Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 11. Агония и распад СССР. Образование СНГ

  Тревожная осень 1991-го. Последним актом политической драмы распада СССР стали события конца 1991 г.
  После событий августа 1991 г. значение Верховного Совета СССР и Съезда народных депутатов СССР сошло на нет. Очередной V съезд народных депутатов СССР, состоявшийся в конце августа - начале сентября 1991 г., оказался последним: он заявил о самороспуске (депутатов обвиняли то в поддержке ГКЧП, то в сочувствии «гекачепистам»). Верховный Совет должен был быть созван в конце сентября в новом составе на основе фиксированного представительства от республик. Но каких-либо актов, имеющих законодательную силу, принято не было. Поэтому, когда 21 октября Верховный Совет СССР нового состава собрался, он не имел никаких прав и полномочий.
  В сентябре все союзные республики, которые еще не заявили о своем полном суверенитете и независимости, сделали эти заявления. С сентября 1991 г. фактически не существовало уже прежнего Советского Союза. Латвия, Литва и Эстония стали полностью независимыми, их официально признали Россия и некоторые другие страны. Грузия, Армения, Украина и Молдова также стремились проводить полностью независимый курс.
  Рост сепаратизма союзных республик. Крушение коммунистической системы вызвало взрыв сепаратистских тенденций в агонизировавшем Советском Союзе. Повторилась, только в еще более ярко выраженном варианте, ситуация 1917 г., когда крах центральных политических институтов, властных структур, господствовавшей идеологии привел к возникновению новых центров власти, формировавшихся на окраинах империи на националистической основе.
  В 1991 г. для распада коммунистической «империи» оказались гораздо более благоприятные условия, объективно подготовленные самими большевиками еще при создании СССР: в советской идеологии была заложена идея о праве наций на самоопределение вплоть до отделения; государственное устройство основывалось на формально добровольном, но зафиксированном в Конституции договорном объединении «союзных» государств, созданных на базе крупных наций; территориально-государственное размежевание, хотя проводилось волевыми решениями и не следовало строго национальному принципу, но имело в своей основе именно его; республиканские органы управления, мало отличавшиеся по своим реальным полномочиям от органов управления крупными областями РСФСР, имели, тем не менее, все атрибуты государственных органов власти, включая выборные органы - Советы, исполнительную власть в лице министерских структур и т. д. С крушением КПСС, запретом ее структур, бывших в СССР реальными носителями государственной власти, которым подчинялись все остальные структуры государства, исчез политический институт, объединявший властные структуры СССР. Съезд народных депутатов СССР, формировавшийся преимущественно на базе того же номенклатурно­партийного механизма, не мог выполнить той цементирующей роли для Советского Союза, которую выполняла Коммунистическая партия: в отличие от нее съезд был лишь надстройкой, у которой не было рычагов власти на местах. Не мог выполнить этой роли и президент СССР, избранный все тем же съездом. К тому же оба властных института оказались полностью дискредитированными как ходом Перестройки и бесконечными провалами во всех сферах жизни, так и конкретной политической ситуацией, связанной с путчем ГКЧП, продемонстрировав свою беспомощность либо сочувствие путчистам.
  Мина замедленного - на десятилетия - действия, заложенная под российскую государственность при создании СССР, должна была взорваться. И она взорвалась, как только исчезли скрепляющий каркас - безраздельная власть коммунистической идеологии с ее «пролетарским», «советским» интернационализмом, и несущая конструкция этой идеологии - властные структуры в лице Коммунистической партии. Вакуум, образовавшийся с ослаблением влияния коммунистических идей в последние годы Перестройки, был уже существенно заполнен националистическими идеями, облекавшимися сначала в форму экономического суверенитета и перераставшими в лозунги государственной независимости.
  Центростремительные силы, объективно основанные на многовековой общности большинства территорий бывшей Российской империи, закрепленной мощными интеграционными процессами в советское время, в конкретной общественно-политической и экономической ситуации рубежа 1980-1990-х гг. оказались крайне ослаблены. Распад в условиях кризиса экономических связей, крушение властных структур, единой государственной идеологии, утрата общегосударственных ценностей, утрата общественным сознанием четких ориентиров, растерянность широких слоев населения в критической ситуации, - все это стало благодатной почвой для действий политических сил, заинтересованных в крушении СССР как единого государства.
  В обществе не оказалось влиятельных сил, заинтересованных и способных сохранить Союз ССР. К тому же эти силы и сама идея были дискредитированы провалившимся выступлением ГКЧП. После его поражения распад СССР, начавшийся еще в конце 1980-х гг., принял лавинообразный характер. Республиканские органы власти были заинтересованы в кардинальном перераспределении властных полномочий в свою пользу еще задолго до осени 1991 г. За ними стояли интересы местных политических элит - как новых, поднявшихся на волне Перестройки, так и старых партийно-номенклатурных. После подавления путча и те, и другие использовали лозунг национальной независимости, одни - чтобы получить власть, другие - чтобы сохранить ее. Ни тех, ни других не интересовали объективные интересы народов своих республик, опасность резкого обострения экономического кризиса с распадом СССР, падение уровня жизни населения, неизбежность обострения национальных конфликтов вплоть до гражданской войны и региональных войн из-за взаимных территориальных претензий в связи с искусственно проведенными границами. В устранении центральных политических институтов, в том числе Съезда народных депутатов СССР (и Верховного Совета), президента СССР, были заинтересованы и соответствующие республиканские структуры.
