Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


1.3.3. Социально-экономические и психологические последствия безработицы

  Социальные и экономические последствия безработицы.
  В ряду новых социально-экономических реалий, вызванных процессами рыночного реформирования, формирующиеся в странах СНГ рынки труда и рынки рабочей силы, фокусируют в себе наиболее острые и болезненные проблемы переходных обществ. К ним следует отнести рост безработицы, усиление структурных и региональных диспропорций занятости, неконтролируемый отток рабочей силы в страны ближнего и дальнего зарубежья, регрессивные изменения в качестве рабочей силы и мотивации к труду, катастрофическое падение уровня реальных доходов населения. Эти проблемы оказывают растущее воздействие на политическую и экономическую жизнь стран, становятся существенным фактором углубления кризисных явлений, сдерживания структурных преобразований и создания предпосылок для стабилизации и экономического роста. Ситуация на рынке труда отличается особой остротой и напряженностью. Приверженность монетаристским методам реформирования, непоследовательность и нерешительность проводимой экономической политики, медленное формирование новых механизмов государственного экономического регулирования и саморегулирования экономики привели к нарастанию кризисных, разрушительных тенденций в экономике страны, деградации ее производственного и трудового потенциала.
  Решение проблем, выработка эффективных мер экономической и социальной политики, призванных нейтрализовать негативные тенденции переходного периода, обеспечить прогрессивные изменения в структуре занятости и качестве рабочей силы, уровне доходов населения и мотивации к труду во многом зависят от глубины научных представлений о сущности рынка труда. Необходимо изучать условия его функционирования, механизм саморегуляции и степень необходимого социального контроля, определить оптимальные параметры экономической эффективности и социальной надежности.
  Несмотря на растущий интерес ученых и практиков к различным аспектам рынка труда, комплексная разработка его проблем, особенно теоретико-методологических вопросов, осуществляется недостаточно. Большинству публикаций свойственна противоречивость в понимании сущности рынка труда, его структуры, характера взаимосвязей, складывающихся как между элементами данного рынка, так и в системе более широких социально-экономических отношений, что свидетельствует о расплывчатости и неопределенности методологических оснований исследования, недостаточной обоснованности предлагаемых теоретических конструкций и идей.
  Следовательно, актуальность исследования социально-экономических аспектов рынка труда в условиях становления рыночной экономики предопределяется как практическими задачами реформирования, так и потребностями теории, нуждающейся в уточнении методологического инструментария, согласовании позиций и выработке нового, более глубокого понимания его сущности. Социально-экономические преобразования, начатые в конце 1980-х годов и продолжающиеся в настоящее время, имеют своей целью поиск решения важнейших общественных проблем.
  Учитывая сложность и многообразие проблем, связанных с переходом к новой социальной реальности, мы рассмотрим лишь одну из них — проблему определения и предотвращения экономических и социальных последствий безработицы.
  Социально-экономические последствия безработицы рассматриваются наряду с проблемами бедности и социальной нестабильности как одни из наиболее острых глобальных и национальных проблем.
  Действительно, в переходный период единственным средством побудить большие массы людей перемещаться в целях более рационального формирования структуры занятости является вытеснение их с неэффективных производств. Вместе с тем, очевидно, что проведение сверхжестких мер может вызвать массовое банкротство предприятий и возникновение такой волны безработицы, которая неизбежно приведет к социальному взрыву. Необходимо соблюдение «разумной меры» жесткости.
  Очень часто оценивается лишь экономический эффект безработицы в виде количества высвобожденных работников и сумм выплаченных пособий, а социальные последствия, которые трудно выделяются и носят кумулятивный характер, практически не оцениваются. Однако степень негативного воздействия безработицы на положение в стране зависит от конкретных параметров социальной ситуации. Так, в силу низкой материальной обеспеченности россиян и безработных в особенности, а также вследствие несравненно более высокой социальной напряженности в обществе уровень безработицы, который может вызвать социальные потрясения, значительно ниже, чем на Западе. В этой связи возникает потребность детального рассмотрения именно экономических и социальных последствий безработицы, а также критический анализ и дальнейшая адаптация к специфическим условиям применяемых за рубежом методов изучения и оценки последствий безработицы.
  Подчеркнем, что появляется не просто возможность оценить социальный ущерб или косвенные потери в экономике (от снижения количества отработанного времени, падения интенсивности и производительности труда), но и прямые затраты, связанные с ростом государственных расходов на преодоление социально негативных процессов. Подобные исследования представляют несомненный интерес, поскольку позволяют более четко обозначить границы проблемы и наметить пути выхода из кризисной ситуации, сообразуясь с особенностями социального, экономического и политического развития страны на современном этапе. Ситуации в экономической и социальной сферах свидетельствуют о том, что невозможен механический перенос и копирование, применяемых за рубежом методов. Поэтому требуется определенное логическое переосмысление предлагаемых методов исследования, а также использование адаптированных методов исследования социально-экономических последствий безработицы. Можно предложить развернутую классификацию наиболее значимых, на наш взгляд, социальных и экономических последствий безработицы, рассматриваемых с точки зрения отрицательного и положительного влияния на систему.
  Социальные последствия безработицы.
  Отрицательные.
  1. Обострение криминальной ситуации.
  2. Усиление социальной напряженности.
  3. Рост количества физических и душевных заболеваний.
  4. Увеличение социальной дифференциации.
  5. Снижение трудовой активности.
  Положительные.
  1. Повышение социальной ценности рабочего места.
  2. Увеличение свободного личного времени.
  3. Возрастание свободы выбора места работы.
  4. Увеличение социальной значимости и ценности труда.
  Экономические последствия безработицы.
  Отрицательные.
  1. Обесценивание последствий обучения.
  2. Сокращение производства.
  3. Затраты на помощь безработным.
  4. Утрата квалификации.
  5. Снижение жизненного уровня.
  6. Недопроизводство национального дохода.
  7. Снижение налоговых поступлений.
  Положительные
  1. Создание резерва рабочей силы для структурной перестройки экономики.
  2. Конкуренция между работниками как стимул к развитию способностей к труду.
  3. Перерыв в занятости для переобучения и повышения уровня образования.
  4. Стимулирование роста интенсивности и производительности труда.
  Было проведено исследование последствий безработицы, в ходе которого предстояло выяснить, во-первых, приводит ли безработица как социально-экономическое явление к выявленным экономическим и социальным последствиям. Во-вторых, оценить силу и степень проявления экономических и социальных последствий безработицы. В- третьих, определить направленность влияния каждого из выявленных экономических и социальных последствий безработицы. В итоге были получены следующие результаты.
