Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


4.3.1. Социальные изменения

  Социальное изменение — появление новых черт и элементов в социальных структурах и системах социальных взаимодействий.
  Таким образом, понятием «социальные изменения» обозначаются различные перемены, происходящие в течение некоторого времени в социальных общностях, группах, институтах, организациях и обществах, в их взаимоотношениях друг с другом, а также с индивидами. Такие изменения могут осуществляться: на уровне межличностных отношений (например, изменения в структуре и функциях семьи); на уровне организаций и институтов (образование, наука постоянно подвержены изменениям и в плане их содержания, и в плане их организации), на уровне малых и больших социальных групп (в России, в частности, сейчас изменяется состав рабочего класса, крестьянства, возникают новые социальные группы — предприниматели), на глобальном уровне (миграционные процессы, экономическое и технологическое развитие одних стран и застой и кризисное состояние других, экологическая и военная угроза существованию человечества и др.).
  Виды социальных изменений. Рассмотрим более подробно, какие же социальные элементы подвержены изменениям. По этому признаку можно выделить четыре вида социальных изменений.
  1. Изменения, касающиеся структур различных социальных образований, или структурные социальные изменения. Таковы, например, изменения в структуре семьи (полигамная, моногамная, многодетная, малодетная), в структуре любой другой общности — малой группы, профессиональной, территориальной, класса, нации, общества в целом, изменения в структурах власти, в структурах социокультурных ценностей и др. К этому виду изменений относятся также структурные изменения социальных институтов (торговли, системы образования, науки, религии), социальных организаций и др.
  2. Изменения, затрагивающие социальные процессы. С определенной долей условности этот вид можно назвать процессуальными социальными изменениями. Так, мы постоянно наблюдаем изменения, происходящие в сфере социальных взаимодействий и взаимоотношений различных общностей; общностей, институтов и организаций; общностей, институтов, организаций и личностей, индивидов. Это — отношения солидарности, напряженности, конфликта, равноправия и подчиненности, которые постоянно находятся в процессе изменений.
  3. Изменения, касающиеся функций различных социальных систем, институтов, организаций. Их можно назвать функциональными социальными изменениями. Так, в соответствии с Конституцией Российской Федерации 1993 г. произошли существенные изменения в функциях законодательной и исполнительной власти страны. Федеральное собрание как парламент страны в значительной мере отличается и по структуре, и по функциям от прежнего парламента — Верховного Совета.
  4. Изменения в сфере мотиваций индивидуальной и коллективной деятельности, или мотивационные социальные изменения. Очевидно, что характер потребностей, интересов, мотиваций в поведении и деятельности индивидов, общностей, различных групп не остается неизменным. Например, при построении рыночной экономики существенно меняется мотивационная сфера огромных масс населения. На первый план выступают мотивы личного денежного заработка, прибыли, что оказывает влияние на их поведение, мышление, сознание.
  Нетрудно видеть, что все эти виды изменений тесно связаны между собой: изменения одного вида с необходимостью влекут за собой изменения других видов, скажем, за структурными изменениями следуют изменения функциональные, за мотивационными — процессиальные и т. д. Более того, при анализе реальных социальных явлений подчас бывает очень трудно отграничить один вид изменений от другого или от других. Тем не менее, это необходимо стараться делать, ибо их дифференциация дает возможность более четкого, конкретного понимания социальной действительности и тех реальных сдвигов, которые в ней происходят. Вместе с тем следует иметь в виду, что соотношение социальных изменений с другими изменениями — культурными, экономическими и т. д. — имеет весьма сложный характер. Изменения в одной сфере общества не ведут автоматически к изменениям в других сферах.
  В наше время бурных социальных перемен построить более или менее полную типологию социальных изменений оказывается практически невозможным. Тем не менее, необходимо выделить, по крайней мере, те типы социальных изменений, которые вырисовываются достаточно рельефно.
  По своему характеру, внутренней структуре, степени влияния на общество социальные изменения можно подразделить на две большие группы — эволюционные и революционные социальные изменения. Первую группу составляют изменения частичные и постепенные, осуществляющиеся как достаточно устойчивые и постоянные тенденции к увеличению или уменьшению каких-либо качеств, элементов в различных социальных системах; они (изменения) могут приобретать в связи этим восходящую или нисходящую направленность.
