Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


8. О характере общественного строя в СССР в конце 1930-х гг.

  В 1930-е годы советское общество претерпело коренные изменения. Отсталая «лапотная» Россия превратилась в страну с сотнями и тысячами новых фабрик и заводов, шахт и электростанций, колхозов и совхозов, вузов и школ. Сталин, указав на эти изменения, заявил: «Это - социализм!» Тогда в 1936 г., все в это поверили, тем более, что вывод «вождя» был немедленно подхвачен официальной пропагандой. В 1936 г. принимается Конституция «победившего социализма» - подлинно демократический по содержанию документ, в 1937 г. на ее основе проводятся первые свободные выборы - всеобщие, равные, прямые, при тайном голосовании (несмотря на формальный характер их проведения). И хотя было видно невооруженным взглядом, что декларации и реальная жизнь расходятся, появился дополнительный импульс для пропаганды «преимуществ социализма». В конце 50-х гг. тезис «Краткого курса истории ВКП (б) «о полной победе социализма был дополнен понятием «окончательной победы». Эти выводы, закрепленные в партийно-государственных документах, не могли подвергаться сомнению, поэтому в течение полувека историография вынуждена была усиленно доказывать с помощью конкретных фактов тезис о построении к концу 30-х гг. в СССР социалистического общества. Но подсознательно все более крепла и другая мысль. Чем дальше развивались события и накапливался жизненный опыт, тем яснее становилась не доходившая вначале до сознания многих истина: жить без капиталистов - еще не значит жить по-социалистически! Примитивное сталинское мышление навязывало народу альтернативное восприятие мира: или капитализм, или социализм. Однако реальная жизнь гораздо многокрасочное, она более вариантна. Вот и в СССР получилось нечто иное. Сталин считал, что построить социализм - это значит огосударствить все средства производства в промышленности и обеспечить полную коллективизацию крестьянских хозяйств. Поскольку Сталин, несомненно, обладал сильной волей и организаторскими способностями, был упрям и жесток в достижении своих целей, то, подчинив своему видению социализма и партию, и государственный аппарат, он, организуя с их помощью повседневную деятельность масс, добился своего: в СССР в конце 1930-х гг. была реализована сталинская модель «социализма». Был построен «в основном» государственно-административный социализм с господством партийно-государственной номенклатуры, с массовыми репрессиями и страхом, с лагерями и тюрьмами, но без элементарной демократии и гласности, социализм, вполне соответствовавший каноническим представлениям марксизма не о действительном, а о казарменном социализме. По К. Марксу, это общественный строй, «отрицающий повсюду личность человека». (К.Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения. Т. 42. С. 114). Здесь, как подчеркивал Маркс, «стремлением каждого будет производить для общества как можно больше и потреблять как можно меньше», т. е. приносить сегодняшнюю свою жизнь в жертву будущим поколениям, и «в этом сознании своей пользы для общества будет заключаться вся гордость, все честолюбие тогдашних деятелей», а «во главе всего, в качестве высшего руководителя безымянный и никому неизвестный наш комитет». (Там же. Т. 18. С. 414). Это было общество, которое отражало много нового - революционный энтузиазм, веру в идеалы, подвижничество, но было очень многое, отвергаемое сегодня. Это, по сути был цезаризм 30-х годов, который, однако, не мог погасить революционный заряд Октября.
  Спустя почти два десятилетия после победы социалистической революции, когда Сталин сделал вывод о победе социализма в СССР, в советском народе был жив дух революции, крепка вера в социализм и убежденность в его преимуществах. С этой верой и убежденностью миллионы людей участвовали в грандиозном деле социалистического строительства. Своим героическим трудом, энтузиазмом, перенося лишения, они в кратчайший срок вывели страну на качественно новый экономический уровень. К тому же пафос созидания, гордость за успехи страны стали главной темой идеологического воздействия. Однако действительность во многом противоречила идеалам, которые исповедовали люди труда.
