Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


Социальное восприятие с позиций “теории справедливого мира”

  Феномен “веры в справедливый мир” был открыт в 60-е годы ХХ столетия канадским социальным психологом Мэлвином Лернером (1966), который и описал его в своей теории справедливого мира. Согласно Лернеру, вера в справедливый мир является выражением общественного мировоззренческого, даже философского взгляда на устройство мира. Но вера эта не только и даже не столько мыслительная конструкция, сколько психическая потребность, т. е. необходимость и желание верить в то, что мир справедлив. Лернер полагает, что относительное благополучие одних (большинства) на фоне неблагополучия других (меньшинства) требует каких-то объяснений и оправданий. Вера в “справедливый мир” как раз и позволяет человеку, достигшему определенного уровня достатка и комфорта, считать, что он свое благополучие заработал и заслужил. В то же время и другие также имеют то, что заслужили и заработали. А в конечном итоге каждый получает то, чего он достоин: ведь мир — справедлив! Так что участь каждого — это справедливое воздаяние или возмездие “по делам его”.
  В повседневной жизни вера в справедливый мир сплошь и рядом оборачивается тем, что жертвы обманов, ограблений, избиений, изнасилований и т. д. вместо сочувствия и поддержки со стороны окружающих слышат осуждения и обвинения в свой адрес. Именно на них возлагается вина и ответственность за случившееся. Первое, что слышит, например, обманутый человек даже от самых близких: “Нельзя же быть таким наивным и доверчивым!”, “Ну почему ты такой ротозей?”, “Зачем ты поверил?”. По сути, все это означает — “сам виноват”. В правоохранительных органах ограбленного человека обязательно станут спрашивать: “Почему в вечернее время вы ходите в такой дорогой одежде?”, “Зачем вы носите с собой столько денег?”, “Почему у вас такие слабые замки в дверях?”. За всеми этими вопросами кроется откровенное осуждение: ведь если бы ты шел днем и не в шубе, а в ватнике и без копейки денег с собой, то разве бы кто тебя стал грабить? Следовательно, сам виноват!
  Довольно типичными и распространенными являются обвинения в адрес изнасилованных женщин. Вину за случившееся, как правило, возлагают на саму жертву. Причем чаще эти обвинения следуют от мужчин, чем от женщин. Вероятно, это связано с тем, что женщинам в большей мере самим угрожает опасность разделить участь жертвы. Осознание этой опасности служит сдерживающим фактором против обвинений женщин со стороны женщин.
  В целом те, кому приходилось оказываться в положении жертв различных несчастий, или те, кто опасается попасть в такое положение, проявляют больше осмотрительности и милосердия к жертвам, они менее склонны столь рьяно отстаивать веру в “справедливый мир”.
  Вспомните, как часто вам доводилось вслед за сообщением о террористическом акте против политического или общественного деятеля, об убийстве журналиста или предпринимателя слышать от окружающих констатацию, высказанную торжествующе или удовлетворенно: “Допрыгался!”, “Довыступался!”, “Доборолся за правду!” и т. д. В этих заявлениях много чего психо- и социопатического. Но кроме всего прочего они являются еще и выражением веры в “справедливый мир”. Так, например, в апреле 1968 года сразу после убийства известного американского общественного деятеля, проповедника расового мира и терпимости Мартина Лютера Кинга был проведен опрос по репрезентативной выборке 1337 взрослых американцев по поводу покушения на доктора Кинга. На вопрос “Когда вы услышали о терракте, то какие чувства и мысли возобладали у вас: гнев, грусть, стыд, страх, "сам виноват"?” около одной трети респондентов (426 человек) выбрали последний вариант ответа — “сам виноват” (Rokeach М., 1970).
  Заявления “допрыгался” или “сам виноват” имплицитно содержат следующее нехитрое рассуждение: если бы он сидел тихо и не высовывался, как я, то никто бы его не тронул! Ведь никому же, слава Богу, не приходит в голову убивать меня. Я веду себя умно, а он нет, вот и допрыгался. Каждый получает то, что заслужил, и добивается того, чего хочет.
  Таким образом, люди испытывают потребность верить в справедливое основание мира. Эта вера дает им опору в жизни, ощущение надежности и стабильности, избавляет от ненужных тревог и мучительных раздумий и сомнений. Чтобы сохранить и поддержать эту веру, можно просто закрывать глаза на все случаи несправедливости. Сообщения об убийствах и погромах можно воспринимать как известия об актах справедливости (Гозман Л., Шестопал Е., 1996). В результате такого восприятия информации получается, что жертвы несчастий сами виноваты в своих бедах.
  Правда, полагает Лернер, если какое-то событие не встраивается в нашу концепцию “справедливого мира” и воспринимается как явная несправедливость, то оно может побудить нас к каким-то реальным действиям, чтобы эту несправедливость устранить. Мы можем начать оказывать помощь жертвам несправедливости, можем даже постараться искоренить источник зла и несправедливости. И уже в том случае, когда мы оказываемся не в состоянии победить зло и несправедливость, вновь прибегаем к спасительной вере в “справедливый мир”, пытаемся просто убедить себя, что ничего несправедливого вообще не бывает. Это удобно еще и в том отношении, что позволяет избавиться от страха самим оказаться жертвами несправедливости.

 
© www.txtb.ru