Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


5.5. ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ СТРАНЫ

  К концу 20-х гг. народное хозяйство достигло в основном максимального дореволюционного уровня развития, однако основные резервы оборудования были исчерпаны. В стране обострился топливный, металлический, товарный голод. Значительные до революции внешние источники финансирования практически отсутствовали, частнокапиталистические накопления были незначительны и всячески блокировались. Объем экспорта, на доходах от которого базировался ввоз оборудования, был в два раза ниже, чем до войны. Таким образом, индустриализация на основе традиционного экспорта заходит в тупик.
  Причины индустриализации
  1. Технико-экономическая отсталость страны. В 1928 г. за день в стране выпускалось 2 грузовика,
  3 трактора. 1/4 текстильного оборудования, 70% металлорежущих станков закупалось за рубежом.
  2. Развитие промышленности требовалось для обеспечения обороноспособности страны.
  3. Необходимо было выровнять экономический потенциал государства, в котором имелись крайне отсталые национальные окраины.
  В конце 20-х гг. формируются две основные стратегии экономического развития страны.
  1. Связана с именами Н.И. Бухарина (члена Политбюро с 1924 г., главного редактора «Правды» в 1917— 1929 гг., руководителя Исполкома Коминтерна в 1926-1929 гг.), А.И. Рыкова (члена Политбюро с 1924 г., председателя Совнаркома в 1924-1930 гг.), М.П. Томского (члена Политбюро с 1924 г., председателя ВЦСПС в 1919-1929 гг.). Они выступали за одновременное достижение нескольких взаимосвязанных целей: повышение жизненного уровня широких масс, высокие темпы развития народного хозяйства, рост удельного веса «социалистического хозяйственного сектора». Эти руководители стремились к всемерному развитию кооперации, отвергали путь повышения промышленных или резкого снижения сельскохозяйственных цен, усиления налогов с крестьянства. Это была стратегия регулируемого рынка с обязательным использованием товарно-денежных отношений и преодоления диспропорций экономическими методами.
  В работах крупнейших экономистов того времени Н.Д. Кондратьева, А.В. Чаянова, Л.Н. Юровского формулировались идеи собственного видения путей развития страны. Выдвигались предложения о развитии товарно-социалистической системы хозяйства, об экономическом равновесии. Они указывали, что если план экономического развития создается вопреки рынку, тогда торговлю за деньги нужно заменить распределением по нарядам, карточкам. Но в условиях однопартийности эти люди были лишены возможности воздействовать демократическим путем на принимаемые решения.
  2. Сторонниками второго пути были И.В. Сталин (член Политбюро с 1919 г., Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) с 1922 г.), В.В. Куйбышев (председатель Центральной Контрольной Комиссии с 1923 г., председатель ВСНХ с 1926 г. член Политбюро с 1927 г.), В.М. Молотов (секретарь ЦК с 1921 г., член Политбюро с 1926 г., председатель Совнаркома с 1930 г.). Они отвергали возможность равномерного движения ко всем главным целям одновременно, предлагали форсированное развитие тяжелой промышленности, коллективизацию деревни, рассматривали планы как директивы, обязательные для выполнения, поддерживали веру в способность рабочего класса опровергнуть объективные экономические законы, утверждали неизбежность обострения классовой борьбы. Это означало курс на укрепление партийно-государственной системы, готовность на значительные жертвы ради достижения «светлого будущего».
  В 1926 г. Сталин заявил, что «индустриализация является основным путем социалистического строительства». Стремясь создать мощную военную державу, он считал, что СССР должен в кратчайшие сроки ликвидировать отставание от ведущих держав. Главный акцент в развитии промышленности делался на развитии самых передовых в то время отраслей: энергетики, металлургии, химической промышленности, машиностроения, которые являлись основой военно-промышленного комплекса.
  Каждая из групп имела свою социальную и политическую базу. Группу Бухарина поддерживала часть партийной интеллигенции, хозяйственников, квалифицированных рабочих-коммунистов и крестьян. Они осознавали бесперспективность командно-бюрократических методов, искали пути превращения промышленного рабочего в реального хозяина на предприятии, выступали против автаркии страны. Их мысли отражались в письмах в ЦК партии: «хозяйственникам вместо ежемесячного оклада дать процент из доходов предприятия», передать предприятия коллективам, чтобы они «стали прямыми непосредственными хозяевами производства», идти по пути постепенного смягчения форм диктатуры пролетариата и «в недалеком будущем» отменить партийную монополию.
