Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


3.1.3. Теория конфликта

  Теория конфликта в трансакционном анализе описывается через концепции трансакционного взаимодействия, структурации времени и сценарного процесса.
  Трансакция - это единица взаимодействия. Трансакцией может быть фраза, одно слово, несущее смысловую нагрузку, например: «Привет». Жест, передающий то, что могло бы быть сказано. Например, рукопожатие приблизительно соответствует слову «Здравствуй». Трансакцией может быть даже выразительный взгляд, подчас говорящий больше любых слов.

Рис. 31

Рис. 31

  Различают явные, осознаваемые участниками общения и скрытые трансакции, не осознаваемые участниками взаимодействия, проистекающие на бессознательном уровне. Скажем, на осознаваемом уровне два собеседника серьезно обсуждают деловую проблему. В тоже время на неосознаваемом, психологическом уровне между собой общаются и шалят два ребенка. Описывая подобные ситуации, участники говорят об «азарте», «спортивных состязаниях», о том, что «весь мир театр, а люди в нем актеры» (В. Шекспир).

Рис. 32

Рис. 32

  Ситуация, рассмотренная выше, с точки зрения Э. Берна имела одну важную характеризующую ее особенность. Во время общения трансакции были параллельны друг другу и не перекрещивались. Подобное общение может длиться достаточно долго и доставляет удовольствие всем участникам.
  Конфликтные ситуации связаны с несовпадением используемых собеседниками Эго­состояний, что приводит к перекрещиванию трансакций.

Рис. 33

Рис. 33

  Как показано на рисунке, два собеседника пытаются общаться друг с другом как Родитель с Ребенком. Такое общение непременно приводит к выяснению отношений: «Ктоглавнее, умнее, сильнее». Каждый из собеседников при этом считает правым только себя и считает неприемлемым компромисс, и даже само понимание позиции другого. Пример подобной ситуации является конфликт: взрослого и подростка. С точки зрения взрослого подросток - это еще дитя неразумное, нуждающееся в опеке и наставлениях. В глазах подростка взрослый - это ретроград, ничего не понимающий в современной жизни.
  Структурация времени. По мнению Берна, один из самых важных вопросов который задают себе люди - «Что мне делать?». А одна из самых важных проблем, которые люди решают - «Как мне убить время?». Идем ли мы на вечеринку, просыпаемся ли в начале рабочей недели, вопрос структурации, убийства времени является для нас важнейшим. Анализируя человеческое поведение, Берн предлагает 6 способов структурации времени.
  1. Игнорирование - ситуация, когда люди не вступают в коммуникацию: не разговаривают, не переглядываются, как бы не признают факт существования другого. Психологическая дистанция в этом случая самая большая, как и уровень безопасности. Пример. Два человека едут в одном вагоне электрички, сидят и смотрят в окно или читают или дремлют.

Рис. 34

Рис. 34

  2. Ритуал - коммуникативная стратегия на уровне «Родитель» - «Родитель», призваннная свести к минимуму риск приобщении. Допускаются только проверенные временем и известные собеседникам фразы и жесты. Фривольность и новшества не поощряются. Красота ритуала в его предсказуемости. Фраза за фразой, жест за жестом складывается цепочка ритуала. И каждая фраза своевременна, каждый жест уместен. В мире насекомых примером ритуального общения являются коммуникативные танцы пчел. Пчела, прилетев в улей, начинает перемещаться строго определенным образом, сообщая своим танцем новости, другие пчелы, повторяя е движения, понимают эти новости. В мире людей ритуал получил очень большое распространение, в каком-то смысле, человеческая культура представляется набором ритуалов. Мы пожимаем руку, здороваясь, улыбаемся, если хотим показать другому свое расположение, ставим свечу в церкви, поминая покойного и т. п. Ритуал - бездушен, хотя может быть наполнен аффективными переживаниями, безличен. Ритуал превращает человека в детальку, шестеренку общества и государства, но в обмен дает безопасность предсказуемости. Преимущество имеет тот, кто знает ритуал лучше: жрец или просто более старый человек. В условиях сильной агрессивности родо-племенного, феодального социума ритуал способствует самому существованию общества, помещая человеческую агрессию в «прокрустово ложе» условностей и предписаний. Ритуал - это сублимированная агрессия и сексуальность. В условиях быстрых изменений окружающего мира, ритуал снижает адаптивные возможности человека. Примером может служить исторический факт единственной битвы между войском японского императора и отрядом монгольской конницы. Японцы превосходили врага численностью и мощью вооружения. Сила их духа и бесстрашие, воплощенные в кодексе воина «буси-до» вошли в легенду. Самураи гордились своей способностью использовать психо-физиологические ресурсы человеческого организма. Казалось бы, императора ждет быстрый военный триумф. Однако реальность оказалась иной. Столетия жизни на изолированных от других стран островах, постоянные междоусобицы привели к возникновению строгих ритуальных правил проведения сражений. Самурай обязан был представиться противнику до сражения, так как поединок мог состояться только между равными по социальному положению. Самурай не мог осквернить свой меч кровью простолюдина и даже просто менее знатного бойца. Представившись врагу, японские воины ждали от противника аналогичного поведения. Монголы не были знакомы с японским этикетом ведения войны. Они засыпали самураев стрелами и в ходе стремительной кавалерийской атаки вырезали всю японскую армию. Психологическая дистанция при ритуальном общении меньший, нежели при стратегии «игнорирование», однако уровень безопасности достаточно высок.