  Эволюционными, по своему характеру, могут быть все четыре описанных выше вида изменений — структурные, функциональные, процессуальные и мотивационные. Точно так же и все сферы жизнедеятельности общества подвержены в той или иной мере эволюционным изменениям — хозяйственная жизнь, различные общности, политические и организационные структуры, системы ценностей и др.
  Эволюционные изменения могут организовываться сознательно. В таких случаях они приобретают, как правило, форму социальных реформ (реформа 1861 г. в России об отмене крепостного права, реформа П. А. Столыпина в начале XX столетия, введение нэпа в Советской России в начале 20-х гг.). Но эволюционные социальные изменения могут быть и стихийным процессом. В качестве такой общей тенденции можно указать на повышающийся на протяжении нескольких последних столетий средний уровень образования населения многих стран мира и общее уменьшение числа неграмотных, хотя это число в ряде стран и остается очень большим.
  Эволюционные социальные изменения не следует понимать в духе эволюционизма XIX в., утверждавшего линейную и универсальную последовательность по восходящей изменений всего социального организма и отдельных его частей. Эволюционные изменения как бы «рассыпаны» в массе других форм общественных перемен, имеющих совершенно разную направленность. Они отличаются от других специфической внутренней структурой и могут быть охарактеризованы как процесс постепенного накопления каких-то новых элементов, свойств, в результате чего изменяется вся социальная система. Сам же процесс накопления в свою очередь может быть, так сказать, «расщеплен» на два составляющих его подпроцесса: формирование инноваций (новых элементов) и их отбор. Инновация — это зарождение, появление и укрепление новых элементов. Отбор — осуществляющийся стихийно или сознательно процесс, посредством которого в системе сохраняются одни элементы нового и как бы «отбраковываются» другие.
  Как показали социологические исследования, инновация (нововведение) есть комплексный процесс создания, распространения и использования нового практического средства (новшества) для удовлетворения человеческих потребностей, а также сопряженные с этим новшеством изменения в социальной и вещественной среде. К социальным нововведениям относятся экономические, организационные, культурные; к вещественным — продуктные, технологические и др.
  Понятие «инновация» вошло в науку еще в XIX в. и стало использоваться при анализе процессов изменения в культуре в противовес понятию «традиция». В настоящее время нововведение рассматривается как определенная стадия процесса социального изменения. В феномене нововведения выделяют обычно следующие элементы: а) само новшество; б) новаторы, т. е. те, кто создает его, создатели; в) распространители, г) оцениватели, восприемники. Введение данных элементов чрезвычайно полезно и с научной, и с практической точек зрения. Так, сквозь призму этих элементов можно рассматривать процессы осуществления и реализации социальных нововведений, в том числе в нашей стране, определять сильные и слабые звенья в инновационном процессе.
  Революционные социальные изменения отличаются от эволюционных существенным образом: во-первых, потому что они — не просто радикальные, а в высшей степени радикальные изменения, предполагающие коренную ломку социального объекта, во-вторых, потому что они — не частные, а общие или даже всеобщие изменения и, наконец, в-третьих, они, как правило, опираются на насилие.
  Сейчас, видимо, можно говорить о довольно значительном расхождении в восприятиях и оценках социальной революции между укрепившимся обыденным сознанием людей (в России) и научным пониманием этого явления в социальных науках. Дело в том, что одновременно героическая и трагическая история страны в последние столетия, особенно на протяжении XX в., породила у различных слоев населения резкое неприятие идей революционных социальных изменений, негативную оценку их.
  Однако исторический опыт показывает, что революционные изменения нередко действительно способствуют более эффективному решению назревших социальных проблем, интенсификации экономических, политических и духовных процессов, активизации значительных масс населения и тем самым — ускорению преобразований в обществе. Свидетельствами тому служат целый ряд социальных революций в Европе, Америке и других регионах в последние два-три столетия.
