Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 1.3.4. Проблема осознаваемости мотивов

  Во многих отечественных определениях мотива в качестве ключевого момента подчеркивается его осознанность. Мотив трактуется как осознанное (сознательное) побуждение для определенного действия, ставшего непосредственной причиной действий человека. Между тем мотивы, так же как и потребности, могут характеризоваться разной степенью осознанности, что признают и зарубежные, и отечественные исследователи мотивации. Е. П. Ильин считает, что вопрос об осознаваемости мотива до сих пор не получил однозначного решения во многом из-за неоднозначного понимания сущности мотива. Кроме того, мешали этому и идеологические барьеры, в частности, нежелание признавать роль бессознательного в жизни человека. Давайте несколько подробнее рассмотрим, как на современном этапе развития психологии определяется роль бессознательного.
  Л. Первин и О. Джон в книге «Психологии личности: Теория и исследования» пишут, что психоаналитическая теория является по своим корням мотивационной теорией. Согласно теории психоанализа, значительная часть наших действий мотивирована со стороны бессознательных влияний. Считая, что мысли, чувства и воспоминания не осознаются по вполне мотивированным причинам, психоаналитики далее полагают, что скрытое в подсознании может проявляться в нашем повседневном поведении через оговорки, ошибки восприятия и т.п. Итак, дело не только в том, что есть компоненты нашего «Я», о которых мы ничего не знаем, но и в том, что эти компоненты влияют на наше поведение. В 60-е и 70-е годы XX в. попытки найти экспериментальное подтверждение действия бессознательного были сосредоточены в основном на бессознательном восприятии или на том, что называют восприятием без осознания. В настоящее время это явление известно как подпороговое восприятие. Но тот факт, что люди могут воспринимать и испытывать влияние стимулов, о которых они не подозревают, сам по себе еще не означает, что здесь задействованы психодинамические или мотивационные силы. Существуют ли доказательства, что подобные силы могут иметь место? Здесь можно отметить два релевантных направления исследований. Первое изучаемое явление называют перцептивной защитой; оно представляет собой процесс, посредством которого индивид защищается от тревоги, сопровождающей узнавание угрожающих стимулов. А более поздние исследования были направлены на изучение явления, которое получило название подпороговая психодинамическая активация (Silverman, 1976, 1982; Weinberger, 1992). В этих исследованиях предпринимается попытка стимулировать бессознательные желания, в то же время не допуская их осознания. Результаты экспериментов обоих направлений часто критикуют с точки зрения методологии, а некоторые эффекты иногда бывает трудно повторить или воспроизвести в других лабораториях.
  Таким образом, в психоаналитической традиции неосознанность мотивов - это признак несовместимости вытесняемых мотивов и импульсов с образом социального, хорошо контролируемого «Я». Кроме понятия мотивированного бессознательного существует когнитивное представление о бессознательном. Эти позиции противоположны, вторая из них на современном этапе развития очень сильна. Она предполагает, что бессознательные процессы, во- первых, могут быть такими же разумными, логичными и рациональными, как и сознательные, во- вторых, когнитивное представление о бессознательном подчеркивает разнообразие содержимого, которое может находиться в бессознательном, не выделяя в особую категорию сексуальную и агрессивную сферы. И соответственно подобное бессознательное не обязательно оказывает мотивационное влияние на наше поведение.
  В целом же вопрос осознаваемости мотива Е. П. Ильин неразрывно связывает с тем, какое мотивационное образование принимается за мотив. Если склонности или влечения, то степень осознания будет низкой, а если цели - то и степень осознанности будет гораздо выше. Но структура мотива, как считает данный исследователь, не может не осознаваться даже при импульсивных действиях.
  Иногда, когда человек не хочет вскрывать истинные причины своего поступка, он подменяет их мотивировкой, но в этих случаях психолог имеет дело уже с иным образованием.
  А. Н. Леонтьев осознание мотивов считал вообще чем-то вторичным, изначально не данным, требующим специальной внутренней работы. Как уже говорилось, обычно мотивы деятельности актуально не сознаются. Это психологический факт. Действуя под влиянием того или иного побуждения, человек сознает цели своих действий: в тот момент, когда он действует, цель необходимо «присутствует в его сознании» и, по известному выражению Маркса, как закон определяет его действия. Иначе обстоит дело с осознанием мотивов действий, того, ради чего они совершаются. Мотивы несут в себе предметное содержание, которое должно так или иначе восприниматься субъектом. На уровне человека это содержание отражается, преломляясь в системе языковых значений, т. е. сознается. Ничего решительно не отличает отражение этого содержания от отражения человеком других объектов окружающего его мира. Объект, побуждающий действовать, и объект, выступающий в той же ситуации, например, в роли преграды, являются в отношении возможностей их отражения, познания «равноправными».
  То, чем они отличаются друг от друга, это не степень отчетливости и полноты их восприятия или уровень их обобщенности, а их функция и место в структуре деятельности. В другом месте он пишет: «. мотивы актуально не осознаются субъектом; когда мы совершаем те или иные действия, то в этот момент мы обычно не отдаем себе отчета в мотивах, которые их побуждают. Правда, нам нетрудно привести их мотивировку, но мотивировка вовсе не всегда содержит в себе указание на их действительный мотив» (Леонтьев, 1975, с.201). Существование неосознаваемых мотивов является экспериментально доказанным фактом. Они проявляются в исследованиях восприятия, установок, мышления, творчества и т.д.
  Е. В. Сидоренко в своей работе «Мотивационный тренинг» предприняла попытку организовать все пространство человеческих побуждений по признакам рациональности- иррациональности и осознанности-неосознанности. Тогда к неосознаваемым иррациональным побуждениям относятся вытесненные импульсы и предубеждения, к неосознаваемым рациональным побуждениям - привычки и автоматизмы; к осознаваемым иррациональным побуждениям - желания и страсти, а к осознаваемым рациональным - намерения и решения (Сидоренко, с. 96).
  На наш взгляд, представляется необходимым выделить еще один аспект проблемы осознаваемости мотива. Этот аспект связан с осознанием не содержательной стороны мотива, а с осознанием энергии различных побуждений. Всякий раз определяйте, какую энергию для достижения цели вам дает любое событие вашей жизни. Не забывайте, что дискомфорт может мотивировать. «Фрустрация является фактором, усиливающим мотивацию, когда причины ее рассматриваются как устранимые. Появляется повышенное эмоциональное возбуждение и острое желание уничтожить преграды» (Цит. по: Сидоренко, с. 161). Приятные события воодушевляют, дают прилив энергии. Правда, эта энергия не имеет определенного направления, ее надо направлять. Неожиданности заставляют искать новых ходов, а значит, стимулируют творчество. Всякий раз, советует Е. В. Сидоренко, определяйте, какую энергию для достижения цели дает вам любое событие вашей жизни, и используйте эту энергию.

 
© www.txtb.ru