Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Подходы к пониманию Я-концепции

  Итак, Я-концепция — это все мысли и чувства человека относительно собственной личности, когда он сам для себя становится объектом исследования, или, проще говоря, когда он сам себя осознает. Хотя существует и другая точка зрения в понимании Я-концепции. Так, скажем, Рада Грановская и Ирина Никольская делят самосознание на две сферы — эмоциональную и рациональную. Эмоциональную они обозначают понятием Я-образ. И лишь рациональную сферу называют Я-концепцией. При этом предполагается, что Я-образ формируется у человека посредством воспитания: через подражания, заражения, имитации и моделирования — словом, того механизма подражания-научения, который описан Г. Тардом и А. Бандурой. В то же время Я-концепция является результатом целенаправленного осознанного обучения нормам, правилам и ценностям. Это, по мысли авторов, сфера рационального анализа и прогноза, возможных сознательных изменений в самом себе (Грановская Р., Никольская И., 1999).
  Если учесть, что, действительно, Я-образ или представление о собственном физическом Я у ребенка формируется раньше, чем знание о других своих Я, и, кроме того, неразрывно связано с эмоциональным восприятием самого себя, то данная точка зрения заслуживает внимания.
  Вместе с тем, большинство авторов, в том числе и сам К. Роджерс — автор термина Я- концепция, рассматривает ее как целостное, интегральное образование, включающее в себя и Я- образ.
  Так или иначе, но Я-концепция — это особым образом организованное знание человека о самом себе, которое он использует как для объяснения и понимания своих жизненных состояний и переживаний, своего жизненного опыта, так и для объяснения и понимания внешнего, прежде всего, социального мира.
  Уровни самосознания
  Психологи-когнитивисты рассматривают Я-концепцию как когнитивную схему личности. Обычно ее определяют как обобщенное когнитивное представление о собственной личности, сформированное индивидом на основе жизненного опыта. В ней, таким образом, собирается, накапливается и организуется любая информация о самом себе, которой располагает человек. Так как жизненный опыт индивидов всегда уникален, то и схема личности, или Я-концепция, у каждого своя.
  Но своеобразие Я-концепций предопределяется не только уникальностью жизненного опыта. Я-концепции людей могут различаться также по степени сложности и дифференцированности. Самая простая или даже примитивная Я-концепция формируется всего лишь из одного уровня — осознания своей внешности, своего физического Я, или Я-образа, как называют эту сферу самосознания Р. Грановская и И. Никольская. Поразительно жизненный образ Эллочки-Людоедки из “Двенадцати стульев” Ильи Ильфа и Евгения Петрова превосходно иллюстрирует простейшую Я-концепцию.
  Я-образ, или физическое Я, индивида может быть представлено осознанием себя как привлекательного/непривлекательного, красивого/некрасивого, крепкого/слабого, высокого/низкого, полного/худого и т. д. Кроме того, человеком осознается, причем часто болезненно, соответствие либо несоответствие своих конституциональных харак-теристик существующему стандарту. Любое несоответствие стандарту, как правило, вызывает повышенную озабоченность человека этим обстоятельством. У. МакГайр и А. Падавер-Сингер (1976) сообщают, что дети, чей рост выше или ниже среднего, в самоописаниях чаще упоминают о своем росте, чем те дети, чей рост соответствует среднему показателю. Помимо того, дети младше или старше своих согруппни-ков также в первую очередь упоминают о своем возрасте.
  Разумеется, дети наиболее остро реагируют на свою “необычность”. Но заострять внимание на своих “особенностях” свойственно не только детям. МакГайр с коллегами (1979) установили, что студенты 4-го курса гораздо чаще упоминали о своей гендерной принадлежнос-ти, если в своей семье они принадлежали к “гендерному меньшинству”. Так, принадлежность к женскому полу была более важной для самосознания девушек из семей, где было больше мужчин, чем женщин. Если же девушка была из семьи, где преобладали женщины, то ее гендерная принадлежность не воспринималась ею как значимая характеристика в самоописании. Студенты также оказались чувствительны к гендерному составу своей группы или компании. Если группа состояла даже из трех человек, то ее члены, описывая себя, чаще упоминали о своей гендерной принадлежности, если являлись единственными представителями данного пола в группе.
  Если у человека неустойчивая или заниженная самооценка, неуве-ренность в себе, высокий уровень тревожности или другие проблемы, то конституциональные или физические “отклонения от стандарта”, вошедшие в его Я-образ, могут вызывать болезненные переживания. Но правда и то, что низкая самооценка, высокая тревожность и т. д. могут быть уже следствием осознания “нестандартности” своего физического Я. Эта ситуация наиболее вероятна в том случае, когда физическому Я в самосознании индивида придается исключительно важное значение. К сказанному добавим, что неудовлетворительный для человека Я-образ формируется у него чаще всего под влиянием оценок окружающих, которые первыми замечают в его облике “отклонения от нормы (“гадкий утенок”), заостряют на этом внимание, агрессивно указывают на ту или иную внешнюю “нестандартность” индивида, чем побуждают его слишком часто сравнивать себя с окружающими, что может только усугублять болезненность его самосознания. И поскольку это, прежде всего, детская и подростковая проблема (хотя может обостренно восприниматься и взрослыми), то у ребенка или подростка формируется Я-образ, абсолютно неадекватный реальности. Любое несоответствие “среднему показателю” в своем облике он может начать воспринимать как физический недостаток или даже уродство. Именно таким путем развивается “стигматизированное” самосознание. К вопросу об идентификации со своей “отметиной”, своим “знаком” или “пятном” (а именно так переводится древнегреческое слово “стигма”), мы в дальнейшем еще вернемся. Сейчас же укажем на другие особенности формирования и функционирования Я-образа.