  Революционные социальные изменения возможны и в будущем. Однако они, по всей вероятности, во-первых, не будут насильственными, а во-вторых, не будут касаться одновременно всех сфер жизнедеятельности общества, а лишь отдельных социальных институтов или областей общественной жизни — науки, техники, сферы управления (например, научные и технологические революции, кардинальные изменения стратегии и методов управления различными отраслями хозяйства). Нынешнее общество чрезвычайно сложно, различные его части соединены между собой тысячами, а, может быть, и миллионами связей, так что одновременная переделка всего общественного организма (а тем более с применением насилия) может иметь для него разрушительные последствия.
  Не все предлагаемые инновации принимаются обществом. Некоторые могут приниматься немедленно, другие спустя длительное время.
  Одним из факторов, влияющих на сопротивление изменениям, можно считать наличие специфических установок и ценностей, которые, отличаясь от общей установки на изменение, могут мешать принятию изменения и даже блокировать его. Например, правительство пытается внести изменения в действующие законы, но на местах это новшество не принимается, несмотря на то, что многие осознают его необходимость и своевременность. Причина этого заключается в том, что части исполнителей или руководителей новый закон не нравится, так как он ущемляет их интересы. Используя свою власть, эти руководители могут просто не выполнять под многими предлогами требования нового закона и таким образом блокировать его.
  Фактором, влияющим на быстроту принятия инноваций, является демонстрация их возможностей перед широкой аудиторией. Опыт показывает, что инновация быстрее принимается, если может быть легко продемонстрирована ее полезность. Например, американские индейцы быстро приняли оружие белого человека, но не приняли его медицину, так как ее действие не давало немедленного эффекта, т. е. это новшество не могло быть легко продемонстрировано. Многие великие изобретения были столь неэффективны на первых стадиях их применения, что их широкое использование задержалось на весьма длительный срок. Так, первое появление автомобилей вызвало всеобщее к ним презрение, которое выразилось в лозунге «Верните нам лошадей». Вместе с тем опыт показывает, что несовершенства на начальных стадиях применения изобретения могут задержать его внедрение, но очень редко полностью закрывают ему путь, если оно полезно и работоспособно.
  В принятии социальных изменений важную роль играет их совместимость с существующей культурой.
  Инновации могут быть несовместимыми с существующей культурой, по крайней мере, по трем причинам.
  1. Инновации могут находиться в конфликте с существующими культурными образцами. В некоторых частях Азии и Африки ислам распространился в большей степени, чем христианство, возможно потому, что христиане отрицательно относились к полигамии (в частности, к многоженству), которая являлась частью культуры людей, живущих в этих регионах, ислам же разрешал многоженство.
  Когда социальная инновация вступает в конфликт с существующей культурой, то возможно несколько последствий: а) инновация просто отвергается обществом или социальной группой, б) инновация принимается вместе с ее конфликтными чертами, но эти черты время от времени вызывают протест, что делает ее принятие неустойчивым, в) инновация принимается, и содержащиеся в ней конфликты с существующей культурой скрыты и трудно осознаются, что вызывает общее напряжение в обществе, не направленное на данную инновацию. Например, внедрение телевидения находится в конфликте с нашей традиционной культурой общения. Не осознавая этого, мы просто ругаем этот «проклятый ящик», отнимающий все свободное время.
  2. Инновации могут вносить новые культурные образцы, не представленные в существующей культуре. Любое общество старается вносить новое, не отказываясь от использования старых, проверенных культурных образцов. Когда эти старые образцы не годятся, общество может медленно, осторожно развивать новые образцы, все время оглядываясь на старое, привычное. Так, внедряя новые строительные материалы, мы бессознательно стараемся сделать их сходными со старыми. Первые бетонные блоки делались в виде обработанного или необработанного камня, асфальту придавался вид брусчатки или деревянного тротуара. Многие правительства во вновь возникающих республиках принимали вид римского сената или греческой агоры. Только по прошествии определенного времени люди отрываются от старых, отживших форм и полностью переходят к новым.
