Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


5.3. Россия и НАТО

  Выше кратко сказано о том, что существенные изменения в отношениях между Россией и странами Европы и Америкой могут возникнуть в связи с настойчивым расширением НАТО, превращением его в «Большое НАТО». Расширяющееся на восток геополитическое поле блока является пока наиболее видимой вершиной айсберга новой стратегической доктрины организации мирового порядка. Под водой спрятаны сценарии вызовов и угроз, ожидаемых в начале. XXI в. (приблизительно до 2015 г.). В этой стратегии будущий расширенный альянс является «многоблочной» вершиной монополюсного миропорядка (США — супердержава, не имеющая реальных конкурентов-соперников ни в Европе, ни в азиатско-тихоокеанском регионе). Но такое лидерство накладывает на Вашингтон непомерное даже для американской экономики бремя расходов, особенно военных. Это понимают политики с берегов Потомака, поэтому они остановились на «кассетном», или командно-натовском варианте конструкций «полюса власти», где НАТО будет нести основные нагрузки по установлению нового мирового порядка.
  Места для России в альянсе не может быть никогда, так как ее включение в блок привело бы к выключению из него США. Причин этого много. Г еополитические интересы стран Западной Европы и Востока ближе, чем интересы Европы и США. Страны Европы в энергетическом отношении привязаны к России, финансово-экономически Европа теснее связана с РФ, чем Штаты, в разрешении глобальных экологических проблем и подходах к ним.
  Россия не вступит в НАТО еще и по причине политической нестабильности в стране. В России зреют предпосылки для победы на очередных президентских выборах, а также выборах в Думу лидеров леворадикальной или праворадикальной оппозиций, которые наверняка предпочтут плановую или вообще тотальную экономику, без чего стране невозможно решить задачи национального и государственного возрождения. Тенденции к возрождению управления экономикой, духа коллективизма, ограничения бесконтрольной приватизации, возрождения этических принципов коллективизма и соборности впервые были четко обозначены в обращении Президента РФ к россиянам 26 декабря 1997г.
  Тотальная экономика окажется совершенно «инородным» телом в структуре европейского блока НАТО.
  В то же время лидеры стран — ядра альянса — понимают, что они принуждают Россию к экстремальным политическим, экономическим и военным решениям, результатом которых может быть возникновение новой «холодной войны». Россия, обладая мощным ракетно-ядерным вооружением, хотя и больной, но потенциально сильной экономикой, может ответить адекватно действиям НАТО: без дополнительной гонки вооружений в рамках договоренностей по нему она может пойти на создание Евразийского оборонительного союза. Такого ответа не хочется ни Европе, ни США. Не хочется хотя бы потому, что ответственность за развязывание «холодной войны-2» ляжет на Вашингтон и страны Европы. Кроме того, во всех странах альянса сформированы программы «вторжения» в XXI в. Приоритетными целями в них являются развитие образования, науки, здравоохранения, защита окружающей среды. Общественное мнение в странах — членах НАТО ориентировано в большей степени на эти ценности. Установки в общественном сознании на глобализацию и интернационализацию жизни, свободный обмен информацией, услугами, товарами и туризм (понимание концепции мондиализма на уровне обыденного сознания) — все это стало реальностью в большинстве стран Западной Европы. Повернуть колесо истории, задать новый курс в политике (внутренней и внешней) — дело не простое. Никто из лидеров Запада, желающих остаться ими и в XXI в., не возьмет на себя роль Герострата Европы. Наконец, там хорошо понимают, что за плечами западной цивилизации им в затылок дышит Китай, а вместе со стаей «азиатских тигров» — это могучий АТР. Поэтому далеко видящие политики понимают, что «разборка» между НАТО и Россией может привести к тому, что в первой четверти ХХГ в. будет реально потерян контроль за ситуацией в мире.
  Все это понимают политики России и НАТО. Но хватит ли у России политической воли, используя объективные условия, потребовать у лидеров блока надлежащей компенсации за расширение на восток?
  Минимальной компенсацией России за продвижение НАТО к ее границам были бы:
  • реструктуризация российского внешнего долга с отсрочкой платежей по нему как минимум до 2025 г.;
  • признание за рублем внешней конвертируемости;
  • разрешение ведущим банкам России (по ее усмотрению) без ограничения открывать свои филиалы в США и странах Европы;
  • отмена поправки Джексона-Вэника, принятой еще в середине 70-х годов, не дающей России права наибольшего благоприятствования. Отсюда — снятие дискриминационных ограничений на поставки в Россию высокотехнологичного оборудования, машин, вычислительной техники;
  • расширение экспорта из России продукции машиностроения, изделий химической промышленности, а не сырья и энергоносителей;
  • финансирование проекта по созданию к 2000 г. транспортного железнодорожного контейнерного коридора ЕС—Россия—АТР с выделением квоты для России не менее 2 млн. большегрузных контейнеров в год к 2015 г.;
  • обеспечение инвестиций развития не менее 7 млрд. долл. ежегодно к 2000 г. и 10—12 млрд. долл. — к 2005г. под льготный процент;
  • увеличение квоты России в МВФ до 4,5—5%.
  В экономический пакет могут войти и другие требования. Политический пакет требований должен, прежде всего, включать «формат» конституирования и закрепления юридической силы норм соглашений между Россией и НАТО. Это должна быть международная конференция по установлению мер доверия и взаимоотношений между НАТО, Россией и другими странами СНГ на уровне глав государств. Это не менее важное событие, чем конференция в Хельсинки в 1975 г., т. е. оно должно стать Хельсинки-2.
  Иначе «вторая волна» расширения НАТО (прием в нее Латвии, Литвы и Эстонии) может иметь трагические последствия для всех стран Европы. Как считает эксперт:
  Если российское руководство проявит хоть немного политической воли и улучшит координацию своих действий, торпедировать решение о расширении в 1999 г. (НАТО на восток) в принципе возможно. Оцениваю его шансы в этом случае как более чем пятидесяти процентные.
  Безусловно, прав эксперт, когда пишет о том, что торговаться с НАТО надо осторожно и тонко, чтобы не преступить грань, за которой дипломатическая торговля перейдет в конфронтацию. Необходимы долгосрочная программа, стратегия по отношению к альянсу. Противовесом ему должна стать «многовариантная стратегия развития широкого евроатлантического региона, в центре которой должно быть взаимодействие в сферах геополитики, экономики, коммуникаций, энергетики, антитерроризма, защиты прав человека, а не просто создание новой системы безопасности». Последнее, что предлагается: не надо работать против... Вашингтона. Бонна, тем более — Варшавы. Надо работать вместе с ними над поиском компромиссов..., чтобы ошибка (совершенная Западом — Н.Н.) лет через 5—10 не привела к трагедии для всей Европы... Нужно начинать строить новый порядок для XXI века, а не позорно заканчивать ХХ-й победой одной группы стареющих бойцов холодной войны над другой и над Европой в целом.

 
© www.txtb.ru