Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


4.5.1. Понятие характерологического и патохарактерологического поведения

  В ходе развития личности психическое отражение, сознание не остается ориентирующим лишь на те или иные действия субъекта, мотивы собственной деятельности человека становятся объектом его активного отношения, объектом его сознания, характер которого зависит от специфики реальных связей данного человека с миром, особенностей его деятельности в нем.
  Характер (от греч. harax — черта, примета, признак) — это сочетание наиболее устойчивых особенностей, существенных свойств личности, проявляющихся в поведении человека и определенном отношении его к окружающей действительности и к самому себе. Характер — это качетсво личности в целом. При этом «все черты характера являются четрами личности, но не все черты личности являются чертами характера» (К.К. Платонов).
  Физиологической основой характера, состоящего из генотипа и фенотипа, является общий и человеческий тип высшей нервной деятельности и образование динамических стереотипов.
  Характер формируется на всем протяжении жизни человека и в свою очередь сам оказывает существенное влияние на развитие личности в целом.
  На практике приходится иметь дело с людьми, не совсем обычные черты характера которых объясняются возрастными особенностями, болезнью и т.п. Психолог, социальный работник, врач и педагог должны обязательно ориентироваться в этом вопросе, ибо то, что свойственно например, юношескому возрасту, у взрослого или пожилого человека следует расценивать как необычное и наоборот. Знание характерологических черт, присущих людям определенных возрастных категорий, несомненно, облегчит налаживание и поддержание с ними необходимого контакта. В этом аспекте заслуживают специального описания подростковый и старческий возрасты.
  Подростковый возраст — переходный от детства к юности. Он охватывает достаточно широкий возрастной интервал — от 12 до 18 лет. К этому времени уже налицо достаточные навыки в чтении, письме, многих трудовых навыках. Подросткам свойственно достаточно серьезное отношение к своим поступкам, собственной личности, к словам и действиям окружающих. На психологию молодого человека достаточно серьезный отпечаток накладывает и начинающееся половое созревание. Детские черты — непосредственность, наивность и др. — постепенно исчезают, однако от этого взрослым подросток еще не становится.
  Стремление к самостоятельности — одна из черт характера, наиболее свойственная этому возрасту. Внушаемость остается все еще достаточно выраженной. Оба упомянутых свойства можно с успехом использовать во время беседы, обследования, лечения. В части случаев подростки начинают считать себя «совсем взрослыми», что выражается иногда в форме упрямства, своеволия.
  Биологическое увядание в пожилом возрасте отражается на особенностях личности, сложившейся в течение индивидуальной жизни человека. Однако степень личностных изменений будет обусловлена рядом факторов, прежде всего одаренностью личности, характером творческой деятельности; они зависят от уровня образования, особенностей психических процессов и т.п. Снижение одних функций может быть компенсировано за счет активации иной деятельности.
  Мы повседневно наблюдаем у трудолюбивых людей, вышедших на пенсию, стремление к активной творческой работе. Можно было бы привести множество примеров общественно­полезной деятельности людей пожилого возраста с характерным бережливым отношением к продуктам своего труда, ревностным соблюдением сложившихся моральных и этических принципов.
  И все же, как правило, в пожилом возрасте отмечается понижение работоспособности, не так интенсивно протекает процесс накопления знаний. Утрачиваются некоторые навыки и привычки, все более и более заметными становятся консерватизм в труде и быту, привыкание к сложившемуся годами укладу жизни, ломка которого неизбежно вызывает отрицательные эмоции. Появляются признаки утраты контроля за чувствами, а иногда и действиями. Могут появляться сварливость и повышенная внушаемость, что нередко способствует ипохондрической переработке действительно имеющейся патологии. Заостряются характерологические особенности: бережливость, присущая человеку, перерастает в скупость, недостаточная самокритичность — в переоценку собственной личности, тяготение к тем или иным удобствам — в эгоизм и т.п. Суживается круг интересов, социальных потребностей; ослабевает память, внимание, суждения и присущая ранее человеку четкость мыслительных процессов. Все эти закономерные сдвиги постепенно ведут к некоторому оскудению личности.