  3. Некоторые инновации могут только замещать и вытеснять культурные образцы в существующей культуре, а не просто присоединяться к ним, что значительно замедляет принятие этих инноваций. Мы, например, прекрасно воспринимаем английский футбол или американский джаз, который просто присоединился к нашей культуре, ничего не замещая. Однако, воспринять изменения, связанные с равенством полов, демократией, современным цивилизованным бизнесом, значительно сложнее, так как эти социальные отношения должны заменить и устранить старые, отжившие, но привычные нам образцы культуры. В этих случаях социологи говорят об издержках социальных изменений и пытаются их определить. Например, хорошо известно, что внедрение отношений частной собственности связано с серьезными материальными и моральными издержками, изменения могут дать отдачу только через некоторое время.
  Социальный эффект инноваций. Нет социальных изменений, которые проходили бы бесследно для существующей культуры. Даже те инновации, которые просто присоединяются к культурным образцам, отнимают у членов общества некоторое время и отвлекают их интересы от других элементов культуры. Однако большинство инноваций создает эффект гораздо более сильный, разрушая старые или создавая новые культурные образцы, новые виды социальных отношений. Многие технические новшества, как, например, радио, телевидение, автомобиль, породили целые культуры.
  В. Огбер различал три основные формы социальных эффектов инноваций:
  1. Дисперсия, или множественные эффекты, одного изобретения или открытия. Этот вид эффекта лучше всего можно проиллюстрировать на примере внедрения в нашу жизнь автомобиля, который сыграл значительную роль в становлении гигантской промышленности, сократил время передвижения, реорганизовал рыночные отношения, повлиял на человеческие ценности, создал условия для строительства дорог, приблизил к городам пригороды, изменил систему досуга и имел многие другие социальные последствия.
  2. Последующие, или производные, эффекты одного изобретения или открытия. Изобретение или открытие производит социальные и культурные изменения в обществе. Так, изобретение автомобиля породило автомобильную промышленность, которая изменила характер деятельности людей, а это в свою очередь породило проблемы занятости, проведения досуга и т. д. Каждый эффект, произведенный изобретением автомобиля в разных областях социальной жизни, вызывает множество последующих эффектов.
  3. Конвергенция, или соединение, нескольких влияний различных изобретений может быть проиллюстрирована множеством примеров. Атомный реактор, ракета с жидкостным двигателем, электронная система вызвали появление оружия массового уничтожения. Автомобиль, конвейер, общественное разделение труда породили современное производство и т. д.
  Тема социальных эффектов инноваций приобретает в настоящее время особую актуальность. Не имеет значения, создана ли инновация внутри данного общества или проникла извне в результате диффузии. Важно, что современное общество, являющееся крайне динамичным образованием, обязано реагировать на инновации, принимать и осваивать их в социальной, культурной и других областях человеческой деятельности. Непринятие инноваций немедленно порождает застой социальной жизни и социальные эффекты с признаками регресса. Нединамичное, закостеневшее общество отстает от других обществ, стремящихся к инновациям, и не может претендовать на благополучие в социальной жизни.
  Социальные изменения в обществе протекают в результате целенаправленной деятельности людей, которая состоит из отдельных социальных действий и взаимодействий. Как правило, разрозненные действия редко могут привести к значительным социальным и культурным изменениям. Даже если один человек сделал великое открытие, множество людей должны использовать его, внедрить в свою практику. Таким образом, значительные социальные изменения происходят в процессе совместных действий людей, которые не разрознены, а, наоборот, однонаправлены, взаимно сопряжены. Причем это сопряжение часто может быть бессознательным благодаря наличию у людей мотивов и ориентации.
  Совокупность однонаправленных и повторяющихся социальных действий, которые можно выделить из множества, других социальных действий, называется социальным процессом. Люди перемещаются с места на место, совместно обучаются, производят продукты, распределяют и потребляют их, участвуют в политической борьбе, культурных преобразованиях и многих других социальных процессах.
  Из всего многообразия социальных процессов можно выделить процессы, имеющие общие черты, совокупность которых позволила социологам Р. Парку и Э. Берджесу создать классификацию основных социальных процессов: кооперации, конкуренции (соперничества), приспособления, конфликта, ассимиляции, амальгамизации.
  Слово кооперация происходит из двух латинских слов: ко — вместе и операри — работать. Кооперация может протекать в диадах (группах из двух индивидов), малых группах, а также в больших группах (в организациях, социальном слое или обществе).
