Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


2.12. Разговор и гендерные различия

  Говоря о тематике разговоров, необходимо отметить, что существуют гендерные различия в выборе предпочтительных тем. Иначе говоря, существуют традиционно “женские” и традиционно “мужские” темы. Правда, согласно данным некоторых исследователей, различия эти не очень значительны и касаются, в основном, обсуждения личностных тем.
  Так или иначе, но женщины, как правило, более охотно, чем мужчины ведут “исповедальные” разговоры, особенно с близко знакомыми людьми, больше говорят о себе, своих делах и проблемах. Поэтому темы, которые обсуждают женщины, несколько отличаются от тем, обсуждаемых мужчинами. Для женщин очень важна проблема взаимоотношений с другими людьми, ее-то они и предпочитают обсуждать в разговорах. Да и в целом, женщинам больше всего нравится говорить обо всем том, что касается их самих.
  Состояние социальной тревожности усиливает гендерные различия в разговорной тематике. Под влиянием тревоги мужчины в разговорах, причем как с мужчинами, так и с женщинами, стремятся всячески продемонстрировать, подчеркнуть свою маскулинность. В этих случаях они предпочитают говорить о своей смелости (“Я ему прямо так и заявил...”), независимости, самостоятельности (“Я им не ребенок, и сам решаю...”), значительности (“Со мной еще считаются...”), напористости (“Я своего добьюсь...”), решительности (“Я этого так не оставлю...”), суровости (“Не потерплю...”), грозности (“Они у меня еще пожалеют...”, вариант: “Плакать будут”, “Попляшут...”). Словом, в таких ситуациях мужчины в разговоре, как правило, жаждут продемонстрировать весь “джентльменский набор” характеристик, соответствующих гендерно-ролевому стереотипу мужского поведения.
  Точно так же обстоит дело с темами разговоров и у женщин в состоянии социальной напряженности. Они тоже, следуя гендерным стереотипам, обсуждают традиционно “женские” темы и проблемы: жертвенность (“Я всем пожертвовала ради него, а он...”, “Он погубил мою молодость...”), взаимоотношения, взаимопонимание (“Я хочу, чтоб меня понимали, а он меня не понимает”) и т. д.
  Одну из возможных причин непонимания в разнополых парах обнаружила лингвист Дебора Таннен. Она считает, что мужчины и женщины по-разному воспринимают ситуацию коммуникации. Если женщины настроены на сопереживание и ждут его от мужчин, в чем, собственно, и состоит для них смысл понимания, то мужчины ориентированы на практическое решение проблемы. И вместо сопереживания предлагают собеседнице советы, т. е. рациональные варианты выхода из сложившейся ситуации. Получается так, что женщины ждут от мужчин сочувствия и эмпатии, но получают советы. Мужчины же ждут от женщин советов и решений, а получают сочувствие и сопереживание.
  Из-за такого расхождения создается впечатление, будто мужчины и женщины живут в различных социальных мирах. Если женщины говорят на языке отношений и близости и понимают именно этот язык, то мужчины говорят на языке статуса и независимости и понимают только его. “Можно сказать, - пишет Таннен, - что мужчины и женщины говорят не на разных диалектах, а на разных гендерлектах” (Таннен Д., 1994).
  Заканчивая обсуждение гендерных различий, обнаруживающихся в разговоре, отметим также, что согласно исследованиям, женщины в разговоре в большей мере, чем мужчины, уделяют внимание паралингвистическим и невербальным средствам коммуникации. Это означает, что для них в определенной мере важнее не то, что говорится, а то, как говорится (Атватер И., 1988).
  Здесь напрашивается интересное сопоставление с исследованием ораторского искусства бывшего президента США Р. Рейгана. Речи Рейгана не были ни цветистыми, ни поэтичными, его словарь был довольно незатейлив. Но его речи, несомненно, производили эффект. Ученые выяснили, что высокий рейтинг популярности президента и общественное одобрение, которого он добивался, были следствием того, что на общественное мнение влияло не то, что он говорил, а то, как он это делал (Зимбардо Ф., Ляйппе М., 2000). На основании этого можносделать вывод, что в случае с выступлениями Р. Рейгана лишний раз находит подтверждение мысль Г. Лебона о женственном характере общественного мнения.
  И последнее. По мнению специалистов в области общения, манера ведения разговора, как мужчинами, так и женщинами, может свидетельствовать об отношении к контролю за ситуацией. Здесь возможны четыре варианта:
  1. отстаивание своих позиций как индикатор сохранения, удержания контроля;
  2. уступки в разговоре как индикатор передачи контроля собеседнику как в случае простого согласия на его контроль, так и в случае, когда этого контроля со стороны другого ждут и добиваются;
  3. возражение как показатель попытки нейтрализации чужого контроля. Вопросы, а их задавать легче, чем отвечать на них, также позволяют перехватить контроль за ситуацией, поскольку дают возможность поставить собеседника в тупик;
  4. спор, взаимные аргументы являются свидетельством одновременной попытки контролировать ситуацию.
  Заключительная фаза, или окончание, разговора также подчиняется определенным правилам. Обычно это ритуализованная процедура прощания, состоящая из набора стандартных фраз. Причем, каждый из указанных типов разговора, предполагает свой собственный ритуал завершения. И хотя теоретически можно, конечно, представить, что официальные переговоры или совещание заканчиваются возгласами: “Ну, пока!”, “Бывайте!”, “До скорого!”, “Еще увидимся!”, а окончание разговора приятелей - церемонным заявлением: “Считаю тему нашего разговора исчерпанной, поэтому прошу разрешения закончить беседу и попрощаться с тобой до новой встречи”, но все же в коммуникационной практике такая подмена ритуальных фраз случается, вероятно, исключительно редко.

 
© www.txtb.ru