Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Предварительное знакомство

  Процесс предварительного знакомства осуществляется реципрокно, то есть взаимонаправленно: индивид присматривается к группе, а группа - к индивиду. Хотя, конечно, бывает и так, что индивид может оценивать группу, членом которой он хочет стать, в то время как сама группа даже не подозревает о его существовании. Бывает, правда, реже, и наоборот, когда группа оценивает индивида, желая заполучить его в свои члены, тогда как сам он об этом не знает.
  Ясно, что стадия предварительного знакомства является ключевой во многих отношениях - это и определение места своей будущей работы, учебы, своей потенциальной семьи; это может быть и исследование своих интересов, склонностей, способностей, предпочтений и т.д. Таким образом, знакомясь с группами, выбирая среди них наиболее подходящие, человек имеет возможность лучше узнать самого себя. В то же время, членство в той или иной группе является существенной характеристикой индивида для окружающих.
  Что еще предопределяет выбор человеком группы? Вероятно, его прошлый опыт. Если у индивида имеется богатый, разносторонний опыт пребывания в различных группах, значит его оценка группы будет более взвешенной и реалистичной. И наоборот. Поэтому, например, у студентов, людей, как правило, молодых и неопытных, завышено оптимистическая оценка тех благ, которые может дать им членство в студенческой группе, и, по крайней мере, первоначально, отношение к ней чересчур восторженное.
  Существуют и такие разновидности групп (обычно это неформальные группы открытого типа), в которых не придается большого значения оценке будущих членов. Они готовы принять любого, кто захочет в них войти. Многие общественные организации - профсоюзы, большинство религиозных объединений, группы, возникшие на основе какого-то общего увлечения и т.д., относятся именно к такому типу. Что касается политических организаций (например, партии), то они могут быть как относительно открытыми, так и достаточно закрытыми, кастовыми объединениями. В открытых, демократических обществах политические партии являются массовыми, свободными для вступления организациями. Членство в них не сулит человеку никаких очевидных преимуществ и выгод. А вот в диктаторских режимах, где пребывание в политических организациях связано либо с гонениями, либо с привилегиями, политические партии являются относительно закрытыми группами. В бывшем СССР правящая партия (КПСС) обеспечивала своим членам массу различных преимуществ и при этом идеологи партии лицемерно утверждали, что членство в партии накладывает только дополнительные обязательства на человека, не давая ему никаких выгод. Разумеется, так не бывает. Поэтому абсолютно далекие от реальности слова одного из партийных вождей о том, что у коммунистов только одно преимущество - всегда быть первым, в общественном сознание существенно уточнялись: быть первым в любой очереди - на получения жилья, премии, путевки в санаторий, в продвижении по службе, очереди на место в детском саду, даже в магазинной очереди.
  Понятно поэтому, что не все группы и не всегда стремятся к увеличению своей численности. В некоторых случаях, однако, группы, ранее немногочисленные и замкнутые, могут изменить тактику своего поведения и начать активно набирать новых членов. В иных случаях причиной такого нового поведения могут служить успехи, достигнутые группой, в других наоборот - неудачи. Наглядный пример того, как неудача может подтолкнуть группу к расширению своих рядов, продемонстрировала так называемая Чикагская группа - секта нетрадиционно верующих, проповедующая скорое приближение всемирного потопа и конца света.
  Об этом, в частности, свидетельствует, включенное полевое исследование Леона Фестингера, Генри Риккена и Стенли Шехтера, которые наблюдали поведение Чикагской группы до и после объявленного «конца света» (Фестингер Л., Риккен Г., Шехтер С., 1956). События развивались следующим образом: жители Чикаго - некий доктор Томас Армстронг и Мэриан Кич, собрали группу единомышленников, которых уверили в том, что в ближайшем будущем миру в целом, и их городу, в частности, грозит потоп. Он произойдет в определенный день и час, спасутся только избранные, и их на летающей тарелке вывезут из зоны бедствия инопланетяне.
  Понятно, что возможность спастись будет только у самой М. Кич и ее последователей. Дело в том, что глава Чикагской группы (по сути, секты нетрадиционно верующих) Мэриан Кич обладала неординарными способностями и сносилась с инопланетянами посредством телепатии. Постоянно выходя с ними на связь, это незаурядная женщина координировала всю подготовку операции по спасению верующих от потопа.