  По продолжительности безработицы респонденты распределились на четыре группы: менее 4 месяцев — 45,5 % от общего числа; от 4 до 8 месяцев — 25,3 %; от 8 до 18 месяцев — 15,0 %; более 18 месяцев — 14,2 %.
  Причины увольнения: по собственному желанию — 65,5 %; высвобождение — 19,7%; выпускники учебных заведений — 11,3 %; уволены за нарушение трудовой дисциплины — 2,9 %; прибывшие из мест лишения свободы — 0,3%; уволены из Вооруженных Сил — 0,3%. Несомненный интерес представляет распределение ответов в отношении оценки затрат на помощь безработным в разрезе периода безработицы. 41,8% респондентов, отметивших это последствие как отрицательное, не имело работы менее 4 месяцев. В то время как представители второй (от 4 до 8 месяцев), третьей (от 8 до 18) и четвертой (более 18 месяцев) групп отметили отрицательное влияние этого последствия соответственно только в 22,9%, 13,9% и 13,7% случаев.
  Тенденция снижения количества положительных выборов в зависимости от увеличения сроков продолжительности безработицы наблюдается при оценке безработными респондентами показателя «увеличение свободного личного времени» от 32,1 % в первой группе (продолжительность безработицы менее 4 месяцев) до 9,2 % в четвертой (более 18 месяцев). По всей видимости, это можно объяснить тем, что категория свободного времени определяется респондентами относительно общей картины распределения времени. Безработица воспринимается первой группой как своеобразный вынужденный отпуск, отдых и ассоциируется с большим количеством свободного времени, в то время как представители четвертой группы воспринимают период вынужденной незанятости как наказание, неудачу, что придает негативный оттенок. Из общего числа респондентов 256 безработных отметили факт увеличения свободного личного времени как положительный. Из них 63,7% составили женщины и только 36,3% мужчины. Это объясняется высокой занятостью женщин в домашнем хозяйстве и их жизненными предпочтениями. Характерно, что эта тенденция наблюдается и при ответе на вопрос об увеличении свободного времени у каждого из респондентов, когда 76,1% отмечают увеличение, а 17,9% — уменьшение величины показателя. Подтверждается также тенденция к снижению соответствующих выборов в зависимости от увеличения продолжительности периода безработицы.
  «Возрастание свободы выбора места работы» 80,8% респондентов оценило как положительное последствие. Среди них оказалось 26,8% мужчин и 53,9% женщин. Однако сохранилась тенденция уменьшения положительных выборов в зависимости от увеличения продолжительности периода безработицы (от 38,2% — в первой группе до 11,8% — в четвертой). При ответе на вопрос о том, являются ли безработные резервом рабочей силы для структурной перестройки экономики, отрицательные ответы составили 23,2% от общего числа респондентов и уменьшались от 10,5% — в первой группе до 2,1% — в четвертой. Перерыв в занятости для переобучения и повышения уровня образования посчитали положительным явлением 76,8% респондентов. (36,3% безработных со сроком незанятости менее 4-х месяцев и только 11,1% — с периодом более 18 месяцев). Женщины отмечали позитивность такого перерыва в два раза чаще, чем мужчины (соответственно в 50,5% и 26,3% случаев). Конкуренция между работниками как стимул к развитию способностей к труду получили положительную оценку у 84,2% респондентов (29,7% мужчин и 54,5% женщин). При этом у безработных со сроком менее 4 месяцев положительных выборов было в 4 раза больше, чем у группы со сроком более 18 месяцев (соответственно 40,0% и 11,8%).
  Готовность к изменению своего профессионального профиля выразили 71,1% респондентов, что свидетельствует о возможности применения этой меры предупреждения и ликвидации таких негативных последствий безработицы, как обесценивание последствий обучения и утрата квалификации. Наименьшую готовность к переобучению высказали длительно безработные — 9,2%. Среди тех, кто не может найти работу менее 4 месяцев, таких оказалось 31,3%. Эти результаты было бы достаточно трудно объяснить, если не принять во внимание тот факт, что наибольшую активность в поиске работы, в том числе и путем переподготовки, проявляют безработные с небольшим периодом незанятости (менее 4 месяцев). В этой группе уволившихся по собственному желанию 27,6% (из 249 респондентов, что составляет 65,5% от общего числа опрошенных) и имеющих высшее и среднее профессиональное образование 38,7% из общего количества опрошенных. При этом большую готовность проявляют женщины — 48,2% против 22,9% мужчин.
  Возможности выбора места работы за последние 5 — 7 лет уменьшились у 53,4% опрошенных респондентов, не изменились — у 25,8% и увеличились только у 20,8% (в основном за счет группы респондентов с высшим и средним профессиональным образованием, составивших 17,6% от общего количества опрошенных).
  Определенный интерес представляет распределение ответов на вопрос о том, является ли трудовая деятельность единственным источником дохода. 90,3% респондентов ответили утвердительно. Однако в ходе исследования наметилась тенденция уменьшения таких ответов в зависимости от продолжительности безработицы. Безработные со стажем менее 4 месяцев в 42,9% случаев дали утвердительный ответ. Неработающие граждане от 4 до 8 месяцев — в 22,6%. И только 11,6% длительно безработных считают труд единственным источником дохода. Эту ситуацию можно объяснить тем, что происходит перетекание части безработных, особенно длительное время, в теневой сектор экономики. Развивается социальное иждивенчество и трудовая апатия. Именно на предотвращение этих негативных процессов в социальной сфере надо направить усилия служб занятости.
  На этом фоне не кажется чем-то необычным ухудшение физического и душевного самочувствия (соответственно у 49,5% и 78,9% опрошенных). Наибольшее количество из этого числа респондентов находится в группе с периодом безработицы до 4-х месяцев (45,1% и 41,3% соответственно). Причем физическое и душевное самочувствие в большей степени ухудшается у безработных, имеющих семью. Кроме того, прослеживается определенная зависимость между душевным самочувствием и уровнем образования. Из 286 респондентов, у которых самочувствие ухудшилось, 67,5% имеют среднее образование, 16,4% — высшее и 16,1% — неполное среднее и начальное профессиональное.
  Безработицу в качестве причины увеличения преступлений, совершаемых с корыстной целью, назвали 87,6% опрошенных. Среди них оказалось 38,1% мужчин и 61,9% женщин. Эти данные можно сравнить с официальной статистикой. Из общей численности осужденных трудоспособные лица, не работавшие и не учившиеся, составили 43,6% (на 01.01.97). За преступления против собственности осуждено 55,2% (11 825 человек) от общего числа совершивших преступления. Доля молодежи до 30 лет — 54,9%. 68,8% от этого количества осуждено за преступления против собственности.