  Кооперация в примитивных обществах обычно имеет традиционные формы и протекает без осознанного решения трудиться сообща. На островах Полинезии жители сообща ловят рыбу не потому, что они так решили, а потому, что так делали их отцы. В обществах с более развитой культурой, техникой и технологией создаются предприятия и организации для преднамеренной кооперации деятельности людей. В основе любой кооперации лежат согласованные действия и достижение общих целей. Для этого необходимы такие элементы поведения, как взаимопонимание, согласованность действий, установление правил сотрудничества. Кооперация прежде всего связана с желаниями людей сотрудничать, и многие социологи считают это явление основанным на бескорыстии. Однако проведенные исследования и просто опыт показывают, что корыстные цели в большей степени служат кооперации людей, чем их симпатии и антипатии, нежелания или желания. Таким образом, главный смысл кооперации состоит прежде всего в обоюдной пользе.
  Конкуренция — это борьба между индивидами, группами или обществами за овладение ценностями, запасы которых ограничены и неравным образом распределены между индивидами или группами (это могут быть деньги, власть, статус, любовь, признательность и другие ценности). Она может быть определена как попытка достижения вознаграждения путем отстранения или опережения соперников, стремящихся к идентичным целям. Конкуренция основана на том факте, что люди никогда не могут удовлетворить все свои желания. Поэтому конкурентные отношения процветают и в условиях изобилия точно так же, как соперничество в деле занятия высших, высокооплачиваемых рабочих мест существует и в условиях полной занятости. Если рассматривать взаимоотношения полов, то и там практически во всех обществах существует острая конкуренция за внимание со стороны определенных партнеров противоположного пола.
  Конкуренция может проявляться на личностном уровне (например, когда два руководителя борются за влияние в организации) или носить безличный характер (предприниматель борется за рынки сбыта, не зная лично своих конкурентов. В этом случае конкуренты могут не идентифицировать своих партнеров как соперников). Как личностная, так и безличная конкуренция осуществляется обычно в соответствии с определенными правилами, которые фокусируют внимание на достижении и опережении соперников, а не на их устранении.
  Хотя конкуренция и соперничество присущи всем обществам, острота и формы их проявления весьма различны. В обществах, где существуют в основном предписанные статусы, конкуренция, как правило, менее заметна, она перемещается в малые группы, в организации, где люди стремятся быть «первыми среди равных». В то же время в обществах с достигаемыми в основном статусами конкуренция, соперничество пронизывают все сферы общественной жизни. Для личности, живущей в таком обществе, конкурентные отношения начинаются с детства (например, в Англии или Японии дальнейшая карьера во многом зависит от школы, в которой ребенок начинает свое обучение). Кроме того, в каждой группе или обществе по-разному складывается соотношение процессов сотрудничества и конкуренции. В одних группах существуют ярко выраженные процессы конкуренции, протекающие на личностном уровне (например, желание выдвинуться, завоевать большее материальное вознаграждение), в других — личностное соперничество может отходить на второй план, личностные отношения носят в основном характер сотрудничества, а конкуренция переносится на взаимоотношения с иными группами.
  Конкуренция — это один из методов распределения недостаточного вознаграждения (т. е. такого, которого не хватает для всех). Конечно, возможны и другие методы. Ценности могут распределяться по нескольким основаниям, например по первоочередной необходимости, возрасту или социальному статусу. Можно распределять недостаточные ценности через лотерею или делить их равными долями между всеми членами группы. Но применение каждого из этих методов порождает значительные проблемы. Первоочередная необходимость чаще всего оспаривается индивидами или группами, так как при введении системы приоритетов многие считают себя заслуживающими наибольшего внимания. Равное распределение недостаточного вознаграждения среди людей с разными потребностями, способностями, а также среди приложивших разные усилия тоже весьма спорно. Однако, конкуренция, хотя и может быть недостаточно рациональным механизмом распределения вознаграждения, но «работает» и, кроме того, снимает множество социальных проблем.
