирателей). Большинство участников ответило: «да», «да», «нет», «нет», высказавшись за доверие президенту и его социально-экономической политике, против досрочных президентских и парламентских выборов. Причем за поддержку курса президента и за сохранение Верховного Совета высказалось примерно одинаковое число участников референдума. Поэтому итоги голосования сторонники президента стали оценивать по принципу: у кого больший «запас прочности» - у Ельцина с правительством или у депутатов. За досрочные перевыборы президента высказалось 34 млн человек, а парламента - 46,2 млн человек. После референдума Ельцин заявил, что «политика реформ находится теперь под защитой народа».
  Конституционное совещание летом 1993 г. Итоги референдума президент расценил как победу и закрепил ее Конституционным совещанием, созванным в Кремле в июне 1993 г. для подготовки текста новой Конституции и проходившем в несколько этапов.
  Оно обсудило и одобрило подготовленный помимо Конституционной комиссии проект новой Конституции РФ, вообще исключавший институт Съезда народных депутатов. В подготовке проекта главную роль сыграл С. М. Шахрай, активный сторонник президентской формы правления. Он считал, что «Советы и парламентаризм несовместимы».
  Политические оппоненты президента предприняли ответные меры для нейтрализации развернутого конституционного процесса. Так, вице-президент А. В. Руцкой начал громкую кампанию по обвинению высших государственных чиновников в коррупции. Председатель Верховного Совета РФ Р. И. Хасбулатов избрал тактику блокирования президентских инициатив путем использования межпарламентских организаций в рамках СНГ, заявляя о необходимости восстановления СССР.
  Политические итоги первой половины 1993 г. События 20 марта и последующие действия властей способствовали дальнейшей легализации неконституционных способов противоборства. Это усугублялось взаимным блокированием различных ветвей государственной власти и практической безнаказанностью бесспорно антиконституционных действий.
  Политическое пространство страны после VIII и IX съездов народных депутатов РФ стало отчетливо приобретать черты поля битвы как следствие нарастающего конфликта между президентом с поддерживающими его политическими силами и парламентом. Угроза серьезных политических потрясений в результате создавшегося конституционно-политического кризиса, спровоцированного борющимися властными центрами, нарастала.
  Назначенный съездом референдум 25 апреля 1993 г. перенес противоборство «верхов» в само общество, создав угрозу государственно-правового хаоса и неуправляемости нарастающей стихией общественных процессов.
  Конфликт на высшем уровне государственной власти России и рост конфронтации в стране вылился весной 1993 г. в митинги и массовые манифестации в Москве, Санкт-Петербурге и Ростове- на-Дону. Наиболее активные прокоммунистические силы - Фронт национального спасения, движение «Трудовая Москва» и другие - инициировали многочисленные митинги и марши протеста, которые состоялись 23 февраля, 1 и 9 мая 1993 г. (в дни советских праздников), зачастую сопровождались столкновениями с силами правопорядка и повлекли за собой человеческие жертвы. В Москве произошло столкновение участников первомайской демонстрации оппозиционных сил с милицией и ОМОНом.
  Парламентская оппозиция активно использовала массовые манифестации коммунистов и радикалов для дестабилизации президентской власти и блокирования экономических реформ. Нарастала угроза шахтерских забастовок в Кемерово и Воркуте. Однако на бульшее народные массы, ввиду падения доверия ко всем властным структурам страны и состояния общей социальной апатии, пока не пошли.
  Их стихийная энергия проявилась позднее, в событиях 21 сентября 4 октября 1993 г. в Москве.

 
© www.txtb.ru