  Высшими органами власти в суверенных республиках стали республиканские Верховные Советы, реальная власть все больше стала концентрироваться в руках республиканских президентов. В России, например, в сентябре-ноябре 1991 г. все основные законодательные акты вводились не постановлениями парламента, а указами президента.
  Попытки приостановить распад. В сентябре-ноябре 1991 г. были предприняты вялые попытки не допустить окончательного экономического и политического развала уже фактически бывшего Советского Союза. Работа велась в двух направлениях: создание экономического союза и формирование новых политических отношений.
  В сентябре по согласованию с Верховными Советами и президентами нескольких республик был создан Межреспубликанский экономический комитет (МЭК), который возглавил И. С. Силаев. Наибольшим успехом МЭК была подготовка экономического соглашения, которое подписали девять республик (РСФСР, Украина, Белоруссия, Азербайджан, Туркмения, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия и Казахстан). Армения участвовала в Комитете в качестве наблюдателя, государства Прибалтики прислали своих представителей. Лишь Молдова и Грузия полностью проигнорировали это соглашение. Данное соглашение было реальным шагом, призванным приостановить развал единого хозяйственного организма. Однако экономический кризис продолжался, и, стремясь его смягчить, республики и даже отдельные районы вводили серьезные ограничения на вывоз из них различных продуктов и товаров.
  Противоречия в отношении политического союза были значительно более серьезными. Государства Прибалтики, Украина, Молдова, Грузия и Армения отказались даже обсуждать эту проблему. Первые предварительные переговоры состоялись лишь во второй половине ноября, в них участвовали президенты семи республик. В результате переговоров президенты пришли к заключению о необходимости создать новое государство на конфедеративной основе (т. е. с максимально возможными правами республик) и дать этому государству название Союз Суверенных Государств (ССГ).
  На местах Советы практически повсеместно были отстранены от власти, которая концентрировалась в исполкомах, а в ряде мест, таких, как Москва, Санкт-Петербург (как снова стал называться Ленинград с 1991 г.) и некоторых других - в мэриях и префектурах, созданных мэриями. Происходил процесс ужесточения и централизации власти. Президент РСФСР попытался распространить институт префектов на всю Россию, назначая на эти должности преданных себе людей, но данная политика вызывала резкое противодействие местных властей и успеха в 1991 г. не имела.
  После провозглашения независимости обострились отношения между республиками по пограничным вопросам. Ряд народов Северного Кавказа, входящих в состав РСФСР, провозгласили независимость и суверенитет и выступили с политическими и территориальными претензиями как к РСФСР, так и к своим соседям. Наиболее ярко это проявилось в возникновении Чеченской республики, выделившейся из состава Чечено-Ингушской автономной республики РСФСР. События в Чечне и ряде других районов Северного Кавказа, неутихающая война в Южной Осетии - все поставило Кавказ к концу 1991 г. на грань широкомасштабной гражданской войны.
  Экономическое положение России и других государств бывшего СССР осенью-зимой 1991 г. стремительно ухудшалось. Резко возросли темпы инфляции, в октябре-ноябре они достигли 25-30 % в месяц, сокращалось промышленное и сельскохозяйственное производство. Все это при увеличении выпуска новых денег привело к тому, что к концу 1991 г. на полках магазинов практически не осталось ни промышленных товаров, ни продуктов питания. Возникли проблемы в снабжении населения самым необходимым: хлебом, молоком, картофелем. Для многих категорий населения, особенно для пенсионеров, молодых людей, встала проблема выживания.
  Данная ситуация была вызвана действиями нового российского руководства, повторявшего ошибки бывшего союзного. В октябре 1991 г. Б. Н. Ельцин возглавил новое правительство РСФСР в качестве его председателя (занимал этот пост до назначения 15 июня 1992 г. Е. Т. Гайдара и. о. председателя правительства). Тогда же Ельцин изложил программу радикальных реформ, целью которых был провозглашен переход к рыночной экономике.
  Заявление Б. Н. Ельцина 28 октября 1991 г. о том, что с января 1992 г. цены практически на все товары будут отпущены и будет отменен контроль за ростом заработной планы; что в 1992 г. планируется провести массовую приватизацию (разгосударствление) предприятий промышленности, транспорта, торговли; в сельском хозяйстве должен произойти переход к фермерскому хозяйству, тоже сыграло свою роль. Это заявление вызвало скачок инфляции, резкое падение курса рубля по отношению к доллару США, к окончательному исчезновению товаров и продуктов из магазинов. Все стали стремиться придерживать товары и избавляться от денег.
  Кроме того, ряд республик объявили о введении своих валют, правительство РСФСР также заявило о возможности введения российского рубля. Заявление о прекращении финансирования союзных министерств также усилило панику в финансовых кругах страны. Сложности в народном хозяйстве РСФСР усугублялись отсутствием стабильности и согласованности в кадровой политике российского правительства, где происходили частые конфликты и смены состава.

 
© www.txtb.ru