Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 10. Провал августовского путча и «августовская революция» 1991 года

  Предпосылки путча. Главным содержанием Перестройки на ее исходе становились не реформы, а политическая борьба. Начиная с 1989 г., власть партийно-государственной номенклатуры неуклонно уменьшалась. Новые коммерческие и политические структуры медленно, но неуклонно набирали силу. Все это вызывало открытый и скрытый протест «господствующего класса».
  Для сохранения своих руководящих позиций в обществе по инициативе М. С. Горбачева утверждается пост президента СССР. Им стал Горбачев. Появляются президенты в большинстве союзных и автономных республик.
  12 июня 1990 г. был провозглашен суверенитет РСФСР, а 12 июня 1991 г. избран первый президент Российской Федерации. Им стал Б. Н. Ельцин, получивший 57 % голосов в первом туре (вступил в должность 10 июля 1991 г.). Избрание Ельцина означало необходимость перераспределения властных полномочий между союзным (СССР) и республиканскими (в первую очередь РСФСР) центрами власти.
  Порожденные Перестройкой ожидания не находили удовлетворения, общественное напряжение росло. При этом никак не удавалось:
  1) реформировать партию;
  2) урегулировать отношения центра и республик и заключить федеративный договор (что вскоре привело к распаду СССР);
  3) постепенно перейти к многоукладной экономике (это в постперестроечное время привело к одномоментному отпуску цен с 1992 г. и обвальным реформам).
  Социально-экономический кризис, «парад суверенитетов» и национальные конфликты в союзных и автономных республиках ясно указывали на необходимость разработки и заключения союзного (федеративного) договора о перераспределении компетенций между республиками и центром. 19 февраля 1991 г. председатель Верховного Совета РСФСР Б. Н. Ельцин выступил по телевидению с резкой критикой политики правительства, требованием отставки М. С. Горбачева с поста президента СССР и передачи власти Совету Федерации в составе руководителей союзных республик.
  Всесоюзный референдум 17 марта 1991 г. и «ново-огаревский процесс». 17 марта 1991 г. в 9 республиках, в том числе в РСФСР, прошел референдум о судьбе СССР. Три четверти голосовавших высказались за сохранение обновленного Союза. В РСФСР в тот же день состоялся также Всероссийский референдум по вопросу о введении поста президента РСФСР, избираемого всенародным голосованием. Большинство участников (54 %) высказалось за его введение.
  28 марта 1991 г. открылся III внеочередной съезд народных депутатов РСФСР (28 марта - 5 апреля 1991 г.). По требованию 29 народных депутатов РСФСР, подписавших обращение к президенту М. С. Горбачеву с просьбой о защите, союзное правительство запретило митинг сторонников Б. Н. Ельцина и ввело в город дополнительные воинские подразделения и танки «для обеспечения безопасности депутатов» от «морального террора» демонстрантов (в определенной мере можно считать это репетицией августовских событий 1991 г.). На этом съезде Ельцин одержал победу, получив дополнительные полномочия. Войска были выведены по требованию Съезда народных депутатов РСФСР.
  23 апреля 1991 г. в Ново-Огареве (на правительственной даче под Москвой) состоялась встреча президента СССР М. С. Горбачева с руководителями 9 союзных республик, включая РСФСР. Было подписано соглашение «9+1», положившее начало разработке нового Союзного договора, который предусматривал предоставление республикам большой самостоятельности в рамках СССР.
  Как казалось, эта встреча и соглашение должны были положить начало процессу стабилизации обстановки в стране. 23 июля президент СССР М. С. Горбачев и руководители 9 союзных республик завершили разработку проекта нового Союзного договора, подписание которого намечалось на 20 августа 1991 г.
  Новый договор предусматривал создание федеративного государства, в котором республики, входящие в новый Союз, получали значительно больше прав, а центр из управляющего превращался в координирующий. Реально в руках союзного руководства оставались бы лишь вопросы обороны, финансовой политики, внутренних дел, частично налоговой и социальной политики. Часть вопросов находилась в совместной союзно-республиканской компетенции, прежде всего принятие новых законодательных актов, определение налоговых отчислений в пользу центра и основных направлений их расходования. Все остальные стороны жизни общества переходили в компетенцию республик. Некоторые республики отказались подписывать даже этот достаточно либеральный договор и объявили о создании независимых государств (Литва, Латвия, Эстония, Молдова, Грузия и Армения).