  Провозглашалась окончательная ликвидация эксплуататорских классов, которая на деле означала экспроприацию значительной части крестьянских хозяйств, высылку в отдаленные районы и физическую гибель миллионов людей. Провозглашалось торжество общенародной собственности, а повсеместно распространялась командно-административная система в экономике, и труженик отторгался от участия в управлении хозяйством.
  Провозглашалась полная демократизация политической жизни, в то время как усиливались массовые репрессии против партийных, государственных, военных, хозяйственных кадров, научной и творческой интеллигенции, рабочих и колхозников.
  Провозглашалось завершение переходного от капитализма к социализму периода, построение социализма, хотя советское общество в конце 1930-х гг. никак не соответствовало идеям К. Маркса, Ф. Энгельса. В.И. Ленина.
  У социализма 1930-х гг. были совершенно определенные черты:
  В политическом плане - это сращивание партии с государством, деспотизм «вождя», хотя и опирающегося на партийно-государственный аппарат, но фактически стоявшего над ним; наблюдалась одновременно взаимозависимость вождя и аппарата:
  - в экономическом - господство директивных и внеэкономических методов, подмена социализации основных средств производства их огосударствлением;
  - в организационном - максимальная централизация;
  - в социальном - формальная демократия и тотальная бюрократия, подавление демократических форм общественной жизни;
  - в нравственном - коллективистские взгляды, которые, несмотря на многие объективно положительные аспекты, поглотили личность как таковую;
  - в духовном - господство штампов, клише и мифов;
  - в идеологическом - идеологический конформизм и послушание масс, обещание благ, неизменно отодвигаемых на необозримое будущее;
  - в международном - закрытость страны, тенденции к автаркии во всех сферах жизни.
  С одной стороны, торжественно провозглашалось морально-политическое единство общества, а с другой - оставалась в силе выдвинутая Сталиным на февральско-мартовском (1937 г.) Пленуме ЦК ВКП (б) «теория» о том, что по мере дальнейшего продвижения по пути социализма классовая борьба будет все более обостряться. Этот догмат, а также утверждение, что «у троцкистских вредителей есть свои резервы», которые «состоят прежде всего из остатков эксплуататорских классов», культивировали в советском обществе не единство, а подозрительность и нетерпимость. Под предлогом обострения классовой борьбы и враждебности капиталистического окружения теоретически обосновывалось ограничение демократии.
  Советы все больше превращались в учреждения, механически штампующие предложенные им решения, в придаток формально подотчетных Советам исполнительных органов. Реальная власть перешла к бюрократическому аппарату, присвоившему себе право действовать от имени народа и утверждавшему свою власть репрессиями и расправами со всяким инакомыслием. В результате возникла стена отчуждения между властью и народом, что порождало политическую пассивность простых тружеников. Но при всей своей жестокости сталинский режим был вынужден прикрываться демократическими декорациями, ему приходилось подкрашивать демократический фасад общества, чтобы придать ему какую-то привлекательность. Свидетельством тому служит принятие Конституции 1936 г., демократической по своему содержанию, но не реализованной на практике жизни.
  В стране в исторически кратчайшие сроки была ликвидирована неграмотность, создана всеохватывающая система народного образования, все классы и слои общества получили доступ к знаниям, и сокровищам культуры, была сформирована советская интеллигенция, главным образом за счет выходцев из рабочих и крестьян, крупных успехов достигли наука и техника. Но культ личности Сталина, административно-командная система и здесь наложила свою зловещую печать. Марксистско-ленинская идеология в вульгарной сталинской интерпретации стала господствующей в обществе. Обычной практикой стало административное вмешательство в процесс художественного творчества: одни его направления произвольно объявлялись социалистическими, другие - враждебными социализму, причем представители последних нередко истреблялись. Под предлогом борьбы за чистоту материалистического мировоззрения запрещались целые направления научного знания. Все это нанесло серьезный урон интеллектуальному потенциалу и нравственному здоровью общества.
