Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Теория взаимозависимости

  Джон Тибо и Харольд Келли предложили более сложную версию теории социального обмена. Они назвали ее теорией взаимозависимости (Тибо Д., Келли Х., 1984). В ней подчеркиваются динамические аспекты межличностного взаимодействия, где один человек влияет на другого и сам, в свою очередь, испытывает воздействия партнера по общению. В отличие от Хоманса, Тибо и Келли утверждают, что затраты и вознаграждения одного человека не могут рассматриваться сами по себе, изолированно от затрат и вознаграждений другого. Таким образом, взаимозависимость в данном случае означает, что успешное социальное взаимодействие возможно лишь в том случае, если оба партнера максимально удовлетворены результатами общения. Причем предполагается, что каждый участник отношения должен быть озабочен не только “справедливостью” пропорцией собственных затрат и вознаграждений, но и тем, насколько “справедлива” эта пропорция у партнера по общению. Следовательно, в процессе социального взаимодействия индивиду необходимо учитывать сбалансированность и своих затрат и вознаграждений, и интересы другого индивида, чтобы у того не возникло чувство неудовлетворенности. Коротко говоря, взаимозависимость означает, что удовлетворенность процессом взаимодействия одного человека находится в зависимости от удовлетворенности другого. И для сохранения отношений от партнеров требуется, чтобы они обладали социальными навыками и опытом общения.
  В качестве простого примера того, как может проявляться взаимозависимость партнеров, и как их оценка справедливости сложившихся отношений может влиять на поведение друг друга, рассмотрим три возможные ситуации. Как раньше уже отмечалось, согласно теории взаимозависимости, люди, находящиеся во взаимодействии, учитыва-ют не только свои затраты и вознаграждения, но также затраты и вознаграждения партнера по общению.
  Первый вариант взаимозависимости - оптимальный, поскольку в нем оба эти соотношения (затраты и вознаграждения обоих партнеров) воспринимаются ими как уравновешенные или “справедливые”. Что может служить в качестве критерия оценки “справедливости” отношения? Разумеется, никакое объективное мерило здесь невозможно, поэтому речь может идти лишь о чисто субъективном, внутреннем восприятии ситуации. У каждого человека имеется свое представление о том, чего он заслуживает во взаимоотношениях, чего достоин, что ему “причитается”. Частично это мнение основано на предположении о том, что взаимоотношения дают партнеру, что он получает от взаимодействия. Таким образом, люди оценивают не только собственную позицию во взаимодействии, но и положение своих партнеров. Если человек начинает чувствовать, что справедливое равновесие в отношениях нарушено, то под давлением переживаемого им психического дискомфорта он попытается восстановить баланс либо посредством изменения соотношения затрат и вознаграждений, либо путем изменения собственных оценок в восприятии того, что он и его партнер взаимно отдают и получают. Иначе говоря, он может попытаться либо изменить пропорции обмена, либо принцип его оценки.
  Второй вариант - восприятие ситуации как “несправедливой” в пользу партнера. Здесь необходимо отметить, что такое положение переживается людьми разного пола неодинаково. Гендерная1 принадлежность и связанные с ней социальные роли и статус приводят к тому, что женщины при восприятии ситуации как “несправедливой” по отношению к ним (когда, по их мнению, партнер получает очень много, в то время как сами они - мало) переживают обиду, печаль, грусть. Они в этих случаях могут переживать депрессию, плакать.
  Понятно, что с позиций гендерно-ролевых стереотипов поведения трудно ожидать, чтобы и мужчины реагировали на восприятие “несправедливости не в свою пользу” точно так же, как и женщины, т. е. с чувством печали и слезами. Хотя, в принципе, возможно и такое. Но все же чаще в подобных ситуациях мужчины испытывают чувство гнева и возмущения.
  Интересно, что согласно излагаемой теории, возможен и третий вариант, который возникает в том случае, когда человек испытывает неудовлетворенность, если равновесие нарушено в его собственную пользу. Таким образом, слишком большое вознаграждение при небольших затратах не всегда приносит радость и удовольствие. Женщины в подобных ситуациях испытывают раздражение и злость, они сердятся и скандалят. Мужчины же, напротив, когда чувствуют, что получают незаслуженно много, как правило, испытывают чувство вины (Sprecher С., 1986).
  Однако следует иметь в виду, что когда говорится “женщины ведут себя так-то, а мужчины - иначе”, то речь идет не о том, что абсолютно все женщины и абсолютно все мужчины ведут себя именно описываемым образом. Просто когда фиксируются гендерные или другие социальные различия, то подразумевается ведущая тенденция или типичное поведение. И всегда найдется немало женщин, которые будут вести себя “по-мужски”, и немало мужчин, ведущих себя “по-женски”. Поэтому, когда утверждается, что мужчины испытывают чувство гнева, если получают незаслуженно мало, и чувство вины, если незаслуженно много, а женщины, наоборот, сердиты, если считают, что получают слишком много и впадают в депрессию, если, по их мнению, недополучают, то, тем самым, отмечаются не все, а типичные реакции.