  Те люди, для которых физическое Я в их Я-концепции играет важную роль (а таких подавляющее большинство), всегда имеют такой идеальный образ самих себя, какими бы они хотели выглядеть или на кого хотели бы быть похожими. Поэтому люди лучше помнят те свои фотографии, на которых их изображения больше соответствуют их воображаемому представлению о своем облике. И хуже помнят те фотографии, где, как им кажется, они “не похожи на самих себя”. Вспомните, как, глядя на свою фотографию, вы думали или говорили: “Здесь я совсем на себя непохож/непохожа”. При этом случившееся на данный момент выражение лица на фотографии — серьезное, улыбающееся, глупое, встревоженное, удивленное и т. д. — не имеет значения для вашего Я-образа. Главное в том, что фотография не соответствует образному материалу вашей Я-концепции.
  Кроме того, Я-образ, как и Я-концепция в целом, — устойчивое, трудно поддающееся изменению образование. Поэтому тот идеальный Я-образ, который имеется в самосознании индивида, сохраняется даже тогда, когда реальный облик человека изменяется. Человек же, чаще всего, не хочет признавать эту реальность, не желая с ней смириться. И сохранение в Я-концепции идеального Я-образа, не соответствующего реальному, является признаком того, что человек оказывает психическое сопротивление жизненным изменениям.
  Разумеется, люди сопротивляются изменениям в самих себе не только ригидностью Я-образа. Не желая признавать факт старения, человек может, например, закрашивать седину, стараться избавиться от морщин и т. д. Но даже и безотносительно проблемы старения, большинство людей прилагают невероятные усилия, чтобы их внешность соответствовала идеальному Я-образу в их Я- концепции.
  Спрос рождает предложение. В современном мире создана мощная, разветвленная индустрия для удовлетворения потребности человека “идеально выглядеть”. Люди расходуют огромные средства для приобретения украшений, косметики, модной дорогой одежды и других вещей, делают дорогостоящие косметические и пластические операции, чтобы добиться желаемого эффекта соответствия идеальному Я-образу.
  Физическое Я — лишь одно из возможных в схеме личности. Кроме него в Я-концепцию могут входить и другие уровни самосознания: социальный и когнитивно-психический. Причем здесь срабатывает такая закономерность: чем выше уровень осознания, тем более расплывчатыми, неопределенными понятиями оперирует человек в своих самоопределениях. Это следствие того, что если для внешнего облика существуют какие-то определенные стандарты, на которые можно объективно ориентироваться, то для “внутреннего облика” таких объективных критериев нет. Человек сам определяет, какой он. Как правило, для самого себя — он самый замечательный, самый хороший. О самооценке мы поговорим чуть позже. Сейчас же добавим, что хотя, в принципе, люди в состоянии объективно оценивать как свои достоинства, так и недостатки, но делают они это довольно редко.
  Социально-психологическое Я индивида отражает его социальные характеристики и психические особенности: удачливый/неудачливый, старательный/ленивый, аккуратный/неаккуратный, самостоятельный/несамостоятельный, богатый/бедный, бережливый /щедрый и т. д.
  Когнитивно-психическое Я отражает психические качества человека: сообразительный/тугодум, способный/неспособный, собранный/несобранный, внимательный/рассеянный, спокойный/вспыльчивый и т. д.
  Более сложная схема личности может содержать в себе еще два уровня самосознания: морально-этический и духовно-творческий. Первый отражает как осознание себя в целом, так и своих поступков с позиций справедливости/несправедливости, честности/нечестности, порядочности/непорядочности. Сразу оговоримся, что для многих людей проблемы нравственного самоосознания просто не существует, поскольку их нравственная установка в отношении себя (а схема личности — это социальная установка индивида в отношении себя самого) жесткая и неизменная: я и мои действия изначально нравственны и иными быть не могут. Такая позиция может служить показателем того, что нравственность поведения индивида детерминируется стыдом, а не совестью. При этом под стыдом понимается чувство психического дискомфорта перед лицом либо реальных, либо потенциальных свидетелей, т. е. других людей. “Стыдливого” человека занимает вопрос: а что об этом подумают люди? Для “совестливого” человека не требуются внешние судьи. Его судья — собственная совесть. И он задается вопросом: как с этим я буду жить дальше? Поэтому и можно предположить, что уровень морально-этического Я существует не во всякой Я-концепции. Его может заменять простой принцип: я поступаю так же, как все. А если не всегда соблюдаю правила, то об этом никто не знает, этого никто не видит.
  И наконец, уровень духовно-творческого Я, который также может либо присутствовать, либо нет в схеме личности. Он является осознанием своего творческого духовного потенциала, таланта, творческих способностей.
  Опять-таки оговоримся, что речь здесь идет об идеальной модели, и выделение названных уровней является не более, чем теоретической конструкцией. Поэтому мы не можем говорить о четких границах между уровнями Я-концепции, тем более, что все они находятся в сложных отношениях взаимовлияния, взаимообусловливания и образуют целостную структуру — Я- концепцию.

 
© www.txtb.ru