  При этом ликвидировались многие центральные структуры, планировались кадровые перестановки, затрагивавшие интересы значительного числа чиновников. Угроза скорого подписания такого договора и стала последней каплей, подтолкнувшей часть партийно­государственного руководства СССР к самостоятельному выступлению и попытке государственного переворота.
  17 июня 1991 г. председатель Кабинета Министров СССР В. С. Павлов потребовал предоставить правительству чрезвычайные полномочия. Оно было отвергнуто Верховным Советом СССР 21 июня.
  20 июля президент РСФСР Б. Н. Ельцин подписал указ о департизации, запретивший деятельность партийных организаций на государственных предприятиях и в учреждениях на территории России.
  Последующие события чем-то напоминают лето-осень 1917 г., когда после провала выступления консервативных сил (Корниловского мятежа) Временное правительство было сметено большевистским переворотом.
  Путч 19-21 августа 1991 г. Чтобы предотвратить подписание союзного договора, намеченное на 20 августа, и сохранить свои властные полномочия, часть высшего партийно-государственного руководства попыталась захватить власть, был организован путч. В воскресенье 18 августа 1991 г. группа руководителей предложила М. С. Г орбачеву, который в это время находился на отдыхе на президентской даче в Форосе (Крым), ввести в стране чрезвычайное положение и покончить с реформами. После отказа Горбачева его изолировали от управления страной, президент был фактически незаконно смещен и интернирован.
  Утром в понедельник 19 августа вице-президент СССР Г. И. Янаев издал указ о временном исполнении им обязанностей президента СССР якобы в связи с невозможностью исполнения М. С. Горбачевым своих обязанностей по «болезни». Центральное телевидение СССР и Всесоюзное радио передали «Заявление советского руководства» и сообщение ТАСС о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению. В состав ГКЧП вошли: и. о. президента СССР Г. И. Янаев; секретарь ЦК КПСС, первый заместитель председателя Совета обороны О. Д. Бакланов; министр внутренних дел СССР Б. К. Пуго; председатель КГБ СССР В. А. Крючков; премьер- министр СССР B. C. Павлов; министр обороны СССР Д. Т. Язов; президент Ассоциации госпредприятий А. И. Тизяков и председатель Крестьянского союза СССР В. А. Стародубцев.
  Главную задачу переворота ГКЧП видел в восстановлении в СССР порядков, которые существовали до 1985 г., то есть в ликвидации многопартийности, коммерческих структур, в уничтожении ростков демократии. Члены ГКЧП стремились избегать кровопролития и действовать как бы по закону (если не считать отстранения действующего президента от власти): Конституция СССР предусматривала при определенных обстоятельствах возможность исполнения вице-президентом обязанностей президента и введения чрезвычайного положения. Но попытка переворота была на лицо.
  В отдельных районах страны было введено чрезвычайное положение, на улицы Москвы и ряда других крупных городов введены войска и танки (благодаря смелой позиции мэра А. А. Собчака в Ленинград танки не ввели), расформированы отдельные структуры власти, не отвечавшие Конституции 1977 г. Деятельность всех партий, кроме КПСС, была приостановлена. Почти все центральные газеты, за исключением «Правды», «Известий», «Труда» и некоторых других, были запрещены, в остальных газетах военная цензура запретила публикацию ряда материалов, и они вышли с большими белыми пятнами на полосах. Прекратили работу все каналы Центрального телевидения, за исключением 1-го канала, и почти все радиостанции. Таким образом, оппозиция лишилась возможности легального противодействия, общественное мнение было поставлено под контроль цензуры.
  Всем памятно выступление по телевидению членов ГКЧП, когда у Янаева тряслись от волнения руки, а в промежутках между официальными заявлениями ГКЧП демонстрировался балет «Лебединое озеро». Казалось, что антиперестроечные силы победили, ничто и никто уже не в силах изменить ситуацию, политике реформ бесповоротно положен конец.