  Итак, если у одного или обоих партнеров по взаимодействию возникает ощущение несправедливости, то это может служить сигналом затруднения и неблагополучия. И здесь мы подходим к еще одному отличию концепции Тибо и Келли от упрощенной модели обмена Хоманса. Авторы теории взаимозависимости вводят представление о том, что люди имеют склонность сравнивать результаты, которые уже получены во взаимоотношениях, с теми, которые еще только возможны в альтернативном варианте обмена. Другими словами, мы не только оцениваем те значимые для нас ценности, которые имеются в установившихся взаимоотношениях, но, кроме того, еще и пытаемся оценить возможности, которые могли бы быть достигнуты в другом, альтернативном варианте взаимодействия. Если человек пришел к выводу, что альтернативные отношения лучше, то он будет пытаться прервать существующие, даже если сами по себе они были совсем неплохими. И хотя говорят, что “от добра добра не ищут”, Тибо и Келли убеждены, что люди стремятся к достижению максимального удовлетворения в процессе взаимоотношений. Для этого ими используются два стандарта для оценки отношений - уровень сравнения (УС) и уровень сравнения для альтернатив (УС альт.). Когда существующая взаимосвязь оценивается ниже УС альт., то велика вероятность, что она будет прервана. Так, например, если ваш партнер по взаимодействию вас вполне устраивает, но у него отсутствует какое-либо ценное для вас достоинство, которое имеется у другого человека, обладающего к тому же теми же характеристиками, что и у вашего нынешнего партнера, то, согласно теории Тибо и Келли, вы попытаетесь разорвать отношения с прежним партнером, даже если это будет выглядеть несправедливо по отношению к нему, и установить их с другим, новым партнером.
  Для анализа процесса социального взаимодействия Тибо и Келли вводят понятие матриц возможных результатов общения. В целом эти матрицы отражают те ценности, которые индивид хотел бы получить в процессе взаимодействия. В качестве примера Тибо и Келли используют матрицы, анализируя взаимоотношения героев повести Льва Николаевича Толстого “Семейное счастье”. Мы же для иллюстрации того, что собой представляют матрицы, воспользуемся менее сложным вариантом взаимоотношений. Представим, например, двух приятелей, которые составляют планы на выходные. Один из них, Сергей, планирует заняться ремонтом квартиры и рассчитывает при этом на помощь Виталия, который, между тем, собрался на рыбалку и, в свою очередь, убежден, что Сергей поедет вместе с ним.
  Сложившаяся ситуация свидетельствует о том, что для Сергея зна-чимым занятием (в данном случае - ценностью) является ремонт, в то время как для Виталия предпочтительнее рыбная ловля. Если бы эти два человека не находились в дружеских отношениях, то и проблемы бы не существовало: каждый бы занялся тем, что он собирался делать. Но здесь положение другое, и “простая проблема” выглядит следую-щим образом: выбор какой деятельности должен сделать каждый из приятелей, но так, чтобы интересы обоих были максимально соблюдены, чтобы сохранилась “справедливость”. При этом необходимо помнить, что результаты этих двух выборов находятся во взаимосвязи, поскольку Сергей и Виталий - приятели. Поэтому каждый из выборов нужно рассматривать как зависящий от другого. Отметим только, что здесь при анализе взаимоотношений используется лишь один из выде-ленных Тибо и Келли факторов взаимозависимого влияния, взаимное управление поведением (ВУП).
  Если оба приятеля отправятся на рыбалку, то Сергей будет вынужден жить в неотремонтированной квартире и, следовательно, он заплатит большую “цену”, получив меньшее вознаграждение, чем Виталий. Если оба займутся ремонтом, то Виталию придется “заплатить” больше, получив меньшее вознаграждение. (Понятно, что мы упрощаем ситуацию, т. к. вполне возможно, что для Виталия помощь приятелю - гораздо большая ценность, чем рыбалка, как, впрочем, и для Сергея совместная с Виталием рыбалка может оказаться более ценной, чем ремонт.) Возможен и такой вариант, когда Виталий, скрепя сердце, возьмется помогать Сергею, но тот, видя с какой неохотой приятель принимает участие в решении его проблемы, вместо удовлетворения испытает сильнейшее чувство неловкости и вины, так что его “затраты” даже возрастут. Если каждый из приятелей займется тем, что планировал сделать, то оба проиграют в цене. Цена Виталия - чувство вины из-за того, что не помог приятелю, цена Сергея - чувство обиды.
  И для того, чтобы сохранить существующие взаимоотношения, Сергей и Виталий должны подсчитать все свои затраты и вознаграждения, а потом определить, какие результаты будут для них максимально выгодны. Самым маловероятным вариантом здесь представляется тот, когда Виталий займется ремонтом квартиры Сергея, а Сергей поедет на рыбалку. Но теоретически можно представить и такую ситуацию, хотя здесь Виталий несет одни затраты без всякого справедливого вознаграждения. Правда, и в этом случае все может оказаться не так однозначно: в мире социальных отношений действуют десятки, если не сотни факторов, всю совокупность которых не в состоянии предусмотреть и проанализировать ни одна, даже самая изощренная теоретическая модель, снабженная всей мощью математических и кибернетических средств.
  Как бы то ни было, социальные психологи используют принципы теории научения в очень широком спектре проблем. Поэтому и мы будем еще не раз обращаться к примерам простого инструментального научения и подкрепления и научения через наблюдения, когда станем рассматривать агрессию как социальное явление, установки, просоциальное поведение (помощь и милосердие), взаимоотношения в группах и между группами. А пока же познакомимся еще с одной теоретической ориентацией - интеракционистской, концептуальные разработки которой обычно называют “ролевыми теориями”, а само направление - ролевым.

 
© www.txtb.ru