  А вот как распределились ответы на вопрос о том, как изменится отношение респондентов к труду, если их материальное положение ухудшится (невыплаты, низкий уровень заработной платы и т.д.). Трудиться активнее будут 60,8% респондентов (10,8% имеют высшее образование, 71,0% — среднее; 33,8% — мужчины и 66,2% — женщины), работать, как и прежде, собираются 26,3% опрошенных (у 22,0% — высшее образование, 62,0% — среднее, 39,0% — мужчины и 61,0% — женщины), а 12,9% снизят свою трудовую активность (38,8% с высшим образованием 57,1% — средним образованием; 32,7% — мужчины и 67,3% — женщины).
  Для анализа возможных последствий безработицы большое значение имеет отношение респондентов к использованию времени, появившемуся в результате потери работы. Как показало исследование, подавляющее большинство безработных используют появившееся время для поиска новой работы (89,2%), находятся на переобучении 8,7%, повышают уровень образования 13,7%, отдыхают 18,2% респондентов. При этом активность в поиске работы с использованием всех возможностей проявляют 70,8% опрошенных безработных, надеются на помощь службы занятости — 25,3%, перестали искать работу 3,9% респондентов. Наблюдается интересная тенденция. С увеличением продолжительности безработицы уменьшается количество тех, кто надеется на помощь службы занятости (от 44,8% в первой группе, до 6,3% — в последней). Наибольшее число граждан, переставших искать работу — 2,1% — это длительно безработные. Причем у респондентов с высшим и средним образованием активность поиска работы выше, чем у других. В целом большинство безработных считают, что с увеличением продолжительности безработицы их знания и навыки ухудшаются. При этом ответы распределены равномерно между представителями, имеющими различные уровни образования. Это подтверждает наши выводы о негативном характере длительной безработицы и ее отрицательном влиянии на профессиональный уровень безработных.
  Ухудшение своего материального положения отметили 81,3% респондентов. Более 61% безработных получают доход, не превышающий величину прожиточного минимума, который составил 362 рубля по состоянию на 01.04.98.
  Представляется интересным сравнить полученные результаты с результатами подобных исследований, проводившихся в прошлые годы. Например, анкетный социологический опрос представительной группы безработных Санкт-Петербурга, проведенный в 1995 г. М. Гильдингерш и Г. Гендлером, позволил выявить, как граждане оценивают социальные последствия безработицы. Распределение ответов на вопрос «Видите ли вы какие-либо положительные стороны безработицы?» сложилось следующим образом: значительная часть респондентов (41,3%) ответили отрицательно, остальные усматривают некоторые положительные стороны безработицы: 14,8%. Эти данные свидетельствуют об определенных закономерностях в оценке безработными последствий безработицы. На протяжении последних 4 лет сохраняется негативное отношение к безработице как социально-экономическому явлению, что позволяет говорить о сохранении напряженной ситуации на региональных рынках труда. Таким образом, можно говорить об определенной закономерности полученных результатов. Учитывая обеспокоенность занятого населения потенциальной возможностью потерять работу, а также на основании проведенного исследования можно прийти к выводу, что в целом в обществе сложилось понимание безработицы и ясное осознание ее социальных последствий.
  За время развития экономической теории (в частности теории безработицы, ее видов и причин) различные экономисты предлагали свои варианты для уменьшения уровня безработицы. Например, кейнсианцы считали, что саморегулирующаяся экономика не может преодолеть безработицу. Уровень занятости зависит от так называемого «эффективного спроса» (упрощенно — уровня потребления и инвестиций). Дж. М. Кейнс писал: «Хроническая тенденция к неполной занятости, характерная для современного общества, имеет свои корни в недопотреблении...».
  Недопотребление выражается в том, что по мере повышения доходов у потребителя у него в силу психологических факторов «склонность к сбережению» превышает «побуждение к инвестициям», что влечет спад производства и безработицу.
  Таким образом, кейнсианцы, показав неизбежность кризиса саморегулирующейся экономики, указывали на необходимость государственного экономического воздействия для достижения полной занятости. Прежде всего, следует повысить эффективный спрос, снижая ссудный процент и увеличивая инвестиции. Монетаристы выступили против кейнсианских методов.
  Как уже отмечалось, в 1967 году М. Фридмен высказал мысль о существовании «естественного уровня безработицы», который жестко определен условиями рынка труда и не может быть изменен мерами государственной политики. Если правительство старается поддержать занятость выше ее «естественного уровня» с помощью традиционных бюджетных и кредитных методов увеличения спроса, то эти меры будут иметь кратковременный эффект и приведут лишь к росту цен.
  Монетаристские методы регулирования занятости достаточно радикальны. Они обвиняют рабочих в том, что последние воздерживаются от работы и получают компенсацию в виде пособий. Отсюда рекомендации отменить эти пособия, чтобы заставить людей работать. Монетаристы предлагают отказаться от стимулирования экономического роста путем увеличения спроса. Однако политика ограничения спроса может вызвать резкое ухудшение жизненного уровня населения, что скажется на социальной обстановке. Какие же шаги может применять государство для уменьшения уровня безработицы?
  Многообразие типов безработицы делает задачу ее сокращения чрезвычайно сложной. Поскольку единого способа борьбы с безработицей не существует, любой стране для решения этой проблемы приходится использовать различные методы. Используя опыт ряда иностранных государств, выделим некоторые пути решения проблемы безработицы.
  Уровень фрикционной безработицы может быть снижен за счет:
  - улучшения информационного обеспечения рынка труда. Во всех странах эту функцию выполняют организации по трудоустройству (биржи труда). Они собирают у работодателей информацию о существующих вакансиях и сообщают ее безработным;
  - устранения факторов, снижающих мобильность рабочей силы.
  Для этого необходимо, прежде всего, создание развитого рынка жилья, увеличение масштабов жилищного строительства, отмена административных преград для переезда из одного населенного пункта в другой.
  Сокращению структурной безработицы более всего способствуют программы профессионального переобучения и переквалификации. Такого рода программы должны привести к тому, чтобы рабочая сила наилучшим образом соответствовала имеющимся рабочим местам. Эта задача достигается программой профессиональной подготовки, информацией о рабочих местах. Программы профессиональной подготовки обеспечивают как подготовку на рабочих местах, так и в специальных учебных заведениях для безработной молодежи, а также для рабочих старших возрастов, чья профессия оказалась устаревшей. В ряде городов такая переподготовка осуществляется через городскую службу занятости и Центр социальной поддержки.