  И все-таки следует подчеркнуть, что нивелировка личностных качеств, происходящая в наше время на 7-8-м десятке лет и старше, представляет собой явление, до некоторой степени несвоевременное и относительно патологическое. На время, когда эти изменения начинают впервые обнаруживаться, и на характер их дальнейшего прогрессирования довольно сильно влияют условия жизни, разного рода неблагоприятные жизненные обстоятельства. Хорошо известны примеры удивительного долголетия людей (100-150 лет и более) в сочетании с ясностью ума, сохранностью знаний и опыта, работоспособностью.
  Многие выдающиеся люди проявляли в так называемой глубокой старости удивительную творческую активность и ясность суждений.
  Дж.Верди в 80-летнем возрасте создал одну из своих замечательных опер «Фальстаф». Блестящие исследования по кровообращению были опубликованы У. Гарвеем на 73-м году жизни. Лучшие произведения И.В. Гёте относятся к тому возрасту, когда поэту было уже за 50 лет. Профессор К.И. Платонов на 85-м году жизни переиздал, значительно переработав и расширив, свою монографию «Слово как физиологический и лечебный фактор». Наконец, известна творческая продуктивность в пожилом возрасте Л.Н. Толстого, И.П. Павлова.
  Иногда ряд неблагоприятных условий биологического и социального происхождения может способствовать формированию патологических вариантов характера.
  Выделение группы патологических характеров поначалу было обусловлено потребностями судебной практики, например при решении вопроса о вменяемости (середина XIX века). Большой вклад в учение об этом внесли отечественные ученые-психиатры И.М. Балинский (1827-1902), В.Х.Кандинский (1849-1899) и другие, которые рассматривали патологические характеры как стойкую аномалию личности. С.С.Корсаков характерным для патологического характера (психопатии) считал наличие дисгармонии душевного строя, обусловленной наследственностью, внутриутробной интоксикацией, инфекцией, травмой или неправильным воспитанием.
  Стереотипизация реакций человека на те или иные значимые события приводит к формированию характерологических или патохарактерологических паттернов.
  По мнению видного советского психолога А.Е. Личко, патологическая реакция отличается от вариантов нормального поведения следующими параметрами:
  1. склонностью к генерализации, т.е. способностью возникать в самых различных ситуациях и вызываться самыми различными, в том числе неадекватными, поводами;
  2. склонностью приобретать свойство патологического стереотипа, повторяя как клише по разным поводам один и тот же поступок;
  3. склонностью превышать «потолок» нарушения поведения, никогда не превышаемый той группой, к которой он принадлежит;
  4. склонностью приводить к социальной дезадаптации.
  Патохарактерологические реакции являются психогенными личностными реакциями. Эти реакции отличают от «характерологических» — непатологических нарушений поведения, которые проявляются только в определенных ситуациях, не ведут к дезадаптации личности и не сопровождаются сомато-вегетативными нарушениями. Патологические ситуационные (патохарактерологические) реакции чаще развиваются постепенно на основе психологических.
  Под патохарактерологическим поведением понимается поведение, обусловленное патологическими изменениями характера, сформировавшимися в процессе психического развития человека и его воспитания.
  В современной клинической психологии выделяют три группы факторов, способствующих развитию патохарактерологических особенностей:
  • генетические;
  • органические;
  • психосоциальные.
  Генетические факторы определяют особенности функционирования аффективной сферы личности, которые под влиянием психосоциальных факторов в процессе развития становятся более определенными и стойкими. При нарушениях личности как раз отмечается усиление либо ослабление функционирования одного из уровней базальной системы эмоциональной регуляции. От этой системы зависят интенсивность и направленность бессознательной оценки разнообразных воздействий окружающей среды. Неравномерное развитие уровней базальной системы определяет дезадаптивный характер взаимодействия психики и среды.
  Выделяют четыре уровня базальной системы эмоциональной регуляции:• уровень полевой реактивности;
  • уровень стереотипов поведения;
  • уровень экспансии;
  • уровень эмоционального контроля.
  На уровне полевой реактивности происходит оценка необходимой дистанции с объектом восприятия. При ослаблении работоспособности этого уровня возникает повышенная эмоциональная чувствительность, ощущение опасности, исходящей от окружающих. У человека развивается потребность в изоляции, ограничении контактов с другими людьми. При усилении работоспособности эмоциональность снижается, возникает устойчивость к внешним воздействиям, формируется потребность в более интенсивной стимуляции, сильных впечатлениях.
