Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  Историческое образование играет огромную роль в формировании личности, общественного сознания, в сохранении и передаче социального и духовного опыта предшествующих поколений. В любом обществе самопознание и самоопределение человека происходит через призму исторических знаний о судьбах Отечества.
  Значение исторического образования определяет сама российская ситуация, когда искаженное восприятие и, подчас, отрицание самих понятий об отечестве, о патриотизме влечет за собой опасность кризиса национального самосознания, нарастающего равнодушия к судьбе Отечества и утрату чувства ответственности за него. К тому же, с распадом Советского государства резко обозначились проблемы власти, экономики и политики, обнаружив значительные потери в культуре, морали, духовности, нравственности, патриотизме.
  В то же время следует учитывать, что система принципов учебновоспитательного процесса, ранее существовавшая в нашей стране, развивала моновзгляд на личность как на «совокупность общественных отношений» и одновременно абсолютизировала этот взгляд. Преодоление односторонности существовавшей в советский период методологической базы образования первоначально приняло форму простого отрицания ее. Следующим шагом на пути преодоления методологического вакуума стала попытка перенесения и использования в России западных методологических подходов к обучению и воспитанию. Однако методологической базой западных моделей, сложившихся в 70-80-е годы XX века (особенно гуманитарного образования), являлась советская методология наоборот — абсолютизация роли самой личности и целенаправленное, жесткое сужение сферы воздействия социального окружения на личность. В последнее десятилетие на самом Западе интенсифицируется поиск путей преодоления индивидуалистической ориентации, вырабатывается комплексная методология. Эта же потребность осознается сегодня и в России.
  Вышесказанное значительно усложняет содержание исторического образования. Оно видится в формировании новых социальных качеств будущего специалиста - гражданина своего Отечества, «верного союзника своего народа, не пасынка и не пришельца, но сына», который руководствуется общественными интересами и в то же время в своем стремлении к успеху, личной мотивацией труда, коммуникативностью, самореализацией, альтернативностью вариантов поведения и принятия решений, умением оценить последствия своего поведения обладает рациональнолиберальными качествами субъекта рыночных отношений. Наряду с воспитанием гражданских качеств, историческое образование призвано формировать у студентов новые аспекты современного гуманизма, нравственные ориентиры в разрешении глобальных проблем современности, способствовать пониманию социо-культурных смыслов техники и инженерии, преодолению технократического мышления, порождающего дефицит культуры мысли, общения, поведения, творческих индивидуальностей.
  Авторы обращают особое внимание на методологические аспекты освещения российской истории. Если несколько лет назад традиционные исторические концепции перестали удовлетворять историков, новых не было, то теперь уместно говорить о практически безграничном методологическом плюрализме при отсутствии ведущих наиболее авторитетных школ, которые структурировали бы историческое поле, влияя, в том числе, и на сферу образования.
  Определение методологических основ преподавания предполагает ответ на вопрос, что представляет собой история: процесс однолинейный и универсальный (при признании некоторых цивилизационных особенностей) или многовариантный. На протяжении XVIII-XIX вв. преобладала, хотя и не обладала монополией, концепция всеобщности истории, которая в XIX в. легла в основу классической для Европы и России исторической модели мира. Индустриальная эпоха породила марксистский вариант этой модели, утверждающий приоритет индустриального труда, производственного коллективизма и унифицированного распределения. К середине ХХ века на Западе классическая модель уступает свои позиции, все большее значение приобретает представление об истории как о многовариантном процессе. Российские историки осваивают новый теоретический инструментарий с опозданием, хотя дореволюционная отечественная историография достигла в этом направлении впечатляющих успехов.
  Если рассматривать историю России как исторический процесс, имеющий внутреннюю логику и подчиняющийся определенным закономерностям, то ключевыми, полагают современные историки, остаются цивилизационный и стадиальный подходы. Они по-разному вписывают российское общество в контекст общечеловеческой истории: первый - через акцентирование внимания на его социокультурном своеобразии, второй - через универсальные закономерности, действующие, несмотря на уникальность различных обществ, этносов, культур.
  Сочетание этих подходов может обеспечить основу построения учебного курса по Отечественной истории. История России рассматривается, с одной стороны, как история самостоятельной и самоценной цивилизации, к которой нельзя подходить исключительно с мерками западной культуры, а с другой, - как часть мировой цивилизации. При этом обращается внимание на глобальные процессы, нередко оказывавшие решающее влияние на историю нашей страны (распространение социал-демократической идеологии, мировые войны, индустриальный процесс, урбанизация, соревнование систем в «холодной войне», становление глобальной экономики).
  Авторы ориентируют учебный процесс на выявление корней самобытности отечественной истории. И российская, и советская государственность, несмотря на более чем 500-летнюю разницу во времени, формировались в условиях недостаточности социально-экономических предпосылок при определяющей роли политических факторов. Российское государство не столько «вырастало» из сословий, сколько формировало их путем разверстки тягла, политико-административного принуждения. После 1917 г. новое, уже советское «партия-государство» также создавало адекватную экономическую, социальную и культурную базу.