  Но события неожиданно стали разворачиваться по вильнюсскому (народному) сценарию - по инициативе населения был применен метод «живого кольца». Действия заговорщиков встретили сопротивление народных масс.
  В тот же день начались массовые митинги и демонстрации в Москве и других городах СССР против создания ГКЧП. Многие тысячи москвичей пришли к зданию Верховного Совета РСФСР (так называемый Белый дом).
  Основным политическим соперником центрального руководства СССР было руководство РСФСР. Именно против него и был направлен основной удар. Вокруг здания Белого дома России были сконцентрированы войска, которые должны были занять здание, разогнать парламент и арестовать наиболее активных его участников.
  Решительным противником переворота выступил президент РСФСР Б. Н. Ельцин, возглавивший борьбу против ГКЧП. Все три дня он находился в Доме Советов РСФСР (Белом доме). В эти дни Ельцин издал ряд указов, расширявших полномочия президента РСФСР в сфере управления Вооруженными Силами, органами внутренних дел и переподчинявших президенту РСФСР ряд союзных министерств и ведомств.
  В обращении «К гражданам России», зачитанном Ельциным с танка, действия ГКЧП квалифицировались как антиконституционный государственный переворот, а сам ГКЧП объявлялся незаконным. Оно было горячо поддержано тысячами людей, собравшихся у Белого дома.
  В Ленинграде (где благодаря мэру А. А. Собчаку дело не дошло до ввода войск) и ряде других городов население тоже вышло на площади, чтобы защитить демократически избранную власть. Население страны в основном отказалось поддержать ГКЧП.
  Уже 20 августа вокруг Белого дома были возведены баррикады, на которых находилось несколько десятков тысяч человек. Активную роль в организации отпора путчу сыграли новые предприниматели - руководство бирж, коммерческих структур, экономически не заинтересованных в возвращении к старым порядкам. Они оказали финансовую и техническую помощь, а их сотрудники были участниками живого кольца у Белого дома.
  Армия не захотела применять силу против своих сограждан, а часть воинских подразделений отказалась выполнять приказы путчистов и перешла на сторону обороняющихся. Путч весьма негативно был воспринят за рубежом, откуда сразу прозвучали заявления о приостановке помощи СССР.
  Приказа на штурм Белого дома в ночь на 21 августа так и не поступило, а утром, подчиняясь совсем другому приказу, войска начали покидать улицы Москвы. Среди множества факторов, которые удержали членов ГКЧП В. А. Крючкова, Г. И. Янаева и Д. Т. Язова от попытки провести штурм Белого дома, была, по их собственному признанию, и трагедия в туннеле под Калининским проспектом.
  Жертвами событий 19-21 августа 1991 г. в Москве стали три погибших защитника Белого дома - последние Герои Советского Союза и еще четыре человека, добровольно ушедших из жизни.
  Около часу ночи с 20 на 21 августа 1991 г. в столице при попытке остановить движение БТР в подземном транспортном тоннеле на пересечении Калининского проспекта (ныне ул. Новый Арбат) и Садового кольца (ул. Чайковского) погибли три молодых москвича: Дмитрий Комарь (23 года), Владимир Усов (30 лет) и Илья Кричевский (27 лет). (Последний, молодой московский архитектор, был опознан не сразу из-за отсутствия при нем документов.)
  Вечером 20 августа колонна БМП полка Таманской дивизии вышла на патрулирование на въездах с Садового кольца в центр Москвы для проведения совместно с ГАИ досмотра всего идущего к центру Москвы и к Белому дому транспорта, чтобы «не допустить провоза в город огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и боеприпасов». Батальон БМП под командованием С. В. Суровкина был направлен в сторону Калининского проспекта.
  Именно в эту ночь все ожидали штурма Белого дома силами ГКЧП, и штаб его обороны решил защищать резиденцию российского руководства также и на «дальних» подступах. На въезде и на выезде из туннеля у Калининского проспекта колонну БМП ждали импровизированные баррикады из перевернутых пустых троллейбусов. Бронетехника обошла первую баррикаду справа, однако баррикада при выезде из туннеля полностью преграждала путь, прочно была заблокирована теперь и дорога назад. В попытке остановить боевую колонну на появившиеся из туннеля первые бронемашины из толпы обрушился град камней, кто-то бросил бутылку с зажигательной смесью.