Рис. 35

Рис. 35

  3. Работа - коммуникативная стратегия, приводящая к какому-либо результату. Само общение в этом случае становится профессией. В современном обществе достаточно много таких специальностей, например, психолог-консультант.

Рис. 36

Рис. 36

  4. Времяпрепровождение - внешне очень похоже на «работу». Люди разговаривают, обмениваются информацией, однако, в их индивидуальной и совместной реальностях ничего не меняется, ничего не происходит - нет результата. Берн в качестве примера приводит клубное общение разговоры о спорте, автомобилях, детях и т.п. В свете современных представлений о важности процессуальности отношений в менеджменте, бизнесе, консультировании тема разговора уже не может выступать определенным диагностическим критерием. Например, в ходе проведения консультации терапевт может использовать «безопасные темы» для установления контакта с клиентом, для снижения напряжения во время сессии, для смены ритма консультации и тем самым улучшать результативность терапии. По всей видимости, именно результат является критерием позволяющим дифференцировать «времяпрепровождение» и «работу». Времяпрепровождение - это разговор двух детей, эмоционально насыщенный и мало предсказуемый. Разговор, постоянно меняющий тему и критерии своего существования. Берн в некотором смысле осуждает эту коммуникативную стратегию, считает времяпрепровождение пустой тратой времени, однако если мы посмотрим на нее с точки зрения «внутреннего ребенка», то увидим определенную пользу. Возможно, одной из причин обилия невротических реакций у современного, западного человека, является культуральное осуждение времяпрепровождения: «Нечего языком молоть», «Только и знают, как языки чесать». Придя домой после трудного рабочего дня, западный мужчина: ужинает, лежит на диване, читает газету или смотрит телевизор. В теории структурации времени его поведение описывается как «игнорирование». Дети предпочитают компьютерные игры, опять же позволяющие не общаться с другими людьми. В восточных культурах преобладает иной стереотип отдыха. Вернувшись с работы, мужчина окунается в общение с семьей и друзьями. Разговоры ни к чему не обязывают, плавно переходят с темы на тему. Поощряются настольные игры, не мешающие разговору и не стимулирующие азартное поведение. Дети предпочитают коллективные игры, в которых учатся тонкостям общения с удовольствием и без результата.

Рис. 37

Рис. 37

  5. Игра - коммуникативная стратегия, в отличие от описанных выше стратегий, включающая в себя не только социальное общение, но и упорядоченный алгоритм общения, на психологическом уровне. Описание алгоритма психологической игры - это жемчужина не только Трансакционного анализа, но и всей современной психологии. Выделив психологическую игру, как самостоятельную коммуникативную стратегию присущую людям, Берн, бесспорно, обессмертил свое имя. Игра, как и времяпрепровождение - это общение детских Эго-состояний. В этом секрет ее привлекательности и вечной новизны. Несмотря на то, что спонтанность базовое свойство ребенка, в случае с игрой, под вуалью спонтанности скрывается железный алгоритм, являющийся скорее атрибутом ритуала. Игра начинается как искрометное, увлекательное времяпрепровождение, но неожиданно превращается в бездушный ритуал, страшный в своей неотвратимости и гарантированно приводящий к аффективному состоянию. По словам Берна, игра похожа на рыбную ловлю. На крючок насаживается наживка. Подплывшая рыбка видит наживку, но не видит крючка. Рыбка принимает предложение и заглатывает наживку. Убедившись, что рыбка на крючке, рыбак подсекает и вытаскивает ее на воздух. Рыбка, искавшая удовольствие (еду), получает смерть. Берн описывает игры во многих областях человеческой жизни. Он классифицирует их по степени выраженности на три уровня: а) игры о которых безопасно рассказывать в своем социальном окружении; б) игры о которых сообщают только самым близким людям; в) игры к которым в процессе их развития привлекаются профессионалы. Например, психологическая игра «Динамо» степени а). Молодой человек видит на вечеринке симпатичную девушку, она улыбается ему и он воспринимает это за предложение знакомства (наживка). Молодой человек подходит к девушке и приглашает ее на танец (заглатывает наживку). Девушка в обидной форме отказывает ему (подсекает и вытаскивает на воздух). Игра «Динамо» степени б), начинается, как и игра степени а). Девушка дает согласие на танец, в ходе которого провокационно приближается своими губами к губам молодого кавалера. После вечеринки молодой человек провожает девушку, во время прощания ситуация повторяется. Молодой человек целует ее и получает пощечину, девушка выставляет его в глазах общих знакомых насильником. Молодому человеку стыдно рассказывать об этой ситуации окружающим. Игра степени в), начинается также, но во время своего развития превращается в игру «изнасилование», после чего в нее включаются профессионалы: юристы, врачи, милиционеры и т.д. Несмотря на внешнюю примитивность и предсказуемость психологическая игра бессмертна! Биографии многих звезд спорта и шоу бизнеса являются тому подтверждением.