  Но большинство членов партии выступило на стороне Сталина. Партийная и государственная бюрократия не хотела расставаться с рычагами власти. Крестьянская беднота и часть рабочего класса требовали решительных мер по перераспределению богатств, считая себя обманутыми революцией. «Мы хотим работать и быть сытыми», - писал Молотову рабочий-краснознаменец. Отказ от связи заработка с конечными результатами деятельности предприятия, возведение сдельщины в ранг социалистической формы распределения вели к отчуждению рабочего коллектива от средств производства, ставших собственностью государства. В этих условиях руководство страны испытывало мощное давление низов, привыкших в определенной степени к социальному иждивенчеству и требовавших скорейшего воплощения социалистических идеалов. Влияние на руководство страны оказывала оценка международного положения, придававшая уверенность в новом приливе «революционной волны» в капиталистическом мире, в приближении полосы «больших империалистических войн».
  Определенное время позиции Бухарина и Сталина сосуществовали, отразившись в документах XV съезда ВКП(б). Открытое их столкновение произошло в 1928-1929 гг., началом которого стал «хлебный кризис» на рубеже 1927-1928 гг. Сокращение хлебозаготовок было вызвано отсутствием на рынке промышленных товаров, снижением заготовительных хлебных цен, возможностью уплаты налога за счет других источников дохода. Руководство партии вступило на путь «чрезвычайных мер»: обысков, запрета рыночной торговли, применения к отказывающимся продавать хлеб по невыгодным ценам 107 статьи УК, карающей за спекуляцию. Это означало решительный поворот к нормам командно­административной системы, отказ от принципов нэпа, от надежд на либерализацию государственной системы.
  I пятилетка (1928-1932)
  XVI партийная конференция (апрель 1929 г.), а затем V съезд Советов СССР (май 1929 г.) утвердили после неоднократных пересмотров в сторону повышения первый пятилетний план. Он предусматривал рост промышленной продукции на 136%, производительности труда на 110%, снижение себестоимости продукции на 35%. Великие стройки, начатые в 1927-1928 гг. - прежде всего Днепрогэс и Турксиб, - должны быть завершены к 1930 г. Планировалось строительство более чем 1200 заводов. По плану приоритет отдавался тяжелой промышленности, которая получала 78% всех капиталовложений. Их объем должен был возрасти с 8,4 до 16,2% валового национального продукта.
  Сразу же после принятия план подвергся многочисленным корректировкам в сторону повышения. В начале 1930 г. плановые показатели были пересмотрены и увеличены: теперь уже шла речь о добыче к концу пятилетки от 120 до 150 млн. тонн угля (вместо 75 млн. тонн, предусмотренных изначально), о выплавке 17 - 20 млн. тонн чугуна (вместо 10 млн. тонн), о добыче 45 млн. тонн нефти (вместо 22 млн. тонн), о производстве 450 тыс. тракторов (вместо 55 тыс.), о строительстве более 2 тыс. новых заводов.
  XVI съезд партии (июнь - июль 1930 г.) одобрил действия сторонников ускорения темпов социалистического строительства (пятилетку в четыре года!). На этом съезде Куйбышев заявил, что необходимо каждый год удваивать объем капиталовложений и увеличивать производство продукции на 30%. Выдвигается лозунг «Темпы решают все!».
  Новые увеличенные планы не соответствовали реальным возможностям производства, а способствовали его дезорганизации. Строительство сотен объектов было начато и не завершено из-за нехватки сырья, топлива, оборудования, рабочей силы. К концу 1930 г. 40% капиталовложений в промышленность были заморожены в незавершенных проектах. Невыполнение планов обусловило цепную реакцию развала экономики: один невыполненный план служил препятствием для выполнения другого. В целях преодоления нехватки материальных ресурсов снабжение предприятий постепенно полностью переходило в руки административных структур. Они пытались обеспечить централизованное распределение основных ресурсов и рабочей силы исходя ими же определяемой важности того или иного предприятия. Система приоритетов в распределении сырья, оборудования, рабочей силы распространялась, прежде всего, на несколько ударных объектов, которые ставились в пример всей стране (металлургические комбинаты в Кузнецке и Магнитогорске, тракторные заводы в Харькове и Челябинске, автомобильные заводы в Москве и Нижнем Новгороде). Так как финансовых ресурсов не хватало, число приоритетных предприятий росло. Вскоре система приоритетов привела к конфликтам между предприятиями, что вызвало необходимость введения системы чрезвычайной очередности. Так административный способ (сначала только распределения ресурсов) со временем подменил собой планирование и стал основной особенностью советской экономики.
  Важным препятствием для проведения индустриализации стала нехватка средств. Эта проблема также решалась административно-командными методами.
