Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


4.4. Краткая объективация кризисной картины реформ

  Экономический кризис в России кардинально отличается от классического механизма обновления экономики. Спад производства в высокотехнологичных отраслях оказался намного больше среднего по промышленности. При этом темпы спада производства возрастают с повышением технического уровня отрасли. Резко снизилась инновационная активность предприятий. Если в конце 80-х годов доля промышленных предприятий, ведущих разработку и внедрение нововведений в СССР, составляла около 2/3, то после 1992 года она снизилась до 22,4% (в развитых странах эта доля превышает 70%). Существенно упали показатели общей эффективности экономики: производительность труда снизилась на треть, на эту же величину увеличилась энергоемкость производства.
  Самые серьезные разрушения произошли в научно-техническом потенциале страны, который является главным источником современного экономического роста. Объем научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок сократился более чем в 10 раз, что повлекло за собой резкое снижение конкурентоспособности национальной экономики и утрату значительной части потенциала экономического роста.
  В силу невостребованности новых знаний, опережающих технологий и технических решений сокращается кадровый потенциал отечественной науки. Постепенно уходит поколение, создававшее в свое время научно-техническую базу экономики, а средний возраст наших ученых, профессорско- преподавательского состава приближается к пенсионному. В 2000 году он превысил, по оценкам, 49 лет, что более чем на четыре года выше среднего возраста исследователей в 1994 году, средний возраст доктора наук превысил 61 год, а кандидата наук - приблизился к 53 годам. Одновременно идет интенсивная «утечка умов» - отток за границу наиболее способных выпускников вузов и аспирантов, вынужденных покидать страну прежде всего из-за недопустимо низкой оплаты труда.
  Расчеты показывают, что даже если немедленно переломить негативные тенденции финансирования науки, обеспечив выделение ассигнований на установленном федеральным законом уровне, стабилизация численности научных сотрудников произойдет не ранее 2005 года, но даже тогда их численность будет меньше, чем в 1995 году. Если же отношение правительства к науке останется таким же, как и сегодня, деградация научно-технического потенциала страны в ближайшие годы примет необратимый характер. Учитывая, что на долю НТП в развитых странах приходится до 90% прироста валового внутреннего продукта, эта деградация ведет к необратимой утрате возможностей будущего социально-экономического развития. В нашей стране за последние пятнадцать лет доля научно-технического прогресса в приросте ВВП уже уменьшилась с 60 до 4% - экономика живет на «проедании» ранее созданного научно-производственного потенциала.
  По расчетам, сделанным Московским банковским союзом в 1998 году, общие потери российской экономики от августовского кризиса составили 96 миллиардов долларов. Из них корпоративный сектор утратил 33 миллиарда долларов, население - 19 миллиардов долларов, прямые убытки коммерческих банков (КБ) достигли 45 миллиардов долларов.
  Это заниженные цифры. В результате девальвации, падения производства и сбора налогов в 1998 году валовой внутренний продукт сократился втрое - до 150 миллиардов долларов - и стал меньше, чем ВВП Бельгии. Капитализация рынка ценных бумаг «снизилась» с 200 до 10-12 миллиардов долларов. Россия превратилась в одного из крупнейших должников в мире. Ее внешняя задолженность увеличилась до 220 миллиардов долларов (165 миллиардов долларов составили долги государства, 30 миллиардов долларов - банков, 25 миллиардов долларов - компаний). Данная сумма в пять раз превышала все годовые доходы казны и составляла почти 147 процентов ВВП. С учетом внутреннего долга различных органов власти перед бюджетниками и предприятиями по зарплате и госзаказу общие обязательства превышали 300 миллиардов долларов или 200 процентов ВВП. В то же время, по неофициальным американским оценкам, на Западе осело 1,2 триллиона долларов российского происхождения, что было эквивалентно восьми тогдашним валовым внутренним продуктам РФ.
  Параллельно с этим в 1995 г. начинается второй этап приватизации, которая проходила теперь в денежной форме. Именно на этом этапе развернулась борьба за реальную собственность. Наиболее удачной была признана практика залоговых аукционов, когда государственные пакеты акций отдельных предприятий передавались в доверительное управление на определенный период с возможностью последующего выкупа. Всего за 1995 г. на такие аукционы были выставлены пакеты акций 21 компании. В государственный бюджет начали поступать доходы от этих аукционов, однако по оценкам многих исследователей, цена акций довольно часто была существенно занижена и государство недополучило огромные суммы денег. Фактически государство за бесценок передало огромную часть бывшей общенародной собственности в руки узкого слоя лиц. Приватизация приняла номенклатурный характер.
  Финансовая стабилизация поддерживалась с помощью возрастающего выпуска ГКО-ОФЗ, которые размещались как внутри страны, так и за рубежом. Устанавливая высокие проценты по ним, государство пыталось привлечь в бюджет значительные финансовые ресурсы. Однако развал в реальном секторе экономики приводил к тому, что привлеченные через продажу ценных бумаг деньги шли на погашение предыдущих обязательств и «затыкание дыр» в социальной сфере. Фактически и была создана огромная «финансовая пирамида» в масштабах всего государства.
  Результат не замедлил проявиться. В августе 1998 г. правительство Кириенко заявило, что оно не в состоянии выплачивать проценты держателям ГКО-ОФЗ. Дутая финансовая стабильность рухнула. Курс рубля обвально упал почти в три раза. Следом за ним резко упали котировки ценных бумаг российских предприятий и банков. В панике вкладчики начали изымать свои сбережения из коммерческих банков. Результатом всех этих событий стал сильнейший кризис всей банковской системы. Правительство заявило об отказе платить по текущим обязательствам перед иностранными инвесторами. Финансово-банковский кризис сопровождался падением ВВП, который по сравнению с 1991 г. снизился почти на 40%. Все это указывало на то, что власть не в состоянии контролировать ситуацию в экономике. Ослабление власти проявилось и в частой смене правительств. Правительство Кириенко в сентябре 1998 г. сменило правительство Примакова. Весной 1999 г. на смену приходит правительство Степашина, и, наконец, в августе 1999 г. на пост главы правительства был назначен Путин. Ни один из трех премьеров не сумел предложить ясной, обоснованной программы вывода страны из кризиса. 31 декабря 1999 года Ельцин заявил о своей отставке, передав власть, согласно Конституции РФ, действовавшему главе правительства Путину. В марте 2000 г. Путин был избран президентом России.

 
© www.txtb.ru