  Эти специфические российские черты, и, прежде всего, несформиро- ванность гражданского общества, отнюдь не способствовали естественной, сколько-нибудь плавной социальной эволюции. Напротив, характерной чертой российской истории на протяжении многих веков является кризис- ность и даже катастрофичность ее развития.
  Нередкий сегодня отход от принципов историзма, вызванный сменой модели общественного развития, требует особенно пристального внимания к осмыслению революции 1917 года и Гражданской войны, индустриализации и коллективизации сельского хозяйства, реформ 1990-х годов.
  Ныне статус октябрьских событий понижен до переворота, и они рассматривается как простой захват власти партией большевиков в рамках «революционного кризиса» 1917-1921 гг.
  Такой упрощенный подход не разъясняет глубинных причин этого события. Между тем, не говоря уже об аграрной, рабочей, национальной проблемах в России, каждая из которых вела к самостоятельной революции, не следует забывать общественную атмосферу 1917 года, когда самыми многочисленными партиями оказались партии революционные и социалистические, побеждавшие на всех выборах 1917 года - в Советы, городские думы, в Учредительное собрание, где они получили более 85 процентов мест. Почти все учебники не показывают стремительного полевения русского общества начала XX века. 1917 год дал миру огромную надежду на достижение всеобщего благоденствия.
  В основе курса по истории XX века заложена концепция модернизации, понимаемая как индустриализация, движение к городскому обществу, институционализация управления, стирание мифологического и религиозного мышления, изменения в идеологии и менталитете. Именно они составляли несущие конструкции советского социализма и вели к возрастанию сложности и многомерности советского общества. Большевистская концепция построения социализма, включая индустриализацию, урбанизацию и культурную революцию, имела огромную социальную поддержку. Под флагом строительства социализма в стране происходила трансформация революционной и разрушительной энергии, охватившей российское общество в начале XX века, в созидательную.
  Авторы учебного пособия исходят из того, что оценка событий рубежа 1980-1990-х годов и всего последнего десятилетия XX века как периода реформ затушевывает сугубо революционный характер перемен того времени. Особенно это относится к 1991-1993 годам, поскольку тогда налицо были два главных признака революции - смена власти и форм собственности. Что касается третьего, не всегда обязательного, но наиболее трагического ее компонента - гражданской войны, то элементы ее тоже были налицо в виде расстрела парламента в 1993 году, кровавых межнациональных конфликтов. Эту революцию совершили радикально настроенная часть интеллигенции, представители «теневой» экономики, часть партийно-государственной номенклатуры и национальные элиты при пассивном соучастии миллионов простых людей, которые отказали в доверии коммунистам, но не представляли ясной картины будущего.
  В основе фундаментальных перемен в современном мире, знаменовавших его вступление в постиндустриальную эпоху, лежит научнотехническая революция, в 1970 - 1980-х принявшая нарастающий характер. Она коренным образом меняет облик общества - экономику, систему социальных отношений, культуру, быт, самого человека, формирует принципиально новый технологический базис общества.
  Качественные перемены по своей значимости и социальным последствиям несопоставимы с предыдущими сменами технологических укладов.
  Они знаменуют выход за пределы индустриальной эпохи, тогда как предыдущие уклады представляли собой этапы её развития.
  Именно с этой точки зрения может быть адекватно оценена сравнительная динамика технологических перемен в России в послевоенные годы в сопоставлении с мировыми процессами.
  Учебное пособие не сводит институциональные перемены в России и других странах с переходной экономикой к реставрации капитализма.
  Современное западное общество находится в состоянии серьезной трансформации в сторону социально ориентированной и регулируемой рыночной экономики со все усиливающейся тенденцией к социализации различных сторон общественной жизни. Научно-техническая революция вызвала изменения в социальной структуре западного общества, привела к снижению остроты классовых противоречий, развитию социального партнерства, формированию современных систем социальной защиты населения, повышению благосостояния трудящихся. Усиливается тенденция демократизации общественной жизни, наблюдается отход от авторитарных режимов и методов управления.
  Есть основания полагать, что двухвековая история индустриальной эпохи - лишь преддверие грядущего постиндустриального общества, а социальные институты капитализма и социализма способны дать лишь отдельные конструкции принципиально новой социальной системы. Она, вероятно, возникнет не просто как комбинация компонентов двух систем, а будет во все большей степени базироваться на общецивилизационных ценностях, выросших из тысячелетнего опыта человечества и соответствующих тенденциям постиндустриализма.
  Результатом изучения отечественной истории должны стать убеждения будущих специалистов, основанные на научном фундаменте знаний, в неоспоримой талантливости и удивительной жизнеспособности российского народа, уверенность в реальной возможности синхронизировать наше социальное время с мировым развитием, дать миру образец достойной государственности, высокой гражданственности, нравственности и духовности личности.

 
© www.txtb.ru