  В БМП был немалый боезапас, и в случае его взрыва последствия могли быть очень тяжелыми. Трое москвичей попытались прикрыть брезентом смотровые щели БМП. Это, в конечном счете, и привело к трагедии: двое были задавлены, один погиб от рикошетной пули (экипаж БМП давал предупредительные выстрелы). Несколько человек из толпы были ранены (за медицинской помощью обратились 4 человека).
  Смерть Комаря, Кричевского и Усова была следствием драматически сложившихся обстоятельств, и органы прокуратуры как Москвы, так и Российской Федерации, внимательно изучавшие ход событий в подземном туннеле, не нашли ни в действиях военных (получивших приказ спасать бронетехнику), ни в действиях гражданских лиц состава преступления. По определению прокуратуры, молодые люди «вышли на защиту конституционного строя, выполняя свой гражданский долг по ликвидации опасности, угрожавшей законно избранным органам власти».
  21 августа Президиум Московского Совета на своем заседании выразил глубокое соболезнование семьям погибших в ночь с 20 на 21 августа в районе Садового кольца. День похорон Д. А. Комаря, И. М. Кричевского и В. А. Усова на Ваганьковском кладбище (суббота 24 августа) был объявлен днем траура на территории г. Москвы. В траурной процессии, прошедшей по улицам столицы, приняли участие сотни тысяч человек. На траурном митинге выступили Б. Н. Ельцин, руководители Российской Федерации, мэрии Москвы, общественные деятели. Президент СССР М. С. Горбачев воздержался от непосредственного участия в этих похоронах, но через три дня издал указ о присвоении трем погибшим москвичам звания Героя Советского Союза «за мужество, проявленное при защите демократии и конституционного строя». Это был последний такой указ в истории Советского Союза и в истории этого почетного звания (позднее он был высечен золотом на могильном граните), а Комарь, Кричевский и Усов - последними награжденными.
  В первую годовщину путча Указом президента РФ Б. Н. Ельцина № 896 от 19 августа 1992 г. трое погибших «за мужество, проявленное при защите конституционного строя в период попытки государственного переворота 19-21 августа 1991 г.» были посмертно награждены медалью «Защитнику свободной России».
  Другими жертвами событий стали еще три человека из верхних эшелонов власти (Б. К. Пуго, С. Ф. Ахромеев, Н. Е. Кручина) и член семьи первого из них.
  22 августа у себя на квартире в возрасте 53 лет застрелился министр внутренних дел СССР, член ГКЧП, генерал-полковник Б. К. Пуго вместе с женой В. И. Пуго. Похороны супругов Пуго прошли в Москве почти незаметно в тот же день, что и похороны трех молодых москвичей.
  В тот же день, 24 августа, в своем служебном кабинете в доме № 1 Московского Кремля покончил с собой, повесившись на скрученной вдвое нейлоновой веревке от занавесей (оружия под рукой не оказалось), советник президента СССР по военным делам, маршал и Герой Советского Союза 68-летний С. Ф. Ахромеев. Он не был членом ГКЧП, но 19 августа в разговоре с вице-президентом СССР Г. И. Янаевым поддержал Заявление ГКЧП и выразил готовность помогать. В субботу в приемной маршала не было секретаря, и его тело было обнаружено только поздно вечером офицером кремлевской комендатуры. На столе маршала было шесть записок, написанных от руки, в том числе две из них - для родных и близких, одна - с просьбой отдать долги в кремлевской столовой (деньги лежали рядом). Отдельно лежала записка с объяснением его поступка.
  Рано утром 26 августа 1991 г. добровольно ушел из жизни, выбросившись из окна пятого этажа своего дома № 13 по Плотникову переулку в Москве, в котором жили самые ответственные работники ЦК КПСС и некоторое министры, член ЦК КПСС и управляющий делами ЦК 63-летний Н. Е. Кручина, близкий к Горбачеву. Под контролем Кручины находились все счета КПСС в Советском Союзе и за границей.
  Все четверо оставили предсмертные записки.
  «Я излишне доверился людям, - написал в такой записке Б. К. Пуго.
  - Я честно прожил всю жизнь». «Я не могу больше жить. Не осуждайте нас.», - просила его жена.