  Наиболее трудно бороться с циклической безработицей. Для решения такой задачи наиболее эффективными являются следующие меры.
  Создание условий для роста спроса на товары. Так как спрос на рынке труда — производный и зависит от ситуации на рынках товаров и услуг, то занятость возрастет, а безработица упадет в там случае, если товарные рынки предъявят больший спрос и для его удовлетворения надо будет нанять дополнительных работников.
  Способами увеличения спроса являются: стимулирование роста экспорта. Это может привести к росту объемов производства и, соответственно, — занятости на них; поддержка и поощрение инвестиций в реконструкцию предприятия с целью повышения конкурентоспособности продукции
  Создание условий для сокращения предложения труда. Очевидно, что чем меньше людей претендуют на рабочие места, тем легче найти работу даже при том же числе свободных рабочих мест. Сократить число претендентов на эти места и, более того, высвободить дополнительные вакансии для безработных вполне реально.
  Некоторое облегчение может принести, например, предоставление возможности досрочного выхода на пенсию работникам, еще не достигшим пенсионного возрасти. В России, например, при упразднении органов управления союзного уровня работавшим в их штатах мужчинам позволяли уйти на пенсию в 57-58 лет, а женщинам — в 53-54 года. Без этого пожилым служащим пришлось бы искать работу. А поскольку шансов на трудоустройство в этом возрасте у них было немного, они увеличили бы армию безработных. Досрочная пенсия позволила предотвратить такое развитие событий. Вместе с тем этот способ может использоваться только в очень ограниченных масштабах, так как он влечет существенное увеличение пенсионных выплат.
  Создание условий для роста самозанятости. Смысл такого рода программ состоит в том, что людям помогают открыть собственное дело, чтобы они могли прокормить себя и свою семью, даже если им не удается найти работу по найму. Реализация программ поддержки молодых работников. Тяжелее всего безработица ударяет по пожилым людям (их уже никто не хочет брать на работу из-за падающей производительности труда и ухудшения здоровья) и самым молодым (их еще никто не хочет брать на работу из-за низкой квалификации и отсутствия опыта).
  Для помощи молодежи могут использоваться различные методы: экономическое стимулирование молодежной занятости; создание специальных фирм, предлагающих работу именно молодежи; создание центров обучения молодых людей тем профессиям, шансы на занятость в которых наиболее высоки.
  Список программ сокращения безработицы можно продолжать еще долго, но важно понимать, что все эти программы не могут полностью ликвидировать или существенно сократить циклическую безработицу. Такой результат достигается лишь при общем улучшении экономической ситуации в стране и нужно не просто реализовывать одну из вышеназванных программ, а предварять эти программы в жизнь вкупе. Профессиональная структура занятости женщин характеризуется тем, что, имея более высокий по сравнению с мужчинами уровень образования, они реализуют его в наименее оплачиваемых профессиональных группах, где их доля постоянно увеличивается. Доказательством такой ситуации является тенденция, когда при повышении оплаты труда на рабочих местах, ранее считавшихся традиционно женскими, происходит немедленное замещение женщин мужчинами. Так, изменение структуры занятости по полу в сторону увеличения удельного веса мужчин стало происходить в банковской сфере одновременно с резким возрастанием заработной платы и повышением социального статуса банковской деятельности.
  Социально-психологические проблемы.
  В настоящий момент правомерно говорить о преобладании у современного российского безработного внешнего локуса контроля. Это означает, что, во-первых, большинство людей, потерявших работу, склонны объяснять это внешними причинами, а не своей собственной несостоятельностью. По данным исследования, проведенного научно-исследовательским отделом Российского Учебного Центра (руководитель д. ф. н. Боровик В. С.) в 1993-1996 гг. среди основных причин называются: снижение объемов производства (15,8% опрошенных), конверсия (10,9%), ликвидация предприятия (10,2%), сокращение численности штатов вследствие изменения технологии или профиля предприятия (7,8%), сознательная политика администрации предприятия, направленная на сокращение состава работников (22,9%).
  Во-вторых, более 60% граждан, решая проблемы обеспечения собственной занятости, в первую очередь полагаются на разного рода внешние силы — государственные органы управления, службу занятости, администрацию предприятий, учреждений, родственников, друзей, знакомых. Такие ориентации крайне негативно отражаются на конечном результате, поскольку значительно влияют на личную активность безработного в обеспечение собственной занятости.
  Речь ни в коем случае не идет о том, что безработные россияне абсолютно бездеятельны сами по себе. Напротив, данные социально-психологического исследования (руководитель к. с. н. Гармашев А. А.), проведенного на территории Белгородской области в апреле-мае 1995 года, свидетельствуют о достаточно интенсивной деятельности безработных в деле восстановления собственной занятости. По самооценке клиентов службы занятости населения более 48% из них активно занимаются поиском нового рабочего места, и лишь 5,7% мыслит в русле лозунга: «Работа должна найти меня сама!» Но в данном случае это обусловлено низким уровнем развития такого качества личности как самодеятельность.
  Под самодеятельностью понимают деятельность человека, не навязанную ему извне, совершаемую по принуждению, а внутренне необходимую для него, порожденную его собственными потребностями. К. Маркс называл такую деятельность «самоосуществлением», «самоопредмечиванием субъекта». Именно такая самодеятельность ставит человека в специфическое, свойственное только ему отношение к внешнему миру, делает его субъектом, в формах деятельности которого и предстает объективная реальность как объект познания и приложения сил.
  Концепция о потребностях как источниках активности людей (у ее основания стоят Гегель, К. Маркс), в том числе и в объяснении производственной (трудовой) деятельности человека, является основной. Но она получила и свое дальнейшее развитие в настоящее время. Осознание необходимости гуманизации производства и изменения самой его структуры привело ряд ученых к необходимости формирования и разработки нового подхода к трудовой деятельности, использованию концепции «человеческих ресурсов». Появившаяся в рамках становления теории менеджмента идея Тейлора об «экономическом человеке», допускающая (во имя достижения цели) принуждение и давление извне, была вытеснена теорией «человека-творца». В развитие и популяризацию данной теории большой вклад внесли А. Маслоу, Д. Макгрегор, Ф. Херцберг.