  Источники накопления капитала
  1. «Перекачка» средств из сельского хозяйства в промышленность путем создания искусственно высоких цен на промышленную продукцию и низких на сельскохозяйственную, повышенное налогообложение сельского населения.
  2. Монополия внешней торговли, экспорт хлеба (в условиях, когда в стране - карточная система).
  3. Варварская эксплуатация природных ресурсов.
  4. Принудительные займы у населения (в 1927 г. - 1 млрд. руб., в 1935 г. - 17 млрд. руб.).
  5. Рост цен на винно-водочные изделия, продажа которых росла (к концу 20-х гг. доход от водки достигал 1 млрд. руб. и примерно столько же давала промышленность).
  6. Эмиссия, увеличившаяся с 0,8 млрд. руб. в 1929 г. до 3 млрд. руб. в 1932 г. При этом денежная масса росла в два раза быстрее, чем выпуск предметов потребления.
  7. Продажа государством драгоценных металлов и художественных ценностей.
  8. Использование бесплатного труда заключенных.
  В ходе индустриализации осуществлялась нейтрализация и ликвидация старых кадров и специалистов, не вступивших в партию и скептически настроенных по отношению к преобразованиям, и одновременно прилагались усилия по выдвижению «новой технической интеллигенции», поддерживавшей радикальные перемены, вызванные индустриализацией, так как она получала от них выгоду. Сталину потребовался внутренний враг, которым оказалась «старая» техническая интеллигенция.
  Заявление апрельского (1928) пленума ЦК о раскрытии на шахтах Донбасса организованного «буржуазными специалистами» саботажа знаменовало собой конец начавшегося в 1921 г. периода привлечения на сторону советской власти опытных специалистов - выходцев из старой интеллигенции. В 1928-1931 гг. была развернута широкая кампания против «буржуазных специалистов». Общее число взятых под контроль служащих за четыре года составляло 1256 тыс. человек. 138 тыс. из них (11%) были отстранены от выполнения служебных обязанностей. Всякий раз, когда на предприятии происходил несчастный случай или не выполнялся план, в этом обвиняли старых специалистов, которые занимались «вредительством». Только на предприятиях Донбасса в 1930-1931 гг. половина кадровых работников была уволена или арестована. На транспорте в течение первых шести месяцев 1931 г. было «разоблачено» 4500 «саботажников». Состоялись многочисленные судебные процессы. Одни проходили за закрытыми дверями (процессы над специалистами ВСНХ, над членами Крестьянской трудовой партии). Другие были открытыми (процесс над Промпартией, в ходе которого восемь обвиняемых «сознались» в создании крупной подпольной организации, состоящей из 2 тыс. специалистов, ставящих своей целью вести по наущению иностранных посольств подрывную деятельность в экономике). «Буржуазных специалистов» сменили «выдвиженцы» - руководители, выдвинутые из лучших рабочих, зачастую не имевшие специального образования, окончившие лишь краткосрочные курсы. В 1929 г. 89% «красных директоров» имели только начальное образование. В стране создаются рабочие факультеты (рабфаки), где рабочие приобретали специальное образование. К концу I пятилетки «выдвиженцы» составляли 50% руководящих кадров в промышленности.
  Политика выдвижения новых кадров привела к коренным изменениям состава рабочего класса. За первую пятилетку количество рабочих в промышленности и в строительстве увеличилось с 3,7 млн. до 8,5 млн. человек. Безработица среди рабочих была ликвидирована в течение двух лет. Значительная часть новых рабочих представляла собой вчерашних крестьян, уклоняющихся от коллективизации. В 1930 г. в городах обосновалось 3 млн. крестьян. В 1931 г. их было уже более 4 млн. В том же году еще 7 млн. крестьян «поглотили» сезонные стройки. Предприятия, по словам Орджоникидзе, часто напоминали гигантские таборы кочевников. Не имея ни корней, ни квалификации, часто находясь на нелегальном положении (уходили из колхозов без разрешения), новые пролетарии в поисках лучших условий труда постоянно меняли работу. Заводские цеха заполнялись неграмотными рабочими. Их предстояло научить пользоваться техникой, приучить к необычной для них организации труда, обучить грамоте, привить им уважение к властям и приучить пользоваться хотя бы самыми простыми атрибутами городской жизни.
  Болезненный процесс адаптации новых пролетариев повлек за собой ряд негативных явлений. Участились неявки на работу, усилилась текучка кадров, увеличилось количество случаев хулиганства и поломок техники, выпуска бракованной продукции, резко возросли производственный травматизм, алкоголизм и преступность. Эти явления в не меньшей степени, чем завышенные планы и перебои в снабжении, усугубляли дезорганизацию промышленного производства в годы первой пятилетки.