  Другим следствием конкуренции можно считать создание определенных систем установок у конкурентов. Когда личности или группы конкурируют друг с другом, у них развиваются установки, связанные с недружелюбным и неприязненным отношением друг к другу. Эксперименты, проведенные в группах, показывают если ситуация складывается таким образом, что личности или группы кооперируются для преследования общих целей, то поддерживаются дружеские отношения и установки. Но как только создаются условия, при которых возникают неразделенные ценности, порождающие конкуренцию, немедленно возникают недружелюбные установки и нелестные стереотипы. Известно, например, что если национальные или религиозные группы вступают в конкурентные отношения друг с другом, появляются национальные и религиозные предрассудки, которые по мере возрастания конкуренции постоянно усиливаются.
  Плюсом конкуренции можно считать то, что она широко практикуется как средство, стимулирующее каждую личность к самым большим достижениям. Раньше верили в то, что конкуренция всегда усиливает мотивацию и таким образом повышает производительность. В последние же годы исследования конкуренции показали, что это не всегда справедливо. Так, можно привести множество случаев, когда внутри организации возникают разные подгруппы, которые, конкурируя между собой, не могут положительно влиять на эффективность деятельности организации. Кроме того, конкуренция, не дающая шансов на продвижение какому-либо индивиду, часто приводит к отказу от борьбы и снижению его вклада в достижение общих целей. Но, несмотря на эти оговорки, очевидно, что в настоящее время не придумано еще более сильного стимулирующего средства, чем конкуренция. Однако стимулирование путем конкуренции может быть ограничено по крайней мере в трех отношениях.
  Во-первых, люди сами могут ослабить конкуренцию. Если условия борьбы связаны с излишними тревогами, риском и потерей чувства определенности и безопасности, они начинают защищать себя от конкуренции. Бизнесмены развивают монопольную систему цен, идут на тайные сделки и сговоры, чтобы избежать конкуренции; некоторые отрасли требуют защиты их цен со стороны государства; научные работники, невзирая на свои способности, требуют всеобщей занятости и т. д. Практически каждая социальная группа стремится обезопасить себя от жестких конкурентных условий. Таким образом, люди могут отходить от конкуренции просто потому, что боятся потерять все, что у них есть. Наиболее яркий пример — отказ от конкурсов и состязаний представителей искусства, так как певцы или музыканты, занимая в них невысокие места, могут потерять популярность.
  Во-вторых, конкуренция представляется стимулирующим средством только в некоторых областях человеческой деятельности. Там, где стоящая перед людьми задача проста и требует выполнения элементарных действий, роль конкуренции весьма велика и появляется выигрыш за счет дополнительного стимулирования. Но если задача усложняется, качество работы становится более важным, конкуренция приносит меньше пользы. При решении интеллектуальных задач не только возрастает продуктивность групп, работающих по принципу кооперации (а не конкуренции), но и работа делается более качественно, чем в тех случаях, когда члены группы конкурируют друг с другом. Конкуренция между отдельными группами при решении сложных технических и интеллектуальных задач действительно стимулирует деятельность, но внутри каждой группы наиболее стимулирующей является не она, а кооперация.
  В-третьих, конкуренция имеет тенденцию превращаться в конфликт (конфликт подробнее будет рассматриваться в следующей главе). Действительно, согласие на мирную борьбу за определенные ценности, вознаграждения путем соперничества часто нарушается. Конкурент, проигрывающий в мастерстве, интеллекте, способностях, может поддаться искушению завладеть ценностями путем насилия, интриги или нарушения существующих законов конкуренции. Его действия могут породить ответную реакцию, и конкуренция превращается в конфликт с непредсказуемыми результатами.
  Приспособление — принятие индивидом или группой культурных норм, ценностей и эталонов действий новой среды, когда нормы и ценности, усвоенные в старой среде, не приводят к удовлетворению потребностей, не создают приемлемого поведения. Например, эмигранты в чужой стране пытаются приспособиться к новой культуре; школьники поступают в институт и должны приспосабливаться к новым требованиям, к новой среде. Иными словами, приспособление — это формирование типа поведения, пригодного для жизни в изменившихся условиях внешней среды. В той или иной степени процессы приспособления протекают непрерывно, поскольку непрерывно меняются условия внешней среды. В зависимости от оценки индивидом изменений внешней среды и значимости этих изменений процессы приспособления могут быть кратковременными или длительными.