  В основе этой теории лежит предположение о том, что, включаясь в процесс производства, человек стремится не только получить какую-либо материальную выгоду и (или) обеспечить себе экономические предпосылки существования, но и имеет желание самоутвердиться и самореализоваться в ходе выполняемой им работы, применяя свои знания, способности, навыки и опыт, исходя из необходимости удовлетворения глубинных потребностей, желаний, влечений и. формирующихся на их основе мотивов. И как отмечают исследователи, в первую очередь А. Маслоу, существует определенная иерархия потребностей: от низших к высшим, от физиологии к самоутверждению. Так выглядит «пирамида Маслоу».
  1. Витальные потребности (от латинского vita — жизнь) — физиологический уровень, характеризуют биологическое естество человека: потребности в пище, одежде, жилище, защите от стихийных сил природы.
  2. Потребности в безопасности и защите от насилия и угроз (социально-экономические факторы имеются в виду).
  3. Потребность в общении, привязанности, любви.
  4. Потребность в признании и уважении — имеет два основных подуровня: 1) психологический (личностный) — потребность в высокой самооценке, которая включает уверенность в своих силах, самостоятельность, компетентность в решении проблемных ситуаций, профессиональное мастерство, достаточный уровень образования и т. п.; 2) социальный (общественный) — потребность в соответствующем социальном статусе, престиже, высокой профессиональной репутации, «добром имени».
  5. Потребность в самовыражении, реализации своих способностей и талантов. Потребность в творчестве.
  Предлагаемая теория реализации трудовой активности без давления и принуждения во имя достижения организационных целей путем самоутверждения и самореализации личности получила название «теории мотивации».
  Выделяют следующие мотивы успешной и инициативной трудовой деятельности: уверенность в завтрашнем дне; признание; самостоятельность; право принимать решения; участие в управлении производством.
  При этом выявлена корреляция между мотивацией и уровнем развития организации, в рамках которой осуществляется трудовая деятельность личности.
  Однако следует сказать и о том, что идея универсальной иерархии потребностей не всегда действует столь прямолинейно. Группа исследователей жизненных интересов наемных работников обнаружила, что «белые воротнички» (менеджеры среднего и низшего звена, инженерные кадры) испытывают большую удовлетворенность работой, чем «синие воротнички» (производственные рабочие и в сфере услуг).
  Таким образом, социально-психологическая активность как всеобщее свойство социально организованной материи является важным общественным социальным качеством человека, реализующимся в его самодеятельном способе существования.
  Социальное поведение человека, с одной стороны, — сложнейшая система адаптации и приспособления личности к разнообразным условиям, способ функционирования в системе конкретного социума. С другой — активная форма преобразования и изменения социальной среды в соответствии с объективными возможностями, которые человек самостоятельно проектирует и открывает для себя, сообразно со своими собственными целеполаганием, ценностями и идеалами. Программы и модели поведения выступают формой индивидуальной активности, которая направлена на удовлетворение потребностей и реализацию интересов человека в системе объективно заданных условий, средств и способов социального воспроизводства. Такие программы носят общественный характер, но реализуются индивидуально. Таким образом, социальное поведение является: 1) формой приспособления индивида к требованиям и условиям социальной среды; 2) динамическим проявлением социальных стандартов, стереотипов и установок, которые интернализованы индивидом в процессе социализации; 3) отражением характерных психологических особенностей личности; 4) определенным способом воздействия данной конкретной личности на социальную среду.
  Говоря о стратегии социального поведения современного российского безработного, когда он ищет работу, прежде всего, необходимо понять и представить для себя, с кем же на самом деле приходится сталкиваться сотрудникам оперативных подразделений территориальных центров занятости населения. По результатам социально-психологического мониторинга, проведенного Российским учебным центром, при уровне безработицы в 3-4% сотрудники служб занятости имеют дело с безработными, которых можно отнести к следующим типам (названия самих типов условны).
  Во-первых, это люди, серьезно занятые поиском работы и нуждающиеся в ней. За исключением небольших профессиональных групп, они быстро устраиваются на работу и оказывают небольшое влияние на статистику безработицы.
  Во-вторых, это люди, которые не очень озабочены поисками работы. Для них не имеет решающего значения, устроятся они сейчас на работу или через год. Часто находится масса личных обстоятельств и дел, заставляющих отложить трудоустройство. Причин такого поведения много, но всегда основные из них — относительная материальная обеспеченность и отсутствие твердой установки на необходимость работы.
  Третьи — участники теневого рынка труда (работающие неофициально) или какого-то, чаще мелкого бизнеса. В зависимости от стабильности дела, в котором они заняты, размеров социального обеспечения и других факторов, они могут годами «временно работать», либо переходить в другие группы. Среди них много молодежи, особенно в крупных городах, и они готовы обучаться за счет средств, выделенных на цели проведения политики занятости.
  И, наконец, четвертый контингент, работа с которым вызывает у инспекторов и руководителей служб занятости наибольшие психологические и профессиональные трудности. Это всякого рода нарушители трудовой дисциплины, пьяницы, летуны, бездельники, т. е. люди, которые смогут работать только после специальной психолого­терапевтической помощи. К этой группе можно отнести и часть людей, освобожденных после отбытия уголовного наказания. Положение усугубляется еще и тем, что современное производство с нормальными условиями труда не нуждается в подобных работниках. Среди требований, которые предъявляют работодатели к своим будущим сотрудникам, основными являются дисциплина труда, положительные характеристики по месту предыдущей работы, «хорошая трудовая книжка», далеко опережая такие очевидные показатели, как уровень мастерства или опыт работы.
  При уровне безработицы 1-3% трудоустройство имеет преимущественно социально-психологическую окраску. Многими людьми до конца психологически не воспринята и не осмыслена одна из основных аксиом взаимодействия на рынке труда в настоящий момент: правила и условия диктует рынок, а не индивидуум. Первоначально определяется, что требует рынок труда в лице работодателя и соответствие работника этим требованиям, т. е. что потенциальный работник может предложить рынку труда. А уже затем встает вопрос удовлетворенности условиями работы или отдачи от нее.
  Высокие требования работодателя к качеству рабочей силы также не являются его прихотью, в противном случае продукция будет неконкурентоспособной и предприятие разорится.
  Естественно, особенности того или иного типа безработного существенно влияют на стратегию поиска нового рабочего места, в конечном итоге обусловливая меру проявления личной активности в этом вопросе.
