Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Определение личности

  Как само понятие “личность”, так и все производные от него слова: “личный”, “личностный”, “персональный” и т. д. - сегодня очень прочно вошли и в сознание человека современной европейской культуры, и во все европейские языки. Слово это настолько широко задействовано в нынешнем лексиконе, что может сложиться впечатление, будто бы оно существовало всегда и всюду. Но это далеко не так.
  Понятие “личность” и даже само представление о человеческой индивидуальности появились в Европе относительно недавно, примерно три с половиной века назад. Идея человеческой личности и индивидуальности не является универсальной, т. е. она распространена не во всех культурах даже сегодня. Так, например, в китайском языке нет иероглифа, которым можно было бы адекватно обозначить понятие личность. Об этом сообщает Леонид Баткин (Баткин Л., 1989).
  В кросс-культурной психологии, т. е. в таком направлении современной социальной психологии, которое исследует психические особенности людей различных культур, все культуры условно подразделяются на два вида: коллективистские и индивидуалистические.
  Культуры индивидуалистического типа возникли и развивались в западных обществах. И именно там появилась идея человеческой индивидуальности, а личность стала массовым социальным явлением. Причину такого положения дел многие исследователи, вслед за Максом Вебером (Вебер М., 1990), усматривают в том, что облик современной европейской культуры и в целом западного общества во многом сформировался под влиянием идей христианства, особенно протестантской его разновидности. “В отличие от христианской Европы, обожествившей абсолютную личность Творца, а тем самым и человека, как его образ и подобие, восточные религии основываются на идее ложности индивидуальных форм духовной жизни. Восток культивировал отход от личного Я в пользу безличного абсолюта. Существуют различия и в отношении к возможностям разума. Если Европа в целом двигалась в сторону рационального и прагматичного познания, видя в нем высшую ценность, то Восток ставит рациональное познание ниже интроспективно-интуитивного” (Спиркин А., 1988).
  Таким образом, в неевропейских культурах и обществах индивидуальность не поощрялась, а следовательно, не появлялась и личность как социальное явление. В этих культурах не сложилось достаточно многочисленного слоя людей с развитым самосознанием, который оказывает активное влияние на жизнь общества и государства.
  В соответствии с названным выше делением культур, личность и индивидуальность в них обладают неодинаковой социальной ценностью. Так, в коллективистских культурах социальная ценность личности очень невелика. Подтверждение этому мы находим у Освальда Шпенглера, который пишет об анонимности, обезличенности форм индийской культуры, где не было авторов, не было их лиц, не было развито искусство портрета, хотя само искусство достигло там значительных высот (Шпенглер О., 1993). Религиозно-философские системы восточных, коллективистских культур также не рассматривают личность и индивидуальность в качестве нравственной или духовной ценности. “Буддизм, — отмечает Василий Налимов,— это прежде всего отрицание личности” (Налимов В., 1989).
  Иначе дело обстояло в западных, индивидуалистических культурах. Английский философ Джон Локк еще в VII веке обратил внимание на феномен личности и дал ей определение. “Я думаю, — писал он, — что личность есть разумное мыслящее существо, которое имеет разум и рефлексию и может рассматривать себя как себя, как то же самое мыслящее существо, в разное время и в разных местах только благодаря тому сознанию, которое неотделимо от мышления, и, на мой взгляд, существенно для мышления, ибо невозможно, чтобы кто-нибудь воспринимал, не воспринимая, что он воспринимает” ( Локк Дж., 1985, с. 387).
  Как видим, Дж. Локк основными признаками личности считает мышление и рефлексию, т. е. способность человека к самосознанию. Правда, Локк выделяет довольно узкую область самосознания человека, а именно рефлексию им процесса собственного восприятия и мышления. В этом смысле мудрость, приписываемая древнегреческому философу Сократу “Познай самого себя”, которая предполагает целостное самоисследование, гораздо ближе к современному пониманию личности, чем определение, данное Локком.
