Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


5.9.2. ОБРАЗОВАНИЕ И НАУКА

  Перепись населения в 1920 г. выявила в стране 54 млн. неграмотных, поэтому ликвидация неграмотности являлась одной из основных в государственной политике народного образования. В 1920 г. при Наркомпросе была организована Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации неграмотности и малограмотности. Граждане от 8 до 50 лет, не умевшие читать и писать, по декрету были обязаны обучаться грамоте. Был издан специальный приказ о ликвидации неграмотности в армии. Создаваемые буквари имели четкую идеологическую направленность. Наследие старой школы отвергалось как «школа зубрежки». В школах было отменено изучение древних языков, закона божьего, введены общественно-политические дисциплины.
  Экономические условия первых лет нэпа резко ограничивали расходы на образование. В 1921 г. в качестве временной меры была введена плата за обучение. К середине 20-х гг. существовали следующие виды школ: начальная 4-летняя школа (I ступень), 7-летняя школа в городах, школа крестьянской молодежи, школа II ступени (5-9 классы). В систему профессионально-технического образования входили школы фабрично-заводского обучения (ФЗУ) на базе начальной школы и техникумы. Эта система, в основном, сохранилась и в последующие годы. В 1923 г. было организовано Всероссийское добровольное общество «Долой неграмотность» во главе с М.И. Калининым. На средства общества содержались тысячи пунктов при школах по ликвидации неграмотности (ликбезы). В 1925 г. в ликбезах обучалось почти 1,4 млн. взрослых. В 1918-1928 гг. общее и специальное образование получили 739 тыс. человек (более 67 тыс. человек в год). Однако неграмотность по-прежнему оставалась одной из главных проблем, мешавших индустриализации страны. По переписи 1926 г. 45% населения РСФСР были неграмотными (в городах - 24%, в селе - 55%).
  В начале 30-х гг. было введено обязательное начальное обучение, а в городах - неполное среднее обучение в объеме семилетки. К концу 30-х гг. более 80% населения умели читать и писать. В СССР действовало 152 тыс. школ.
  В области высшего образования правительство проводило классовую политику. Рабочей молодежи было дано право поступать в вузы без предъявления аттестата о среднем образовании и без вступительных экзаменов. С 1919 г. началось создание рабочих факультетов (рабфаков) при вузах для подготовки к обучению рабочей и крестьянской молодежи, не имевшей среднего образования, по рекомендациям партийных, советских и профсоюзных организаций. Были упразднены все ученые степени и звания. В два с лишним раза увеличилось количество вузов. Многие из них создавались при крайней слабости материальной базы и нехватке научно-педагогических кадров. Одним из важнейших направлений было стремление власти усилить партийно-государственное руководство вузами и резкое ограничение автономии высшей школы. Классовая направленность политики в области высшего образования проявлялась в «чистке» профессорско-преподавательского и студенческого состава, введении в качестве обязательных таких предметов как исторический материализм, история пролетарской революции, история советского государства и права. Готовить марксистские кадры для высшей школы должен был Институт красной профессуры в Москве. При этом качество подготовки специалистов резко снизилось. Наркомпрос в отчете за 1926 г. отмечал, что «выпускник технического вуза не умеет логарифмировать, слаб в решении квадратных уравнений... и даже не всегда тверд в арифметических действиях над дробями». Повышению качества образования в высшей школе большое внимание уделялось в 30-е годы. В 1940 г. в стране работало около 4600 вузов, к концу второй пятилетки СССР вышел на 1-е место в мире по числу учащихся и студентов.
  Несмотря на революционные потрясения в 20-30 гг. продолжает развиваться наука. Вели исследования физиолог И.П. Павлов, генетик Н.И. Вавилов, физик А. Ф. Иоффе; разрабатывал теорию ракетных двигателей Ф.А. Цандер. Мировое значение в 20-е гг. имели работы С.В. Лебедева (создание синтетического каучука), Н.Н. Семенова (химическая физика), К.Э. Циолковского (космонавтика), Л.С. Выготского (психология), П.П. Блонского и С.Т. Шацкого (педагогика). В 30-е гг. в условиях индустриализации растет роль прикладных наук: геологии (академик А.Е. Ферсман), металлургии (академик И.П. Бардин), оптики (академик С.И. Вавилов), энергетики (академики Г.0. Графтио, М.А. Шателен). Особое внимание уделялось созданию военной техники: самолетов (конструкторы С.В. Ильюшин, А.И. Микоян, Н.Н. Поликарпов, А.А. Туполев, А.С. Яковлев), танков (Ж.Я. Котин, А. А. Морозов), орудий (В.Г. Грабин, И.Т. Клейменов), стрелкового оружия (В. А. Дегтягрев, В.Г. Федоров, Г. С. Шпагин).
  Многие ученые и конструкторы (Королев, Петляков, Туполев и др.) подверглись репрессиям, продолжая работать в специальных лагерях. Часть их была расстреляна или погибла в заключении (Н.И. Вавилов). Одновременно формировался тип лжеученого (биолог Т.Д. Лысенко), владевшего марксистской фразеологией, обвинявшего своих оппонентов в идеологических ошибках и обещавшего огромные практические результаты в случае реализации его идей.
  С первых лет советской власти начал формироваться механизм государственного управления наукой (научный отдел Наркомпроса, научно-технический отдел ВСНХ, разработка плана ГОЭЛРО), началось внедрение принципов коммунистической идеологии в общественные науки (создание Социалистической академии общественных наук, Коммунистического университета им. Свердлова). В 20­е гг. были закрыты ряд научных журналов, высланы за границу многие ученые, прежде всего, философы. Новым этапом усиления идеологического диктата стало «академическое дело» в начале 30-х годов: арест по ложным обвинениям историков-академиков С.Ф. Платонова, Е.В. Тарле и сотен специалистов- гуманитариев. Одновременно устанавливаются требуемые критерии для ученых в области философии (арест выдающегося философа А.Ф. Лосева), языкознания (признание марксистской теории Н.Я. Марра).
  В середине 30-х гг. идет процесс пересмотра отношения к прошлому России. Идеологическим и политическим репрессиям была подвергнута так называемая «историческая школа Покровского», занимавшая официально господствующие позиций до этого времени и оценивавшая историю страны в значительной мере негативно. Теперь наступило время прославления мощи русского государства, «прогрессивности» его внешней политики во всех случаях. В 1938 г. вышел «Краткий курс истории ВКП(б)». Данное в нем толкование истории с конца XIX в. стало обязательным. Арест в начале 30-х гг. крупнейших экономистов Н.Д. Кондратьева, А.В. Чаянова и других стал концом подлинной экономической науки.
  Таким образом, начиная с рубежа 20-30-х гг., все сферы науки и культуры оказались под жестким контролем идеологии, определявшейся коммунистической партией. Ее руководство выступало высшим арбитром в научных спорах, определяло судьбу целых направлений в науке.

 
© www.txtb.ru