  Необходимо видеть и обратную сторону медали, обращенную к работодателю: экономическая сущность российской безработицы состоит во многом не в нехватке рабочих мест, а в уровне оплаты труда. И для сотрудников, и для клиентов СЗ не составляет никакого секрета, что большинство из предлагаемых центрами занятости работ имеют непривлекательные условия труда, хотя содержание их бывает достаточно интересным. В плане повышения квалификации и построения карьеры большинство из них абсолютно бесперспективны. Несмотря на принципиальные изменения на рынке труда, застарелая болезнь государственного монополизма — масса рабочих мест с нищенской оплатой труда — сохранилась в полной мере. Исследования теневого рынка труда показывают, что разовые дневные заработки разнорабочего в коммерчески активных предприятиях или при работе по -найму у частных лиц сопоставимы с недельным заработком квалифицированного рабочего или полумесячным доходом специалиста с высшим образованием. Однако нельзя не отметить, что «достоинства» теневого рынка труда весьма относительны и имеют значение когда человек выживает, но не тогда когда он живет полноценной жизнью.
  Другими словами, существует масса рабочих мест, которая не обеспечивает важнейшего условия, работы — материальной заинтересованности. Мизерная оплата на постоянной основной работе не позволяет ощутить разницы в обеспечении комфортности, уровня жизни и возможностей по сравнению с проживанием на иждивении, существованием на случайные заработки, в том числе и на пособие по безработице.
  В соответствии с данными социологических исследований, наиболее актуальной группой потребностей современного российского безработного являются потребности в стабильном экономическом и социальном положении, уверенность в будущем, и лишь затем (по убывающей) — уважение и поддержка ближайшего окружения, высокая самооценка и социальный статус, творчество и самореализация. При этом выявлена довольно устойчивая прямо пропорциональная зависимость между уровнем образования и общим уровнем мотивации.
  Другим важным фактором, определяющим степень участия самого безработного в поиске нового рабочего места, является период нахождения без работы — «стаж безработицы».
  На степень активности безработного влияют факторы объективного и субъективного характера, в особенности такие, как зависимость активности в поиске работы от уверенности в конечном успехе этого поиска и эмоциональное состояние в период потери работы и нового трудоустройства.
  В мировой практике исследования вопроса безработицы, прежде всего его психологической стороны, отмечается, что потеря работы ведет к различным негативным изменениям в эмоциональных реакциях людей. Это или состояние депрессии, обусловливающее снижение удовлетворенности жизнью, усиление чувства одиночества, социальной изоляции (особенно это проявляется у старших возрастных групп), или нарастание возбудимости, агрессии.
  Традиционный анализ таких ситуаций проводится в русле общей теории деятельности индивида в ситуации стресса.
  Ситуация потери работы рассматривается как тревожное явление, на которое человеческий организм реагирует специфическим образом, называемым дистрессом, то есть «удвоенным» стрессом и от последствий переживания безработицы как негативного явления. После такого анализа с иным чувством и размышлениями приходится читать о неизбежности безработицы и ее регулирующем воздействии в условиях рыночной экономики.
  Однако ученые выявили и другую тенденцию в поведении людей, которая нашла обоснование в теории противодействия, объясняющую, почему некоторые из уволенных работников проявляют эмоциональную активность и сильное стремление к восстановлению занятости. Это стремление базируется на мотивации к восстановлению утраченного (частично или полностью) контроля собственной жизни и зависит не только от надежды индивида на самоконтроль, свободу собственного поведения и значимость поведения для достижения целей, но и от степени угрозы для этой свободы со стороны объективной действительности и влияния потерянной работы на другие жизненные цели, планы, программы.
  Таким образом, противодействие может выражаться в двух формах: мобилизации ресурсов для восстановления контроля (интенсивный поиск работы) и во фрустрации (ярко выраженная агрессивность, враждебность), в случае неудачных неоднократных попыток найти работу.
  Целый ряд достаточно авторитетных зарубежных и отечественных ученых (Г. Селье, О. Грегор, Дж. Эверли, В. Петров), рассматривая ситуацию потери работы в русле общей теории стресса, придерживаются «стадийной» модели реакции индивида на безработицу. В общих чертах она выглядит следующим образом.
  1. Фаза оптимизма — длится примерно 3-4 месяца после потери работы и характеризуется как фаза субъективного облегчения, приспособления к ситуации. Уже в первые недели люди начинают испытывать облегчение даже радость оттого, что, неприятная ситуация, связанная со старой работой, уже позади, что появилось, наконец- то, время заняться собой, семьей, детьми. В ряде случаев отмечается улучшение состояния здоровья. Именно на этой фазе начинаются активные поиски нового рабочего места. По данным наших исследований более 60% безработных в этот период активно занимаются поисками места трудоустройства, и лишь 8,6% предпочитают, чтобы работу им «нашли». Этот этап наиболее плодотворен для восстановления собственной занятости. Основными путями поиска новой работы являются средства массовой информации (их предпочитают использовать 39,6% безработных), Государственная служба занятости (38,3%), получение информации от друзей и знакомых (35,8%), непосредственное обращение к работодателю (40,5%).
  2. Фаза пессимизма — наступает в результате неудач на первом этапе поиска работы и характеризуется как фаза утяжеления состояния. В психике начинаются изменения, касающиеся колебаний самооценки, социального статуса, изменения «Я- образа». Теряется активность, рушится привычный уклад жизни, привычки, интересы. Нет сил противостоять неприятностям. В результате психосоматических процессов возможно ухудшение состояния здоровья. Особенно тяжело становится, если утрачен даже небольшой заработок на временной или «черновой» работе. Лишь немногим больше 40% безработных в этот период продолжают активный поиск, 56% предпочитают заниматься этим от случая к случаю. Характерно, что именно в этот период большинство, из стоящих на учете в СЗ безработных, соглашаются пройти профессиональную переподготовку. Средствами поиска работы на этом этапе выступают в основном члены семьи и близкие родственники (26,1%), друзья, знакомые (22,5%). Несколько падает в этот период рейтинг службы занятости—немногим более 24% ищущих работу, надеются на ее помощь.
  3. Фаза фатализма — наступает примерно после 7-8 месяцев тщетных поисков и характеризуется примирением со сложившейся ситуацией. Состояние апатии усиливается с каждым месяцем. Отсутствие даже минимальных успехов в поиске работы ведет к потере последних надежд. Человек начинает привыкать к состоянию бездеятельности и в ряде случаев даже боится найти работу. Приоритет на данной фазе отдается опосредованному поиску рабочего места: через родственников и знакомых (40%), средства массовой информации (41,2%), с помощью бывших сослуживцев, коллег по работе (36,1%). Самостоятельно предпочитают обращаться к возможному нанимателю немногим более 28% ищущих работу. Так формируется группа безработных, которую называют «безнадежно безработными».