Рис. 38

Рис. 38

  6. Интимность - это коммуникативная стратегия, являющаяся квинтисенцией человечности. Интимность подразумевает общение без «психологических масок». Берн пишет, что интимность - это любовь в широком смысле этого слова. Интимность, прежде всего, подразумевает ответственность перед партнером и заботу о своем благополучии. Отсюда использование в общении всех трех Эго-состояний, однако, при этом трансакции не пересекаются, что позволяет общаться с удовольствием. Любопытно, что научение способности общаться, используя стратегию интимности, по мнению Берна, способствует достижению цели Трансакционного анализа - состояния «автономности», характеризующегося ответственностью пред собой и другими. Автономность - это «осознанность», «спонтанность» и «интимность». Несмотря на провозглашаемую важность понятия «интимность», Берн описывает его крайне схематично и безлико. Исчезают присущие ему юмор и яркость образов. Возможно, тема «интимности» - «слепое пятно» родоначальника Трансакционного анализа.

Рис. 39

Рис. 39

  Во время консультирования встречаются все 6 стратегий структурации времени. Клиент «игнорирует» консультанта, делает вид, что самой такой профессии не существует. После того, как клиент примет решение все же обратиться к психотерапевту, наступает этап ритуального общения названный Карлом Виттакером «борьбой за структуру». На этом этапе стороны договариваются о правилах совместной работы, и заключается психотерапевтический контракт. «Работа» и «времяпрепровождение» сливаются в терапевтический коктейль, в котором преобладание определенного ингредиента зависит от метода, который использует консультант, его личностных особенностей, культуральных традиций и преобладающей в данный момент времени моды. Психологическая игра - кошмар начинающих консультантов. Если ее инициатором выступил психотерапевт его «прорабатывают» на супервизии, а в случае, когда первую скрипку сыграл клиент, размер полученного консультантом ущерба определяется степенью сыгранной игры. Ситуация взаимопонимания и психотерапевтического резонанса возникающие в процессе профессиональной психодинамической терапии очень похожа на стратегию интимности.
  Сценарный процесс. Трансакционные аналитики считают, что каждый из людей проживает свою жизнь не спонтанно, но по определенному сценарию. Прототипами жизненных сценариев, выступают древнегреческие мифы (сценарии Сизиф, Прометей, Эдип, персей и т.д.) и сказки (сценарии Красная шапочка, Синяя борода, Гуси-лебеди и т.д.). Ребенок получает установки о базовых параметрах своего жизненного сценария от родителей, которые нашли друг друга и вступили в брак, также выполняя сценарные предписания (ряд специалистов прослеживает до семи поколений однотипных сценарных процессов). В Эго­состояние Родитель закладываются приказы, правила, будущие достижения. В Эго-состояние Ребенок - контр-приказы, иррациональные убеждения, правила игр. Свобода выбора ребенка ограничена этими предписаниями. Он не может создать для себя сценарий, принципиально отличающийся от родительского, он может выбрать нюансы, призванные подчеркнуть отличия современности.

Рис. 40

Рис. 40

  Важнейшим в создании жизненного сценария является выбор концовки. Что будет в конце Вашей жизни? Как вы умрете? Какая эпитафия будет на Вашей могиле? Кто придет на Ваши похороны? Что будут говорить о Вас после смерти? Ответы на эти вопросы ребенок находит до трех лет. С трех до пяти создается основная фабула сюжета и определяется отношение к миру. Возможны следующие варианты:
  1. «Я + Ты -» - я хорош и всегда буду лучше тебя, ты плох, ты хуже меня и всегда таким останешься. Установка ведет к дискриминации других людей по различным признакам. Эта установка, часто выдается за позицию «победителя», «удачника», что, конечно же, неправильно, так как в этом случае если и возможна, то только «Пиррова победа».
  2. «Я - Ты +» - я плох, у меня некрасивая внешность, я глуп, слаб физически и морально, ты хорош, тебе повезло при рождении, в лучшем случае я могу быть твоим слугой, если ты будешь обо мне заботиться, решать, что мне делать.
  3. «Я - Ты -» - я плох и ты плох, все люди плохи, весь мир ужасен. Всемирная катастрофа неизбежна, ничто хорошего нас не ждет.
  4. «Я + Ты +» - наиболее зрелая установка, характеризующая автономную личность, способную к интимности. Я хорош и ты тоже, я уважаю себя и тебя. Я забочусь о себе, но уважаю и твои права.
  В подростковом возрасте человек отрабатывает анти-сценарий, пробует «другую колею», но даже эти эксперименты проводятся в рамках семейного сценария. После того как найдена «вторая половинка», а критерий, по которому она идентифицируется - это готовность к участию в качестве партнера в совместных «психологических играх», и создания собственной семьи человек возвращается в сценарный процесс написанный им ранее. Далее все движется к выбранному когда-то окончанию жизни.

 
© www.txtb.ru