Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


1.7. «Загадка» или «ошибка» Лапиера?

  Начнем с того, что Ричард Лапиер, американский социолог, усомнился в том, что установки и поведение взаимосвязаны между собой. Чтобы убедиться в своей правоте Лапиер решил наглядно продемонстрировать, что, в частности, националистические и расистские установки в виде предубеждений не вызывают соответствующего, т.е. расистско- националистического дискриминационного поведения. Дело в том, что в 30-е годы в связи с большим наплывом эмигрантов из Азии, в том числе, и не легально, в США и особенно на Западном побережье страны сложилась стойкое предубеждение против азиатов.
  Лапиер, пригласив с собой в 3-месячное автомобильное путешествие супружескую чету китайцев, своих аспирантов, дважды пересек Соединенные Штаты, вдоль и поперек изъездив Западное побережье. В ходе путешествия Лапиер со спутниками останавливались в 250 отелях, обедали во множестве ресторанов. Несмотря на существующие, широко распространенные расовые предубеждения, путешественников всегда принимали и хорошо обслуживали. С отказом они столкнулись лишь однажды.
  Позднее Лапиер направил во все отели, где они останавливались, письма, в которых он, представляясь секретарем, спрашивал, смогут ли в них принять его боссов-китайцев. Ответы он получил только из 128 гостиниц, причем в 90 % писем сообщалось об отказе обслуживать китайцев.
  Понятно, что получив такие результаты, Лапиер с легким сердцем сделал вывод о расхождении вербального и невербального поведения, а, следовательно, и об отсутствии связи между установками и поведением.
  Почти 20 лет спустя, в 1952 году, похожие результаты были получены в аналогичном исследовании (Kutner, Wilking, Yarrow, 1952). В нем 3 женщины, среди которых одна была негритянкой, посетили 11 ресторанов, в которых они обедали, ни разу не столкнувшись ни с одним случаем отказа в обслуживании чернокожей женщины. Однако позднее, когда исследователи по телефону просили зарезервировать стол для межрасовой компании, то получили 6 отказов. В пяти же случаях заказ был принят, но с большим неудовольствием.
  Вывод кажется очевидным, но вот только бесспорный ли он? Во-первых, имеет смысл усомниться в методологической корректности самого проведения подобных исследований. Ведь ни в первом, ни во втором исследовании реальные действительные установки служащих и владельцев отелей и ресторанов не выявлялись и не измерялись. Исследователи просто исходили из незатейливого предположения, что установки должны быть расистскими и националистическими, коль скоро в обществе широко распространены расовые предубеждения.
  Во-вторых, ни в первом, ни во втором случаях исследователи не удосужились выяснить, были ли те, кто письменно или по телефону отказывался обслуживать гипотетических представителей расовых меньшинств, теми же самыми людьми, которые принимали и обслуживали китайцев и негритянку, когда те посещали их заведения. А если это так, то тогда вообще нет смысла говорить о связи установок и поведения или ее отсутствии, ведь реальные установки не выявлялись.
  В-третьих, нельзя сбрасывать со счета и то обстоятельство, что у людей имеется масса самых различных установок, которые, хотя и образуют единую установочную позицию, тем не менее, могут конкурировать между собой. Так, в нашем случае, например, у человека может иметься негативная установка в отношении людей из другой расовой группы, но в то же время положительная установка в отношении денег, которыми располагают китайцы или у негры.
  Человек может проявлять национализм в письменной форме, а невербальное и даже вербальное его проявление лицом к лицу может считать недопустимым для себя.
  Ну, и наконец, та или иная установка и даже установочная позиция - это еще не все. Как совершенно справедливо пишут Ли Росс и Ричард Нисбетт, а также Ричард Петти и Джон Качоппо, огромное влияние на связь «установка - поведение» оказывает и такая переменная как ситуация (Росс Л., Нисбетт Р., 2000; Петти Р. и Качоппо Дж., 1984; Дарли Д., Бэтсон Д., 1973; Джонс Э., Нисбетт Р., 1971; Зимбардо Ф., Ляйппе М., 2000).
  Таким образом, учитывая сказанное, едва ли можно согласится с однозначным истолкованием результатов исследований Лапиера, Катнер, Уилкинса и Яроу. Вызывает сомнения также и безапелляционный вывод Алана Уикера (1969), проанализировавшего несколько десятков исследований связи установок и поведения и заключившего, что изучение установок не имеет практического значения для понимания человеческого поведения. Уикер посчитал, что связь между установкой и наблюдаемым поведением отсутствует, что люди говорят одно, а делают совсем другое (Майерс Д., 1997). Поэтому исследовать установки не имеет смысла.
  Безусловно, заслуга А. Уикера в том, что он поднял существенную проблему. Но она не только в том, что говоря одно, люди делают другое. (Кстати, сплошь и рядом встречаются еще и более тяжелые и даже патологические случаи, когда люди думают одно, говорят другое, а делают третье). В конце - концов, такова природа многих людей. Проблема еще и в существующих методиках выявления и измерения установок, в интерпретации полученных результатов, в упущениях процедурного характера (вспомним о «требуемых характеристиках», «экспериментных ожиданиях», «ожиданиях оценки» и т.д.), в соблюдении этики исследования, в нравственном уровне испытуемых, и, наконец, в профессионализме, научной добросовестности, и просто одаренности самих исследователей.
  Поэтому мы не будем категорически утверждать о бессмысленности исследования установок, а попытаемся хотя бы в общих чертах понять, почему связь между установкой и поведением оказывается слабо выраженной и не выявляется отчетливо. Именно благодаря исследованиям в этой области открывается новое направление в социальной психологии. Всеми этими вопросами мы и займемся в следующей главе.

 
© www.txtb.ru