  «Я не могу жить, когда моя Родина погибает и разрушается все то, что я считал смыслом моей жизни. Мой возраст и вся моя жизнь дают мне право уйти. Я боролся до последнего», - признался в прощальной записке С. Ф. Ахромеев. В его записной книжке нашли запись: «Я был уверен, что эта авантюра потерпит поражение, а, приехав в Москву, лично убедился в этом. Но с 1990 года наша страна идет к гибели. Горбачев дорог, но Отечество дороже! Пусть в истории хоть останется след - против гибели такого великого государства протестовали».
  Утром 24 августа по радио и телевидению было передано заявление М. С. Г орбачева о сложении с себя полномочий генерального секретаря ЦК КПСС, а также его призыв к самороспуску ЦК партии. Возможно, именно это стало последней каплей для Ахромеева - слишком необычным для военного был избранный им способ самоубийства.
  «Я не предатель и не заговорщик, - написал в записке Н. Е. Кручина, - но я боюсь...» Он заявлял также о своей преданности Горбачеву; что его совесть чиста, и он просил сообщить об этом народу.
  Поражение ГКЧП определилось уже днем 21 августа, и Прокуратура РСФСР объявила, что все участники ГКЧП будут привлечены к ответственности. Вечером этого дня президент РСФСР Б. Н. Ельцин предъявил восьмерке путчистов (Г. И. Янаеву, О. Д. Бакланову, В. А. Крючкову, B. C. Павлову, Б. К. Пуго, В. А. Стародубцеву, А. И. Тизякову и Д. Т. Язову) следующие требования:
  «1. Комитету по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП) предписываю прекратить свою противоправную антиконституционную деятельность с 22 часов 21 августа 1991 года. Все решения, принятые с момента его образования, подлежат безоговорочной отмене.
  2. Комитет обязываю незамедлительно отменить все решения, препятствующие выполнению Президентом СССР М. С. Горбачевым своих конституционных обязанностей.
  3. В случае невыполнения указанных требований мною будут приняты все предусмотренные Законом меры по пресечению противоправной деятельности комитета, обеспечению конституционного порядка и законности в стране».
  Своим Указом № 70 Ельцин «за поддержку антиконституционной деятельности так называемого „государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР“, невыполнение указов Президента РСФСР, направленных на пресечение государственного переворота» отстранил от исполнения обязанностей председателей Исполнительных комитетов краевого и ряда областных Советов народных депутатов РСФСР (в Краснодарском крае, Ростовской, Самарской и Липецкой областях).
  В тот день в Москве открылась Чрезвычайная сессия Верховного Совета РСФСР, единогласным решением которого ГУВД (Главное управление внутренних дел) и УКГБ (Управление Комитета госбезопасности) Москвы и Московской области были выведены из союзного подчинения и переподчинены российским властям. Таким образом, Борис Ельцин получил дополнительную опору на силовые структуры. В тот же день Всесоюзная телерадиокомпания была передана в ведение правительства РСФСР.
  Вокруг Белого дома началась разборка баррикад, однако было принято решение оставить нетронутой одну как символ стойкости москвичей.
  21 августа епископ Казанский и Марийский Анастасий заявил, что православные священнослужители обеспокоены событиями, происходящими в стране, однако воздерживаются от разъяснения их сути своим прихожанам, так как не было выражено отношение к свершившемуся со стороны Русской православной церкви. По словам епископа Анастасия, «в большинстве своем верующие пребывают в заботах о хлебе насущном и мало интересуются политикой, они привыкли терпеливо переносить испытания, которые постоянно выпадают на их долю».
  Вечером 21 августа Михаил Горбачев вернулся в Москву.
  На следующий день из Москвы были выведены войска, что фактически означало поражение ГКЧП, организаторы путча были арестованы.
  22 августа ГКЧП потерпел поражение, переворот, нацеленный на реставрацию доперестроечных порядков, не удался. Он был крайне плохо организован и подготовлен, отсутствовало деятельное оперативное руководство.
  А главное - он не встретил поддержки населения.
  Попытка переворота нанесла стране многомиллионный экономический ущерб, перекрыла каналы внешнеэкономических связей и поступление в страну новых технологий, углубила экономический кризис, о намерении преодолеть который объявили путчисты.