  Подводя итог сказанному выше, хочется еще раз подчеркнуть устойчивую зависимость между стажем безработного и степенью проявляемой им инициативы, личной активности и заинтересованности в поиске работы, причем зависимость эта имеет обратный порядок: чем больше период нахождения без работы, тем меньше желание ее искать.
  Кроме того, на наш взгляд существует целый ряд факторов, имеющих как субъективный, так и объективный характер и существенно влияющих на степень активности безработного, находящегося в поиске работы. Важно упомянуть о двух из них: во-первых, о зависимости между активностью в поиске работы и уверенностью в конечном успехе этого поиска, и, во-вторых, об эмоциональном контексте трудоустройства.
  Один из возможных конструктивных путей решения задач реинтеграции индивидов в рынок труда связан с особенностями саморегуляции активности человека и разработке типичных стратегий деятельности на рынке труда в частности. Система осознанного саморегулирования включает в себя в качестве основных следующие функциональные звенья: 1) цели деятельности; 2) модели значимых условий; 3) технологии и программы исполнительских действий; 4) критерии успешности, оценки и коррекции результатов (см. исследования известных отечественных и зарубежных психологов А. Адлера, Е. А. Климова, В. С. Мерлина, а также теорию «социального научения» Дж. Роттера, согласно которой человек выносит опыт успешности тех или иных своих действий, что порождает стратегии двух форм: ожидание результата своих действий и ожидание результатов действий других).
  Составляющие саморегуляции активности безработных граждан нашли отражение в выделенных типах «справляющегося поведения» — коупинга (от англ, coup — удачный ход). Первый — проблемно-фокусированный, заключающийся в попытках изменить окружающую среду, социальную действительность, а также собственное психологическое состояние методом устранения самого источника стресса — в данном случае методом активного поиска нового рабочего места, переподготовки, открытия собственного дела и т. п.
  Второй — симптомно — фокусированный, связанный, прежде всего, с усилиями, направленными на уменьшение «вторичных признаков» потери работы (депрессии, колебания самооценки, деформации «Я» — образа), но не изменяющими сам статус человека как безработного.
  Сильные отрицательные эмоции по поводу потери работы, наличие внешнего локуса контроля и стремление «все пускать на самотек», в отличие от людей стремящихся преодолеть, все трудности, тормозят активные справляющиеся усилия людей и формируют, как правило, симптомно — фокусированный тип справляющегося поведения.
  Но даже успешное справляющееся поведение не всегда ведет к восстановлению утраченного вместе с потерей работы социального статуса. Различают три варианта возможного состояния после обретения утраченной занятости: достаточная или хорошо восстановленная занятость (полученная работа лучше, или, по крайней мере, не хуже той, которая была потеряна); не дозанятость (новая работа уступает прежней по условиям труда и оплате); продолжающаяся незанятость (новая работа пока не найдена).
  Одним из основных условий грамотного поведения населения на рынке труда является целенаправленная деятельность специальных организаций, и, прежде всего, структур службы занятости, которые способны создать упорядоченную систему условий для достижения полной, эффективной и свободно избранной занятости. Такая система должна иметь четыре основных компонента: информационный, организационный, реабилитационный, обучающий.
  Под информационным обеспечением деятельности в сфере занятости понимается совокупность знаний, сведений, данных, необходимая гражданам для определения своего положения на рынке труда и осуществления своих прав на поиск и получение работы, на регулирование взаимодействия с работодателями по поводу рабочих мест. Все агенты рынка труда должны быть информированы о ситуации на рынке труда и процессах, происходящих в сфере занятости, о деятельности служб занятости и иных аналогичных структур; о спросе на рабочую силу и о предложениях ее; способствовать формированию активной позиции на рынке труда; разъяснять систему социальной защиты занятых, безработных граждан и незанятого населения; информировать о возможностях профессиональной подготовки, переобучения, переподготовки и повышения квалификации.
  Организационные меры призваны упорядочить и максимально упростить порядок взаимодействия работодателей, центров занятости, альтернативных организаций, занимающихся трудоустройством, и граждан, ищущих работу, другого незанятого населения, и сформировать на этой основе устойчивые и эффективные технологии данного взаимодействия. К этим мерам относится и организация социальных выплат, пособий на период безработицы, а также обеспечение дохода при обучении и повышении квалификации, поддержание трудового потенциала на период незанятости (организация временной занятости).
  Реабилитационная составляющая направлена, прежде всего, на адаптацию личности к актуальным экономическим и социальным феноменам, на восстановление ее «личного пространства» и, как следствие этого, снижение общего уровня тревожности (психотерапевтическая помощь, повышение уровня мотивированности клиента, коммуникативной компетентности временной занятости).
  И, наконец, последний компонент системы — обучение. Успех поиска новой работы, нового рабочего места по существу зависит от развитости способности учиться. Это реализуется через научение системной стратегии поиска работы; в отработке на практике основных умений и навыков эффективного поведения на рынке труда; в переобучении и переподготовке согласно сложившейся конъюнктуре спроса на рабочую силу и личным потребностям, способностям, предыдущим профессионально­квалификационным характеристикам и опыту работы.
  На поведенческие стратегии безработных граждан и незанятого населения оказывает влияние общий уровень безработицы, а соответственно, меняется распределение безработных граждан по мотивам обращения, например, в службу занятости: резко растет число согласных на любую хорошо оплачиваемую работу и стремящихся быстро устроиться, но и обращающих внимание на содержание и условия труда, а не только его оплату. Сокращается число лиц, имеющих основной целью получение пособия (этому способствуют и изменения в законодательстве, ужесточающие правила признания безработным).
  Социально-трудовая адаптация. Когда речь идет о социальной адаптации вообще, то имеется в виду процесс и результат активного приспособления индивида к условиям новой социальной среды. Все дело во внутренней готовности личности перестроить, подстроить, совместить свой накопленный и освоенный социальный опыт, олицетворяющий потребности и интересы личности, с требованиями, которые предъявляет к личности новая социальная среда. При этом необходимо отметить: чем менее выражено в индивиде личностное начало (внутренняя, собственная оценка личностью новых требований, предъявляемых ей новыми условиями внешней среды, в частности, условиями рыночных отношений), тем более, социальная адаптация носит характер пассивного приспособления личности к условиям социальной среды.
  Действительно, западные ученые склонны рассматривать социальную адаптацию как некий путь, которым социальные системы любого рода (например, личность, семейная группа, деловая фирма, национальное государство и т. п.) «управляют» или реагируют на среду своего обитания.