  На уровне стереотипов поведения осуществляется эмоциональная оценка качеств воспринимаемого объекта с точки зрения их соответствия актуальным потребностям. При ослаблении работоспособности этого уровня возникает эмоциональное неудовлетворение от контактов с раздражителями внешней и внутренней среды. У человека возникает ощущение внутреннего неблагополучия и дискомфорта, появляется озабоченность своим здоровьем, формируется потребность в поиске более удовлетворительных контактов. При усилении функционирования этого уровня развивается эмоциональное напряжение, любые препятствия на пути достижения цели воспринимаются как досадные препятствия. У человека возникает побуждение к силовым решениям проблем, стремление во что бы то ни стало добиться желаемого объекта.
  На уровне экспансии осуществляется выделение и эмоциональная оценка препятствий на пути удовлетворения потребностей. В случае ослабления работоспособности этого уровня у человека развивается неуверенность в своих силах, ему трудно принимать решения и делать выбор, что приводит к большей ориентации на внешние оценки и строгому следованию правилам. При усилении функционирования этого уровня мир воспринимается как поле битвы, поиск и преодоление трудностей становится неотъемлемой частью жизнедеятельности, преодоление препятствий рассматривается как доказательство собственной важности и исключительности, что должно получить должную оценку со стороны окружающих.
  На уровне эмоционального контроля происходит эмоциональная оценка взаимодействия с другими людьми. При ослаблении функционирования этого уровня развивается сверхизбирательность, переборчивость в социальных контактах, подозрительность, в окружающих видится прежде всего, потенциальный противник. При повышении функционирования любые контакты воспринимаются как удовлетворительные, если они протекают в пределах установленных правил, да и сами правила все время оцениваются в зависимости от контекста ситуации общения, что приводит к большей легкости их изменения в зависимости от настроения окружающих.
  На генетическом уровне также закладываются динамические характеристики высшей нервной деятельности: сила/слабость, подвижность/ригидность, темп психических процессов, что влияет на степень ригидности возникновения однотипных поведенческих реакций в различных социальных условиях.
  Органические поражения мозга, возникающие в перинатальный период жизни ребенка, при травмах черепа или нейротоксических инфекциях также принимают участие в формировании расстройств личности. Учеными обнаружены изменения функционирования катехоламиновых систем, изменения биохимической активности мозга, латерализации, плотности мозговой ткани у людей с расстройствами личности. В развитии личностных расстройств факторы генетической предрасположенности и органического поражения мозга взаимодействуют с факторами психосоциального развития личности — неблагоприятными семейными условиями, жестоким обращением и насилием в детстве, неправильным воспитанием. Именно с решающим действием факторов психосоциального развития связано формирование личностных расстройств при определенных генетических и органических предрасположениях.
  Для анализа того, как формируется патологическое изменение личности, можно провести также некоторые данные, касающиеся формирования патологических черт характера.
  Из психиатрической практики известно, что у больных эпилепсией (если эта болезнь началась в детском возрасте) происходит изменение личности, которое характеризуется обычно как сочетание брутальности, угодливости и педантичности. Стало традиционным описывать в учебниках психиатрии образную характеристику больных эпилепсией, данную класском немецкой психиатрии Э.Крепелином: «С библией в руках и камнем за пазухой». Эти особенности обычно ставят в связь с самой болезнью, припадками, и нигде не анализируется вопрос об условиях формирования такой личностной особенности.
  Между тем прослеживание жизни ребенка, у которого вследствие органического поражения мозга появились припадки, прослеживание реакций других детей на эти припадки, прослеживание реакции учителя на трудности в учебе, которые возникают у подобного ребенка в школе, могли бы объяснить многое. Такой ребенок пытается компенсировать свою неполноценность, вызвать хорошее отношение к себе со стороны сверстников не всегда удачным способом: угодливостью, приспособлением к другим детям. Из-за инертности, присущей таким больным, данные способы фиксируются в дальнейшем, становятся методом поведения.
  В этой связи интересно рассмотреть становление еще одной характерной черты эпилептика — его педантичности и аккуратности.
  В начальной стадии болезни названные качества появляются как способ компенсации первичных дефектов. Экспериментально показано, что только при помощи тщательного, последовательного выполнения всех элементов стоящего перед ним задания больной может правильно его выполнить.
