Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Элита и масса

  Здесь возникают два взаимосвязанных вопроса. Первый: если массы не способны к творчеству и в состоянии лишь подражать, имитировать, заимствовать, т. е. воспроизводить, то откуда берутся в обществе научные, технические, политические, социальные и другие новшества? Почему происходит развитие тех или иных аспектов общественной жизни? Если существуют образцы, модели, примеры, шаблоны, которым подражают массы, то кем они созданы и создаются? Здесь мы подходим к характеристике внешних факторов, обусловливающих подражание. Помимо масс, утверждает Тард, существует класс людей, составляющих творческую элиту общества. Это люди-творцы: вожди, религиозные проповедники, политики, ученые, деятели искусства. Они отличаются от массы прежде всего тем, что невосприимчивы к внешнему влиянию или внушению. Элита, говоря современным языком, негипнабельна. Это позволяет ей создавать новые идеи, вводить изменения, демонстрировать новшества — словом, быть творцами. Именно они выступают активной силой исторических изменений, генерируют общественный прогресс.
  Поскольку творческая элита никому не подражает, то массы подражают ей. В этом и заключается, в первую очередь, ее способность увлекать массы, влиять на них и управлять ими. Она ведет массы за собой потому, что массы стремятся подражать ей. Но почему элите подражают? Потому, что у творцов, изобретателей нового имеется то, чего лишены массы и, напротив, нет того, что у масс в избытке. Другими словами, элита обладает творческим потенциалом и у нее отсутствует податливость, конформизм.
  Итак, фигура творца по своим характеристикам прямо противоположна массе. Поэтому человек, способный к созданию нового, вызывает в массах восхищение. А кем восхищаются, тому и стремятся подражать. (Здесь, как мы видим, речь о том типе влияния, которое в современной социальной психологии получило название референтного влияния.) Таким образом, сама способность вызывать восхищение, восторг, обожание является способностью оказывать внушение, влиять на других, то есть гипнотической способностью. В конечном итоге — это способность вести за собой.
  Но гипноз творца, как и медицинский гипноз, воздействует на бессознательное людей. Поэтому массы воспринимают влияние элиты бессознательно и все те идеи и теории, образцы и примеры нового, которые масса воспринимает и которым подражает, она считает не заимствованными, а своими собственными. Каждый человек массы и общество в целом пребывают в этой иллюзии. Жить заимствованными идеями и образцами и считать их своими собственными — это и есть, по мнению Тарда, общественный сомнамбулизм или жизнь в своего рода гипнотическом сне. Тем не менее, именно этим гипнотическим состоянием и навеянными им иллюзиями характеризуется, с точки зрения Тарда, общественная жизнь.
  Дисциплина как обязательное, неотъемлемое свойство искусственных или организованных масс — еще одна причина, объясняющая тотальную распространенность подражания — конформизма в обществе. Понятно, что дисциплина, т. е. подчинение навязанным извне правилам, нормам и приказам, может существовать только в организации. Следовательно, организация является тем социальным изобретением, которое в руках вождей и элиты служит инструментом господства над массами.
  Организация, прежде всего, превращает естественные, стихийные толпы в искусственные, дисциплинированные массы. Дисциплиниро-ванные массы во много раз жизнеспособнее, сильнее, а значит, и потенциально опаснее стихийных толп, полагает Тард. Организация, внедренная в массу, увеличивает возможности вождя. И, действительно, если стихийные массы недолговечны, то и угроза, которую они несут в пик сплоченности и энтузиазма, также быстропреходяща. После мятежного подъема неизбежно наступает распад, разочарование и депрессия. Индивид вновь испытывает чувство одиночества и уныния. Организованные же массы — партии, секты, профессиональные или иные образования — являются, как правило, долговременными, стабильными объединениями. В них существует дисциплина, накапливается опыт. Такие массы сплочены вокруг объединяющей их идеи и авторитета вождя, который навязывает массам свою волю. Организация увеличивает возможности вождя. Она облегчает внушение, ускоряет прохождение приказов, указаний и распоряжений. Организованные массы могут стать действительно опасными и преступ-ными. Организации, ведомые вождями, которые вдохнули в них идеи, указали массам цели и придали некий смысл их существованию, часто играют в истории самую зловещую роль.
  Но есть и другая, альтернативная социальная функция организации. Она заключается в том, чтобы отладить механизм подражания низших — масс, высшим — то есть вождям, обеспечивая тем самым процесс воспроизводства в массах изобретений, новшеств, созданных творческим гением элиты. Кроме того, искусственно организованные массы — церкви, партии, учебные заведения, армия, государство и т. д. — воспроизводят и во множестве тиражируют “слепки” вождя. Это незаурядные индивиды, из которых формируется промежуточное или передаточное звено между вождем и массами. Это ядро массы или ее действующая, творческая элита, которая воздействует на инертную массу. Тем самым обеспечивается интеллектуальное развитие и развитие общества в целом.
  Выше мы уже говорили, что в стихийных массах, по мнению Лебо-на, уровень интеллекта падает до низшего предела. Так что у толпы интеллект ниже, чем у каждого конкретного индивида. В случае искусственных или организованных масс Тард приходит к оригинальному выводу о том, что организация интеллектуальнее, умнее каждого из своих членов. Университет по интеллектуальному уровню превосходит работников университета, партия умнее своих членов, полиция и армия интеллектуальнее полицейских и военных. Такое положение дел объясняется тем, что в организованных массах каждый, даже самый неразвитый член организации, подражает высшим, руководящим членам организации, то есть элите. Тем самым элита, а в конечном итоге, вождь подтягивают членов организованной массы до своего уровня. Следовательно, интеллектуальное развитие вождя и элиты способствуют умственному развитию низших членов массы, которые подражают лидерам. Лидер, таким образом, с помощью организации лепит массы по своему подобию. В конечном итоге, пишет Тард, масса, превращенная в организацию, имеет те же ценности, те же установки, те же нормы, что и ее вождь. Перенимая изобретения элиты, массы развиваются интеллектуально и социально. Поэтому массы, благодаря элите и вождю, по уровню развития выше, чем составляющие их члены.
  Вместе с тем, все значительное, что было создано в человеческой истории — это плоды индивидуального творчества элиты. Массы же способны лишь повторять, а не творить. Можно сказать и иначе: отсутствие творческих способностей есть признак массы, а их наличие — признак элиты.
  Поэтому, полагает Тард, преклонение перед массой или народом, утверждение, что именно народ творит историю, что он является творческой силой общественного прогресса, есть не что иное, как лукавое лицемерие и демагогия. Все заявления, восхваляющие народ и массы, объявляющие их священными, богоносными и так далее всегда преследуют корыстные цели. Это всего лишь прием вождей, которые поют дифирамбы толпе, но лишь затем, чтобы она восхваляла вождей и преклонялась перед ними.
  Таким образом, мы вновь подошли к проблеме отношения масс и вождей, к проблеме лидерства и авторитета.

 
© www.txtb.ru