  В 1931 г. Сталин приостановил выдвижение рабочих, осудил уравниловку. В целях уменьшения текучести кадров в 1932 г. была введена система прописки. Неявка на работу сурово каралась по закону от 15 ноября 1932 г., предусматривавшему немедленное увольнение, лишение продовольственных карточек и выселение с занимаемой площади. Была введена сдельная система оплаты труда. Политика по отношению к рабочим меняется, на первое место ставится воспитание таких качеств как дисциплина, патриотизм, законопослушание.
  В начале 1933 г. было заявлено, что пятилетний план выполнен за 4 года и 3 месяца после его утверждения. Сталин оперировал цифрами первоначального варианта плана, принятого в апреле - мае 1929 г., а не утвержденного позже. Ученые до сих пор по-разному оценивают итоги первой пятилетки. У разных исследователей показатель ежегодного прироста продукции колеблется от 10,5 до 21%. Большинство ученых сходятся в следующем:
  • Рост производства оборудования, полуфабрикатов тяжелой промышленности, добычи сырья и производства электроэнергии был весьма значительным, но не достиг показателей, запланированных в 1929 г. (уголь - 64 млн. тонн вместо 75; чугун - 6,2 млн. тонн вместо 10 млн. тонн по плану 1929 г. или 17 млн. тонн по плану 1930 г.).
  • Производству товаров легкой промышленности и народного потребления не уделялось должного внимания (план был выполнен приблизительно на 70%).
  • Были произведены огромные капиталовложения в промышленность (объем капиталовложений в промышленность увеличился за пять лет в 3,5 раза), правда, в ущерб жизни народа.
  • Необходимость капиталовложений в социальную сферу игнорировалась.
  • Индустриализация проводилась экстенсивными методами, с огромными издержками. Она сопровождалась высокой инфляцией (увеличение денежной массы на 180% за пять лет, рост на 250­300% розничных цен на промышленные товары), приведшей к снижению примерно на 40% покупательной способности рабочих.
  • Производительность труда, которая по плану должна была увеличиться на 110%, осталась на прежнем уровне.
  Чтобы повысить производительность труда, в стране развернулось стахановское движение. Его символическим началом стал рекорд, установленный 31 августа 1935 г. шахтером Алексеем Стахановым в Донбассе. Впервые, работая с двумя крепильщиками, он добыл 102 т угля вместо 7 т задания. Наряду с именем А. Стаханова стали известны имена кузнеца А. Х. Бусыгина, ткачих Е. В. и М. И. Виноградовых, машиниста П. Ф. Кривоноса. Сила движения базировалась на сочетании новой технологии труда, овладении новой техникой и «неограниченной сдельщине», стимулировавшей производительность труда на конкретном рабочем месте. Но высокая производительность отдельного рабочего далеко не всегда была нужна экономике в целом и даже данному предприятию. Поэтому осуществлялся пересмотр норм и расценок, значительно ослаблявший реальную силу движения. К этому добавлялись бюрократические извращения, порожденные сущностью системы: искусственные рекорды, создание особых условий для отдельных передовиков и т. п.
  Хотя II пятилетка (1933-1937) тоже не была выполнена, улучшилась динамика экономического роста. Чугуна, при плане 16 млн. тонн, было выплавлено 14,5 млн. тонн. Но партийная верхушка вновь сознательно обманывала народ, заявляя о выполнении пятилетки, как и в 1933 г., за 4 года и 3 месяца.
  Руководство страны заявило о построении в основном социалистического общества. Действительно, резко вырос объем промышленного производства, особенно в энергетике и металлургии (Днепрогэс, Магнитка, Кузнецк), возник ряд новых отраслей (авиационная, автомобильная, подшипниковая и др.), было преодолено стадиальное отставание от развитых стран (ранее отставание по важнейшим видам промышленной продукции было в несколько раз, теперь по ее общему объему СССР уступал лишь США). Но по сути индустриализация в СССР, не подведя новой технической базы под все отрасли хозяйства, вылилась лишь в развитие тяжелой промышленности, особенно военно­промышленного комплекса. При этом производство важнейших видов промышленной продукции того времени (стали, нефти, чугуна и т. д.) на душу населения составляло от 1/4 до 2/3 уровня передовых стран.
  В результате проведения начального этапа индустриализации в стране оформилась административно-командная система руководства промышленностью, а следовательно, и всей экономикой в целом. Эта система строилась на основе единства государственной власти и государственной собственности, приказных методов управления, эксплуатации рабочих и использовании подневольного труда заключенных.

 
© www.txtb.ru