  Осознание индивидом самого себя, своей отдельности и уникальности имеет то следствие, что у него формируются новые ценности и идеалы. Прежде всего это идеал свободы, т. к. только свобода дает человеку возможность саморазвития и творчества во всех сферах деятельности. Обладая свободой, он волен поступать не в соответствии с “законом подражания”, не руководствуясь принципом “как все, так и я”, а в соответствии со своими творческими устремлениями, помыслами и намерениями. Вспомним, что Г. Тард именно таких людей считал творческой элитой общества.
  Конечно, здесь встает проблема: какого рода помыслы и намерения стремится реализовать индивид? Разрушительны они или созидательны? Гуманны или античеловечны? Добрые или злые? Свобода, как и всякое другое явление, не может нести в себе исключительно положительные тенденции. Поэтому начиная с Нового времени, когда личность становится массовым социальным явлением (а до этого личности в общей массе народа встречались достаточно редко), западное общество столкнулось с двумя разнородными процессами. С одной стороны, духовное развитие, научный и технический прогресс, распространение гуманистических идей, раскрепощение человека, с другой — прогрессирующее разрастание преступности, ее дифференциация и изощренность, рост насилия, жестокости, бесчеловечности, что ярче всего отразилось в массовости, масштабности, глобализации военных конфликтов и войн, в распространении терроризма, в глобальных проблемах современности, которые стали перед человечеством в ХХ веке.
  Но так или иначе, позднее идею личности стали увязывать с индивидуальностью и свободой, понимаемой, прежде всего, как свобода выбора. Причем сама свобода рассматривалась как двухфакторное явление, сочетающее как внешние, так и внутренние условия. К числу внешних относятся социальные и экономические факторы, позволяющие индивиду быть свободным. К внутренним — потребность и способность человека быть свободным, наличие у него свободной воли. Разумеется, как эти условия, так и сама личность понимаются в западной культуре как высшие и важнейшие социальные ценности. В XVIII веке Вильгельм фон Гумбольдт писал: “Истинный разум не может желать человеку никакого другого состояния, кроме того, при котором каждый отдельный человек пользуется самой широкой свободой, развивая изнутри все свои своеобразные способности и особенности...” (Гумбольдт В., 1985, с. 34). Затем, уже в IX веке, Джон Стюарт Милль, как это явствует из эпиграфа к данному разделу, раскрывает содержание понятий свободы и индивидуальности, объявляя их главными человеческими ценностями, присущими личности.
  Учитывая сказанное о различиях культур и вытекающее из него различие в понимании личности и отношение к ней, правомерно задаться вопросом: к какому же типу относится российская культура и каково в ней понимание личности? Какой ценностью она обладает в общественном сознании, и, что не менее важно, в сознании правящих кругов, в проводимой ими социальной политике?
  Вопрос этот довольно сложный и запутанный. Достаточно сказать, что начиная с XIX века и до наших дней среди российских мыслящих людей идет спор о том, куда необходимо относить российскую культуру — к Востоку или Западу? Выскажем точку зрения, которая, как представляется, наиболее точно определяет место России: российская культура была и остается на полпути от Востока к Западу. Впервые эту мысль еще в XIX веке высказал российский философ Петр Яковлевич Чаадаев (Чаадаев П., 1989).
  Такое промежуточное положение российской культуры наиболее рельефно отражается в отношении к личности. Личность, ее ценность, благополучие и самочувствие в определенной мере признаются в российской ментальности. Осознается и наличие творческого потенциала личности, необходимость создания основных условий для ее развития и самореализации.
  Вместе с тем, ни в сфере межличностных взаимодействий, ни в производственных взаимоотношениях, ни в области государственной социальной политики личность, как значимый фактор, обладающий самодовлеющей ценностью, практически никогда не учитывалась и не учитывается до сих пор. Одним из следствий такого положения явилось то, что исследованием личности отечественное человековедение занялось относительно недавно. Не являются исключением здесь и психология, и социология. Эти дисциплины сами получили законный статус и право на существование тоже совсем недавно. Отметим лишь такой факт: практически все социологические и психологические теории личности были созданы за рубежом, европейскими и американскими учеными. И те немногие, заслуживающие внимания работы отечественных авторов, посвященные феномену личности, были выполнены на базе зарубежных исследований.

 
© www.txtb.ru