  Критерием успешности социально-трудовой адаптации работника является его закрепление на предприятии, рабочем месте и субъективное состояние удовлетворенности существующим положением и перспективами. Убежденность работника в том, что трудовая деятельность на данном предприятии, рабочем месте означает для него эффективное решение проблем по удовлетворению своих насущных потребностей, есть реализация смыслообразующей для жизни личности функции труда.
  Профессиональное самоопределение является одним из важнейших объектов социальной адаптации. И это понятно. Чем больший уровень профессионализма предполагает данная профессия (знания, практические навыки, опыт, квалификация), тем выше и устойчивей уровень социально-трудовой адаптации человека к этой профессии и, соответственно, ниже зависимость от внешних факторов, конъюнктуры. Принципиально различны способы управления социально-трудовой адаптацией работников, занимающих рабочие места и должности с различным профессионально-квалификационным содержанием. Для высокопрофессиональных рабочих мест — это создание профессиональной сферы, непрерывной системы подготовки, повышения квалификации, значительная самостоятельность и ответственность работников, самоорганизация и высокая дисциплина; низко профессиональные рабочие места требуют непрерывного контроля, постоянной корректировки условий трудовой деятельности и системы стимулирования в зависимости от изменения ситуации, для них свойственно отсутствие устойчивых профессиональных ценностей.
  Факторами адаптации являются комплексы потребностей: экономический, самосохранения, воспроизводственный, регулятивный, коммуникативный, когнитивный, самореализации. Каждый комплекс потребностей составляет неограниченный набор взаимозаменяемых частных потребностей. Все то, что способствует реализации потребности, является объектом адаптации: предметы, люди, виды деятельности. Любой объект адаптации значит не сам по себе, а только в период актуализации у человека соответствующей потребности. Каждый объект адаптации может реализовать как одну (частный объект), так и несколько потребностей человека (комплексный объект); идеален объект, реализующий сразу все потребности. Чем больше актуализированных потребностей способен реализовать какой-либо объект адаптации, тем выше его значимость. Если объект адаптации перестает способствовать реализации актуализированных потребностей, он перестает быть объектом адаптации.
  Количество способов реализации потребностей субъекта адаптации достаточно велико. Все объекты адаптации можно разделить на основные (наиболее часто встречающиеся, социально одобряемые, традиционные) и дополнительные (ситуационные, индивидуализированные, временные).
  В этом смысле трудовая деятельность не может пониматься только как способ реализации одного единственного комплекса потребностей — материального. Поэтому, когда речь идет о количестве способов реализации потребностей и о том, что оно велико, то имеется в виду все богатство, все разнообразие способов деятельности, рефлексии и ощущений, источник которых один — труд, трудовая деятельность.
  При этом следует иметь в виду, что различный уровень безработицы в том иди ином регионе России формирует различные группы безработных, часть из которых не спешит предложить свои услуги на рынке труда, а пытается так или иначе приспособиться к новым условиям, когда общество уже не требует «обязательности» труда, работы, занятости.
  Потеря работы для людей означает неуверенность в завтрашнем дне, напряжение, конфликтные ситуации. Это и медицинские проблемы: нарушение здоровья, вызванное стрессами (болезни сердца, почек, алкоголизм, цирроз печени). Существует связь между безработицей и ухудшением отношений в семье. В качестве способов избавления от стресса потери работы используется выяснение отношений в различных формах, употребление спиртных напитков, встречи с подругами (друзьями) за пределами дома, развод.
  Безработица отрицательно сказывается и на детях. У детей в семьях безработных чаще, чем в семьях работающих, встречаются отклонения в поведении, нарушения работы желудочно-кишечного тракта и бессонница. Дети в таких семьях более нервные, с ними чаще случаются несчастные случаи. Таким образом, безработица оказывает отрицательное воздействие на всех, кого она прямо или косвенно затрагивает.
  В настоящее время в России практически не проводятся исследования по изучению социально-психологических последствий безработицы. Вопросы трудоустройства безработных, профессиональной подготовки и переподготовки рассматриваются как социально-экономические. Но без учета внутри личностных факторов нельзя оптимально обеспечивать эффективное использование профессионального потенциала безработных. Австрийский ученый Л. Пельтцман исследуя психологические состояния безработных, считает их стрессовыми и выделяет их 4 фазы:
  I фаза - ожидание безработицы. Она характеризуется состоянием неопределенности и шока. Наиболее сильным фактором является ожидание потери работы.
  II фаза - длится 3 - 4 месяца после потери работы. Наступает субъективное облегчение и приспособление к ситуации. Начинаются активные поиски работы.
  III фаза - наступает после 6 месяцев после потери работы. Она характеризуется утяжелением состояния. Иногда обнаруживаются разрушительные состояния, которые касаются здоровья, психики, финансов, социального положения человека. Именно в этот период важно помочь человеку не потерять веру в свои силы, снять стрессовые состояния, помочь в поиске работы. Иначе может наступить IV фаза.
  IV фаза - это беспомощность и примирение с сложившейся ситуацией. Тяжелое состояние может наблюдаться даже при отсутствии материальных трудностей. Человек прекращает попытки изменить свое положение и привыкает к бездеятельности. В этом случае может помочь только психологическая антистрессовая поддержка. Имеет смысл убедить человека заняться хоть какой-нибудь работой, даже не престижной. Знание психологических особенностей состояния безработных можно оказать эффективную помощь в предотвращении личностного кризиса.
  Последствием безработицы может быть обострение и даже социальный взрыв, если ее размеры превысят допустимый уровень. В зарубежной литературе такой критической величиной считают уровень безработицы в 10-12%.
  Таким образом, проблема безработицы — сложное социальное явление, во многом определяющее физическое и психическое здоровье граждан России, криминальную обстановку в стране и ее будущее.

Вопросы и задания для самоконтроля

  1. Как Вы считаете, что обусловливает изучение социально-экономических проблем безработицы?
  2. Как оценивается экономическая эффективность безработицы?
  3. Назовите отрицательные социально-экономические последствия безработицы. Поясните.
  4. Назовите положительные социально-экономические последствия безработицы. Объясните.
  5. Перечислите отрицательные экономические последствия безработицы.
  6. Приведите положительные экономические последствия безработицы.
  7. За счет чего может быть снижен уровень фрикционной безработицы?
  8. Что способствует сокращению структурной безработицы?
  9. Поясните эффективные меры преодоления циклической безработицы.
  10. Приведите психологические последствия безработицы.
  11. Охарактеризуйте социально-психологические последствия безработицы.

 
© www.txtb.ru