  Л. Фестингера и его коллег заинтересовало в этой ситуации то, что избранные инопланетянами «праведники» делали публичные заявления, причем, в средствах массовой информации о грядущей катастрофе. Поэтому Фестингер, Риккен и Шехтер решили на время стать членами секты и посмотреть, что станет с убеждениями и верой людей, если потопа не случится. Как они разрешат диссонанс между своей уверенностью в скором конце света и фактами, свидетельствующими о том, что они ошибались?
  Конечно, было бы интересней, если бы «в намеченное время» в Чикаго случилось наводнение, и прилетели бы инопланетяне, чтобы спасти своих любимчиков. Но, увы, всего этого не случилось.
  Что же стало с верой членов секта после того, как катастрофы не произошло? Любой человек, рассуждающий с позиции простого здравого смысла, вправе предположить, что обманутые в своих самых радостных ожиданиях (все утонут, а мы спасемся на летающей тарелке!) верующие устыдятся своих недавних убеждений перед лицом очевидного факта, перестанут верить в инопланетных спасателей и, чего доброго, от досады набьют физиономии Томасу Армстронгу и Мэриан Кич.
  Если вы думаете точно так же, то значит вы плохо читали все ранее написанное в этой книге и вам придется перечитать ее заново.
  Так вот, ничего подобного с верой сектантов не произошло. Напротив, они стали демонстрировать еще большую убежденность, но только уже в том, что конец света на неопределенное время откладывается. Вот как объясняет это Р. Чалдини: «Члены группы зашли слишком далеко, отказались от слишком много во имя своих верований. Они не смогли бы выдержать разрушения свей веры, стыд, экономические издержки, осмеяния. Сектанты изо всех сил цеплялись за свое верование» (Чалдини Р., 1999, с. 120). Эти выводы убедительно иллюстрируют признание доктора Армстронга, сделанное им одному из исследователей через 4 часа после «отмены потопа»: «Я прошел трудный путь. Я отказался почти от всего. Я разорвал все свои связи. Я сжег все мосты. Я повернулся спиной к миру. Я не могу позволить себе усомниться. Я должен верить. И нет никакой другой истины» (Чалдини Р., там же).
  Вполне закономерно поэтому, что когда предсказанный конец света не состоялся, Чикагская секта для укрепления своей веры занялась лихорадочной вербовкой в свои ряды всех подряд, тогда как раньше они сторонились «непосвященных» и вообще гордились своей «избранностью».
  Кстати, сегодня точно такая же ситуация сложилась в российском коммунистическом движении. Когда стало очевидно, что «неизбежного» пришествия коммунизма не состоится, когда развалился один из самых чудовищных в истории политико-экономических режимов, коммунистическая партия радикально изменила свою «кадровую политику». Партия трансформировалась из сектантской, кастовой организации закрытого типа, в которую рвались и протискивались в погоне за привилегиями социопаты всех мастей: всевозможные карьеристы, лжецы, болтуны-демагоги, проходимцы, воры, лодыри, подхалимы и пр., в открытую для всех партию. Более того, если раньше это была «партия начальников», прием в которую осуществлялся путем тщательной селекции «особо отличившихся», то есть «себе подобных», то теперь в неё зазывают всех подряд, не интересуясь сомнительными былыми «заслугами». Как ни странно, на первый взгляд, но именно эта открытость может стать гарантией превращения бывшего политического монстра в более или менее благопристойную политическую организацию.
  Что же касается Чикагской группы, то возможно также, что еще одну причину упертости членов американской секты «тарелкопоклонников», их нежелание расставаться со своими экстравагантными верованиями, способна объяснить и другая гипотеза, выдвинутая в свое время в рамках теории когнитивного диссонанса. Суть ее сводится к тому, что люди, которые много претерпели, многим пожертвовали или приложили немалые усилия, чтобы стать членами какой- то группы, начинают ценить ее очень высоко, больше переживают из-за нее, больше ее любят и, соответственно, очень гордятся членством в ней. Активным сторонником и последователем этой гипотезы является Эллиот Аронсон, который в 50-60-е гг. в основном и проводил ее экспериментальные проверки. Подробнее об этой гипотезе и её эмпирическом исследовании я расскажу в следующем параграфе.

 
© www.txtb.ru