  Одним из бесспорных завоеваний Советской власти являлось установление социальных гарантий для трудящихся. Была ликвидирована безработица, создана разветвленная система бесплатного здравоохранения, введены социальное страхование по болезни и социальное обеспечение по старости и инвалидности. Однако и в решении социальных проблем очевидны серьезные противоречия. Те или иные решения в этой области преподносились как результат доброй воли «вождя», государства, как подарок трудящимся, как государственная благотворительность. В то же время экономика оказалась неспособной обеспечить население страны основными продуктами питания, товарами потребления и другими благами на достойном человека уровне. В течение б лет - с конца 1928 до начала 1935 г. - действовала карточная система, обострилась жилищная проблема. С другой стороны, отчуждение трудящихся от формирования и проведения социальной политики вело к нарастанию бюрократизации этой веры, к торжеству остаточного принципа, к понижению качества социальных гарантий.
  В официальных документах и выступлениях, в массово-политической работе неизменно провозглашалась идея дружбы народов СССР, демонстрировались их успехи в хозяйственном и культурном строительстве, поощрялся культурный взаимообмен. В ряде случаев предусматривалось уважительное отношение к национальным чувствам народов, имевших свою национально-государственную автономию. Так, в связи с введением в национальных школах обязательного изучения русского языка было сделано предупреждение против попыток превращения его в язык преподавания других предметов. В то же время замалчивались существенные различия между союзными и автономными республиками, областями и округами, обусловленные своеобразием и неодинаковым уровнем их исторического развития, которые невозможно было преодолеть за короткий срок. Эти различия породили значительные трудности в межнациональных отношениях. Касательно мелких национальных групп и представителей так называемых национальных меньшинств, не имевших своей автономии, с 1937 г. стала проводиться политика, направленная, по существу, на их дискриминацию, насильственную ассимиляцию. Были ликвидированы национальные районы и сельсоветы, закрыты школы, где преподавание велось на языках этих групп. Прекращался выпуск газет на этих языках. Сталин, прямо не посягая на федеративный принцип, на практике, осуществил предлагаемую им в начале 1920-х гг. идею «ав- тономизации».
  Как известно, К. Маркс и Ф.Энгельс пришли к идее социализма именно через гуманизм, подводя под последний научную материалистическую базу. Но с полным основанием можно сказать, что самой существенной деформацией социалистической идеи Сталина был подрыв ее гуманистической сущности.
  Но даже после осуждения Сталина на XX съезде партии, в Постановлении ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий» от 30 июня 1956 г. содержалось утверждение о том, что культ личности нанес большой вред обществу, но «он не изменил и не мог изменить природы социализма». Историки вынуждены были опять же придерживаться старого положения о победе социализма в конце 30-х гг. Лишь с началом перестройки появилась возможность критического переосмысления пройденного пути, преодоления упрощенного представления о социализме. Об этом впервые открыто было сказано в докладе М.С. Горбачева «Октябрь и перестройка: революция продолжается», а в следующем, 1988 году, в журнале «Вопросы истории» прошли два «Круглых стола» - «СССР в 20-е годы» и «СССР в 30-е годы», где уже из уст специалистов прозвучали выводы о том, что в СССР вообще не завершился переходный период от капитализма к социализму, а для общества 30-х гг. были характерны не только социалистические черты, но и несоциалистические и даже антисоциалистические. В последующем авторы ряда статей и книг убедительно доказали, что общество, созданное к концу 1930-х гг., не стало воплощением на практике теории научного социализма.

Источники и литература

  Гордон Л., Клопов Э. Что это было? - М., 1989.
  Ленинское завещание // Историки спорят. Тринадцать бесед. -М., 1988.
  Плимак Е.Г. Политическое завещание В.И. Ленина. Истоки, сущность, выполнение. - М., 1989.
  30-е годы. Взгляд из сегодня. - М., 1990.
  Сокольников О.Ф. Построен ли в СССР социализм? // Политическая информация. - 1989. - № 12-13.
  «Круглый стол»: Советский Союз в 30-е годы // Вопросы истории. - 1988. - № 12.380

 
© www.txtb.ru