  Приспособление представляет собой сложный процесс, в котором можно выделить ряд особенностей. Это подчинение, компромисс, терпимость.
  Всякое изменение ситуации в среде, окружающей индивида или группу, заставляет их либо подчиниться ему, либо вступить с ним в конфликт. Подчинение — обязательное условие процесса приспособления, так как любое сопротивление значительно затрудняет вхождение индивида в новую структуру, а конфликт делает это вхождение или приспособление невозможным. Подчинение новым нормам, обычаям или правилам может быть осознанным или неосознанным, но в жизни любого индивида оно встречается более часто, чем неповиновение и отвержение новых норм.
  Компромисс — форма приспособления, которая означает, что индивид или группа соглашаются с изменяющимися условиями и культурой путем частичного или полного принятия новых целей и способов их достижения. Каждый индивид обычно старается достичь соглашения, учитывая собственные силы и то, какими силами располагает окружающая изменяющаяся среда в определенной ситуации. Компромисс — это баланс, временное соглашение, как только ситуация изменяется, приходится искать новый компромисс. В тех случаях, когда цели и способы их достижения у индивида или группы не могут удовлетворить индивида, компромисса достичь не удается и индивид не приспосабливается к новым условиям окружающей среды.
  Необходимым условием для успешного протекания процесса приспособления является терпимость по отношению к новой ситуации новым образцам культуры и новым ценностям. Например, с возрастом наше восприятие культуры, изменений и нововведений меняется. Мы уже не можем полностью принять молодежную культуру, однако можем и должны относиться к ней терпимо и путем такого приспосабливания мирно сосуществовать с нашими детьми и внуками. То же можно сказать об эмигранте, выезжающем в другую страну, который просто обязан терпимо относиться к образцам чуждой ему культуры, ставить себя на место окружающих его людей и пытаться понять их. В противном случае процесс приспособления не будет успешным.
  Ассимиляция — это процесс, в ходе которого меньшинство, принимая ценности, нормы поведения и культуру группы большинства, в конечном счете поглощается этой группой. Это всегда двухсторонний процесс, в котором каждая группа имеет возможности для проникновения своей культуры в другие группы пропорционально своему размеру, престижу и другим факторам. Процесс ассимиляции лучше всего проиллюстрировать на примере американизации иммигрантов, прибывающих из Европы и Азии. Прибывшие в большом количестве иммигранты в период с 1850 по 1913 г. в основном образовали иммигрантские колонии в городах на севере США. Внутри этих этнических колоний (малой Италии, малой Польши и т. д.) они жили во многом в соответствии с образцами европейской культуры, воспринимая некоторые комплексы американской культуры. Однако их дети начинают очень резко отвергать культуру родителей и впитывать культуру своей новой родины. Они часто вступают в конфликт с родителями по поводу следования старым культурным образцам. Что касается третьего поколения, то их американизация практически завершается и новоиспеченные американцы чувствуют наиболее удобными и привычными американские образцы культуры. Таким образом, культура мелкой группы ассимилировалась в культуре крупной группы.
  Ассимиляция может значительно ослаблять и гасить групповые конфликты, смешивая отдельные группы в одну большую с однородной культурой. Это происходит потому, что социальный конфликт предполагает разделение групп, но когда культуры групп ассимилируются, устраняется и сама причина конфликта.
  Амальгамизация — биологическое смешивание двух или более этнических групп или народов, после чего они становятся одной группой или народом. Так, русская нация складывалась путем биологического смешивания многих племен и народов (поморов, варягов, западных славян, меря, мордвы, татар и др.). Расовые и национальные предрассудки, кастовая замкнутость или глубокий конфликт между группами могут образовать барьер на пути амальгамизации. Если же она будет неполной, в обществе могут появиться статусные системы, в которых статус будет измеряться «чистотой крови». Например, в Центральной Америке или некоторых частях Южной Америки для обладания высокими статусами необходимо испанское происхождение. Но как только процесс амальгамизации полностью заканчивается, границы между группами стираются, и социальная структура больше не зависит от «чистоты крови».

 
© www.txtb.ru