Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Природа человека и предмет психологии

  Психология масс опровергла представление о человеке как о воплощении разума и сознания, обнаружив, что, находясь в массе, в толпе, человек-индивид утрачивает разумность и интеллект. Его поведение, как и поведение массы в целом, становится иррациональным и бессознательным. И если поведение многих видов животных в нормальных, естественных условиях демонстрирует явное присутствие рациональности и интеллекта, то поведение человека в массе начисто лишено всякой логики.
  Поэтому психология масс в качестве предмета психологии определила психическое бессознательное человека. Академическая психология, оформившаяся к тому времени как самостоятельная наука, занималась изучением только сознания человека. Структура сознания, законы его функционирования, процессы ощущения, восприятия, мышления, этапы мыслительной деятельности, познание — вот тот круг вопросов, которые интересовали психологов. Понимание человеческой психики только как сферы сознания сложилось в психологии под влиянием философских взглядов Рене Декарта и Джона Локка, утверждавших, что у человека нет и не может быть неосознаваемых психических процессов. Декарт утверждал, что только человек обладает душой, единственным свойством (атрибутом) которой является сознание, мышление. Примерно такую же мысль высказывал и Локк, говоря о рефлексии, т. е. способности осознания человеком своей психической (для Локка это равнозначно мыслительной) деятельности. Таким образом, вся психология сводилась к исследованию процессов мышления и познания. Идеология Просвещения, провозгласившая абсолютную разумность и рациональность человека (что неудивительно, поскольку она опиралась на философию Декарта и Локка), способствовала окончательному утверждению взгляда на психику человека как на сферу чистого сознания. И, соответственно, привела к пониманию психологии как науки только о сознании. “Подавляющее большинство философов, — писал по этому поводу З. Фрейд, — называет психическим лишь то, что является феноменом сознания. Для них мир сознательного покрывается объемом психического. Все остальное, происходящее в трудно постигаемой “душе”, они относят к органическим предпосылкам или параллельным процессам психического. Или, точнее говоря, душа не имеет никакого другого содержания, кроме феноменов сознания, следовательно, и наука о душе, психология, не имеет никакого другого объекта. Точно так же думает и профан” (Фрейд З., 1997, с. 404).
  Но уже сам факт существования массовой психики, неразумного поведения людей в толпе свидетельствовал о наличии в психике человека неосознаваемого, иррационального компонента. Психология масс, таким образом, открыла для психологической науки новую область исследования — неисчерпаемую, загадочную, парадоксальную сферу психического бессознательного человека.
  Открытие иррациональности человеческой натуры стало ключевым, поворотным моментом в дальнейшем развитии не только психологии, но и всех наук, изучающих человека, его историю и поведение. Оно послужило толчком к созданию новых философских, исторических, социологических, культурологических и антропологических теорий.
  Стало очевидным, в частности, что человеческая история не является результатом или плодом разумной деятельности людей, а представляет собой, скорее, череду хаотических всплесков, выбросов иррациональной психической энергии людей. История народов, таким образом, вершится не по законам логики или человеческого и божественного разума, а по своим собственным законам. И в их основе лежит не экономика, не рассудок, не холодный расчет, а страсти, то есть психический компонент. Или, как пишет Г. Лебон, “душевный строй расы”. И психическое, о котором идет речь, совершенно бессознательно. Невидимая в своей сущности, эта “душа расы” очень заметна в своих проявлениях, так как в действительности именно она управляет всей эволюцией народов.
  Новый взгляд на природу человека привел к тому, что помимо безраздельно господствовавших в то время идей линейного исторического прогресса, который объяснялся непрерывным развитием и совершенствованием человеческого разума, появились новые, альтернативные теории человеческой истории, например циклические теории культур (из числа наиболее известных — теория Оствальда Шпенгле-ра). Одним из важнейших выводов новых человековедческих теорий стал вывод о неизменности, постоянстве природы человека.
  Согласно этой новой точке зрения на человека, люди изменяют окружающий мир, а сами при этом не изменяются.
  Еще одним очевидным следствием открытия иррациональной, бессознательной сущности человеческого поведения стали изменения в теории юриспруденции и, как следствие, изменения в области уголовного законодательства. Итальянский ученый — юрист С. Сигеле, будучи специалистом по уголовному праву, пришел к выводу, что преступления, совершенные индивидом в условиях толпы, массовых скоплений людей, выступлений и действий (паника, бунты, митинги, демонстрации и т. д.) являются “деяниями в состоянии аффекта”, т. е. иррациональными, неконтролируемыми сознанием человека, поступками. Поскольку индивид в этом случае не управляет своим поведением, действуя бессознательно, то он, следовательно, не может нести за свои действия всей полноты ответственности. Аффективное состояние, таким образом, должно учитываться как смягчающее вину обстоятельство. С. Сигеле сумел настоять на том, чтобы в итальянском уголовном законодательстве появились соответствующие изменения. Тем самым, впервые в мировой практике на уровне государственной законодательной политики признавалась вероятность и возможность в определенных обстоятельствах бессознательного, иррационального поведения людей, не страдающих психическими патологиями. Позднее подобные же статьи в том или ином виде вошли в уголовные кодексы других стран. Сегодня это положение широко используется в судопроизводстве многих государств.

 
© www.txtb.ru