  Тщательное выполнение отдельных звеньев задания требует от больного эпилепсией в ходе болезни все большего внимания, пока, наконец, не становится главным в его работе.
  Происходит перенесение мотива из широкой деятельности на исполнение вспомогательного действия. Это было показано экспериментально Н.К. Калитой, которая исследовала уровень притязаний больных эпилепсией с помощью оригинальной методики: больным предъявлялись картинки, которые различались друг от друга количеством элементов изображения. Требовалось за определенное время найти эти различия. В данном исследовании уровень притязаний не вырабатывался у большинства больных эпилепсией. Они застревали на каждом конкретном задании и с удовольствием начинали искать различия в картинках, находя при этом самые малозначительные, которые не отмечали здоровые испытуемые.
  Полученные результаты не означают, что у данных больных вообще нет уровня притязаний, но если данный набор заданий был для здоровых лишь предлогом для выявления уровня их притязаний, то у больных само исполнение заданий становится смыслом работы.
  Таким образом, при эпилепсии происходит компенсация первичных дефектов, приводящая нередко к нарушению опосредованности.
  Известно, что, для того чтобы компенсировать дефект, надо прежде всего выработать адекватные способы и средства его преодоления. Мало того, надо не только найти способы преодоления дефекта, но и овладеть им до известной степени свернутости и автоматизации. Навык освобождает субъекта от контроля за исполнением действия и тем самым дает возможность перенесения ориентировки в более широкое поле деятельности.
  Вследствие нарастания инертности способы компенсации у больных эпилепсией не становятся свернутыми и автоматизированными, а, наоборот, больной «застревает» на стадии контроля за исполнением вспомогательного действия, и мотив из широкой деятельности все более смещается на выполнение узкой.
  Вместе со смещением мотива соответственно смещается и смысл деятельности. Сложная опосредованная деятельность, теряет смысл для больного, главным становится исполнение отдельных операций, которые в норме выполняют роль технического средства.
  Особо присущая эпилептику эффективность насыщает этот смысл, делая его не просто отношением, а отношением активным. Больные не терпят малейших нарушений заведенного порядка. В ходе болезни аккуратность, педантичность становятся не просто неудачной компенсацией, а привычным способом действия, определенным отношением к окружающему миру, определенной социальной позицией, т.е. чертой характера.С некоторыми вариациями, но в общем по тем же механизмам образуются и другие патологические черты характера эпилептика. В основе их формирования также лежит неудачная компенсация, переход от широкой к узкой деятельности, сокращение смысловых единиц деятельности.
  Свойства характера формируются прижизненно, как в норме, так и в патологии. Важны условия, приводящие к аномалии мотивов. Болезнь же создает условия для этой аномалии. Это показано при исследовании различных больных (эпилепсии, болезни Паркинсона и др.).
  Это означает, что характерологические особенности не наследуются, что биологические потребности превращаются в социальные. Об этом пишет и генетик Н. П. Дубинин: «Есть ли законы для социального наследования? Несомненно. Они описаны теорией исторического материализма. Суть их — в объективных общих устойчивых необходимых отношениях передачи от поколения к поколению положительного опыта, приобретенного обществом в процессе исторического творчества — всей материальной и духовной культуры, воплощающейся в человеке как существе родовом».
  Психосоциальные факторы
  Патохарактерологические реакции, в противоположность острым аффективным, оказываются затяжными, продолжительными нарушениями — они длятся многие недели, месяцы и даже годы. Проявляются, в основном, ситуативно обусловленными патологическими нарушениями поведения: делинквентностью, побегами из дома, бродяжничеством, ранней алкоголизацией и употреблением других психоактивных веществ, суицидальным поведением, транзиторными сексуальными девиациями. Среди делинквентных подростков до 16 лет 71% алкоголизируются, 54% совершают побеги из дома; у 10% отмечаются сексуальные девиации, у 8% — суицидные попытки.
  Все дети начинают свое развитие с разными достоинствами и недостатками, обусловленными генетическими и органическими причинами. Однако не у всех возникают личностные расстройства и нарушения поведения. Формирование конкретных по содержанию моделей поведения и контекста их проявления происходит во время психосоциального развития личности. В зависимости от условий воспитания и обращения дети с разными генетическими и органическими предрасположенностями могут демонстрировать сходные модели проблемного поведения и социального взаимодействия. Обнаружение этого факта даже привело к тому, что одним из альтернативных терминов для обозначения психопатий некоторое время было словосочетание «социопатическая личность» (личность, имеющая нарушенные, неадаптивные ^циальные связи).