  «Августовская революция», или «Переворот наоборот». Сразу же вслед за поражением путча практически во всех крупных городах прошли массовые манифестации, направленные против КПСС, что послужило удобным поводом для приостановки деятельности КПСС в стране. Вечером 23 августа президент РСФСР Б. Н. Ельцин подписал в присутствии М. С. Горбачева указ о приостановлении деятельности КПСС на территории Российской Федерации. Поздно вечером в этот же день и в ночь на 24 августа происходил захват манифестантами зданий ЦК КПСС на Старой площади. Были закрыты и опечатаны здания ЦК КПСС, обкомов, райкомов, партийных архивов и др. Вскоре Ельцин запретил деятельность КПСС на территории России.
  С 23 августа 1991 г. КПСС перестала существовать как правящая, государственная структура. Но влияние партийных работников на экономическую и политическую жизнь не исчезло, так как активная их часть давно уже участвовала в новых сферах жизни России и других республик. Одновременно с прекращением деятельности КПСС по указу президента РСФСР был временно закрыт ряд газет («Правда», «Труд», «Советская Россия» и некоторые другие). Но вскоре в результате протестов общественности они были вновь открыты.
  Эти события получили название «августовской революции», а по сути, учитывая последующие события, стали «переворотом наоборот».
  После поражения ГКЧП и своего возвращения в Москву М. С. Горбачев 24 августа сложил с себя обязанности генерального секретаря ЦК КПСС и распустил ЦК. Получилось, что он вернулся из форосского заточения как бы в другую страну: перестав быть генеральным секретарем фактически распущенной на следующий день партии, он оказался президентом почти уже несуществующей страны и был бессилен что-либо предпринять (как в свое время Николай II).
  V внеочередной съезд народных депутатов СССР (2-6 сентября 1991 г.) принял решение о передаче всей полноты власти в стране вновь созданному органу - Государственному Совету в составе президента СССР М. С. Горбачева и высших должностных лиц республик. Но этот орган просуществовал недолго.
  В сентябре 1991 г. Б. Н. Ельцин поддержал идею М. С. Горбачева о преобразовании СССР в Союз Суверенных Государств, а в октябре заявил, что «Россия никогда не выступит инициатором развала Союза». Однако сам (вместе с руководителями Украины и Белоруссии) вскоре распустил СССР в Беловежской пуще.
  Попытка государственного переворота 19-21 августа 1991 г. резко ускорила процесс распада СССР. После победы демократической (августовской) революции процессы, которые шли в экономической, политической, идеологической и других сферах жизни общества, заметно убыстрились. 21 августа - 1 сентября 1991 г. руководящие органы Эстонии, Латвии, Украины, Белоруссии, Молдавии, Азербайджана, Узбекистана и Киргизии заявили о провозглашении независимости этих республик. 5 сентября вновь образованный Государственный совета СССР признал независимость Латвии, Литвы и Эстонии.
  Августовский путч и контрпереворот Ельцина, по сути, подвели черту под существованием Советского Союза, дав толчок к суверенизации всех союзных республик.
  Взгляд россиян на события 19-21 августа 1991 г. через 12 лет. По данным социологического опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), проведенного в 12-ю годовщину событий 19-21 августа 1991 г. (2003 г.):
  • около половины опрошенных россиян (48 %) назвали августовские события 1991 г. просто эпизодом борьбы за власть в высшем руководстве страны (так ответили в первую очередь мужчины, лица в возрасте 40-55 лет, с высшим образованием, проживающие в центральных крупных городах, сторонники «Яблока» и ЛДПР);
  • трагическим событием, имевшим гибельные последствия для страны и народа, посчитал те дни 31 % респондентов (преимущественно женщины, лица старше 55 лет, с образованием ниже среднего, жители сельских поселений и потенциальные избиратели КПРФ);
  • лишь 10 % назвали события августа 1991 г. победой демократической революции, покончившей с властью КПСС (в основном молодежь в возрасте до 25 лет, лица с высшим образованием, проживающие в провинциальных городах и собирающиеся голосовать за Союз правых сил).

 
© www.txtb.ru