  Нормальное личностное развитие осуществляется по предсказуемому и нормативно определенному обществом пути: сначала овладение физиологической регуляцией, затем более сложными навыками — коммуникацией и установлением межличностных отношений. В неблагоприятных социальных условиях предсказуемость и определенность развития исчезает, что приводит к проблемам с адаптацией. Неправильное воспитание или жестокое обращение с детьми задерживает или нарушает основные процессы развития: формирование ранней привязанности, регуляцию телесных функций и эмоций, формирование представлений о себе и других людях.
  Следует иметь в виду, что в детском и подростковом возрасте только лишь закладываются основные характеристики будущих расстройств личности. Так как личность в этом возрасте еще не сформирована до конца, по отношению к детям и подросткам (т.е. по отношению к людям, не достигшим 18 лет) говорить о полноценном расстройстве личности — некорректно.
  Патологическими способами поведения, генерализующимися в личностной структуре под влиянием обстоятельств психологического развития в детском возрасте, становятся следующие типы поведенческих реакций, которые возникают не раньше подросткового возраста:
  • реакции отказа;
  • реакции оппозиции (протеста);
  • реакции имитации;
  • реакции компенсации;
  • реакции гиперкомпенсации;
  • реакции эмансипации;
  • реакции группирования;
  • реакции увлечения;
  • реакции сексуальные.
  Реакции отказа — отказ от социальных контактов, страх перед новым, потеря жизненной перспективы (возникает при потере близких в раннем возрасте или в условиях социальной депривации в закрытых учреждениях).
  Реакции оппозиции — протестное поведение из-за обиды, ущемления самолюбия, недовольства со стороны взрослых. Активный и пассивный протест. Активный — агрессия (в том числе косвенная), непослушание как реакция на неадекватное обращение. Пассивный — отказ от действий, мутизм, суицид, психосоматические реакции, уход из дома.
  Реакции имитации — повторение поведения окружающих (многое зависит от того, кто становится объектом для подражания).
  Реакции компенсации — маскирование собственной слабости.
  Реакции гиперкомпенсации — маскировка слабости через проявление противоположной черты (признаки — излишняя бравада, самооговоры).
  Реакции эмансипации — желание освобождения от влияния взрослых.
  Реакции группирования — создание чувства защищенности.
  Реакции увлечения — интеллектуально-эстетические, телесные, накопительские, лидерские, эгоцентрические, азартные, информативно-коммуникативные (поверхностное общение).
  Реакции сексуальные — удовлетворение различных социальных потребностей (достижение близости с другим человеком, демонстрация своего отношения к другому, получение выгоды, подтверждение образа «Я», установление отношений зависимости и подчинения и т.п.) посредством использования сексуальности (половых и гендерных свойств и отношений).
  Генерализация поведенческих реакций зависит от типа воспитания. Именно воспитание делает реакции патохарактерологическими. Типы неправильного воспитания, способствующие формированию расстройств личности: гипопротекция, потворствующая гипопротекция, доминирующая гиперпротекция, потворствующая гиперпротекция, воспитание в культе болезни, эмоциональное отвержение, повышенная моральная ответственность, противоречивое воспитание, воспитание вне семьи.
  Критерии превращения поведенческих реакций в патохарактерологические:
  1. тотальность (занимают доминирующую позицию в иерархии мотивов и проявляются во всех ситуациях);
  2. относительная стабильность проявления во времени;
  3. социальная дезадаптация.
  Отсутствие хотя бы одного критерия в поведенческих проявлениях личности дает основание говорить о нормальном, но акцентуированном характере. Акцентуации проявляются лишь в сложных жизненных ситуациях, тогда как расстройства личности — даже в обычных условиях жизни. Нарушения адаптации при акцентуациях возникают только тогда, когда психотравмирующие обстоятельства жизни прицельно попадают в «слабое звено» системы взаимодействия личности со средой (у каждой акцентуации своя избирательная уязвимость). При расстройствах личности дезадаптация возникает от всевозможных поводов.

 
© www.txtb.ru