Учебные материалы

Перечень всех учебных материалов


Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


§ 4. Роль православной церкви в собирании русских земель вокруг Москвы

  Завершающий этап русских земель начинается с княжения Дмитрия Ивановича Донского (1362 - 1389 гг.), который получил ярлык на великое княжение после достаточно острого соперничества с суздальским князем Дмитрием Константиновичем. Главное событие правления князя Дмитрия - Куликовская битва, о подготовке, ходе и значении которой очень много написано. Но нельзя забывать, что Дмитрий получил ярлык на великое княжение в возрасте 12 лет, что не позволило ему совершенно самостоятельно решать государственные дела. Одной из опор юного князя в это время стала Православная Церковь.
  Было бы ошибкой говорить о роли Православной Церкви в политической жизни русских земель в целом и Москвы в частности только во второй половине XIV в. Церковь играла в жизни средневековой Руси огромную роль. Особенностью православия является то, что эта ветвь христианства традиционно строила свои отношения с государством по принципу симфонии, то есть в отличие от католицизма не претендовала на верховенство над светской властью, а как бы дополняла ее. Но это не мешало ей занимать исключительное место в политической сфере, особенно в период ордынского владычества XIII - XV вв.
  Русская церковь жестоко пострадала от варварства монголо- татар во время завоевания Руси и подвергалась иногда подобным разгромам во время ордынских набегов. Но в мирное время Православная Церковь получила полную свободу и широкие льготы. По распоряжению великого хана Гуюка и хана Батыя после первой податной переписи 1246 г. духовенство было освобождено от выплаты «выхода» и всех остальных поборов. Такое привилегированное положение русской церкви от начала монгольского владычества до его окончания оставалось, по существу, неизменным. Не произошло перелома даже после признания ислама государственной религией Орды при хане Узбеке (1313). Видимо, утверждение новых верований не могло сразу отменить ясы Чингисхана, где утверждалась веротерпимость. Кроме того, порвать с прошлым быстро не позволяла жизнь. Как предшественник Узбека, хан Тохта был женат на дочери греческого императора Андроника Старшего, так и сам Узбек был женат на дочери Андроника Младшего; свою сестру Кончаку он выдал замуж за московского князя Юрия Даниловича. То есть были очень сильные родственные связи ханов с православным миром. В конце же своего владычества над Русью расколотые усобицей ханства уже просто не имели сил для изменения сложившихся отношений с православным духовенством.
  По-другому выглядит отношение русской церкви к Орде на протяжении ее двухвекового владычества. Здесь налицо изменение позиции от явного сотрудничества (хотя и вынужденного) в конце XIII века к подспудной работе по сплочению русских сил против Орды в XIV - XV вв.
  Как известно, со времен Владимира Крестителя центром русского православия был Киев, где находилась кафедра митрополита - главы Русской Православной Церкви. Но с потерей Киевом экономического, политического могущества, а позднее и просто какого-либо значения, центр русского православия неизбежно должен был переместиться, что и произошло при митрополите Максиме (1287 - 1303).
  В 1299 г. Киевская земля и сам город подверглись страшному татарскому опустошению. Как свидетельствует летопись, разбежались все жители, был вынужден спасаться бегством и митрополит. В 1300 г. он приехал во Владимир на Клязьме, куда и переместилась митрополичья резиденция. Максим скончался в 1303 году и был погребен не в Киеве, как его предшественники, а во владимирском Успенском соборе. Этот факт значительно усилил авторитет северо­восточной Руси, значение Великого Владимирского княжества.
  Но уже следующему русскому митрополиту Петру (1308 - 1326) суждено было связать судьбу центра русской православной церкви не с Владимиром, а с Москвой, что стало важнейшим фактором ее возвышения.
  Привлечение главы церкви в союзники было заслугой московской дипломатии и результатом недальновидности тверской дипломатии. Великий князь Михаил Ярославич Тверской не смог примириться с провалом своего кандидата на пост митрополита и достойно принять ставленника константинопольского патриарха - митрополита Петра. Великий князь всячески пытался свергнуть неугодного главу русской церкви. Успеха в этом он не достиг, но очень навредил этой враждой себе: митрополит Петр, получая покровительство удельного Московского князя Ивана Даниловича, все чаще жил не в стольном Владимире, а в небольшой Москве. Союз митрополита и московского князя оказался весьма прочным, не имея возможности официально перенести резиденцию в Москву, Петр завещал, нарушая греческие установления, похоронить себя в московской Успенской церкви - первом каменном храме в Москве, заложенном в 1326 г.
  Поддержка митрополитом Петром московских князей сыграла значительную роль в усилении их авторитета и была по достоинству оценена: Петр был канонизирован и стал одним из самых почитаемых московских святых.
  Став великим князем, Иван Калита продолжал свою гибкую политику в отношении митрополита Феогноста (1328 - 1353). Посетив стольный Владимир, новый глава русского православия проследовал в Москву, окончательно обосновался там, что и позволяет считать его появление в будущей русской столице датой перенесения туда митрополичьей кафедры. Феогност стал активнейшим помощником московских князей в их объединительной политике. С его именем связано также и активное строительство каменных церквей в московской земле.
  Значительно более видную роль в подчинении русских земель в консолидации их против ордынской власти сыграл преемник Феогноста митрополит Алексий (1353 - 1377). Алексий был сыном черниговского боярина Феодора Бяконта, который перешел на службу к московскому князю Даниилу Александровичу и занял одно из первых мест при его дворе. Сын боярина Феодора Симеон (в монашестве Алексий) был крестником самого Ивана Калиты, он получил прекрасное образование. Он после шестилетней монашеской жизни был приближен митрополитом Феогностом. После его смерти стал митрополитом Владимирским и всея Руси первым из москвичей. Он не просто жил в Москве, а стал видным государственным деятелем. Уже при Иване Красном Алексий играл значительную роль в управлении государством. После смерти Ивана II митрополит стал регентом при его малолетнем сыне Дмитрии - наследнике московского престола. Это единственный случай в русской истории, когда духовное лицо оказалось во главе светской власти. Алексий сделал все возможное, чтобы сохранить и упрочить власть московских князей. При его активном участии в 1362 г. князю Дмитрию Московскому был возвращен ярлык на великое княжение. Митрополит неоднократно употреблял свою духовную власть, чтобы примирить враждующих князей и «привести их под руку Москвы». Фактически деятельность Алексия была направлена на объединение русских сил, именно он сделал очень много для подготовки Куликовского сражения. Но увидеть результаты своего труда ему не удалось. Алексий скончался за три года до Донской битвы, позднее был причислен к лику святых Русской Православной Церкви.
  Приход на Куликово поле полков почти из всех земель северо­восточной Руси был результатом объективной победы центростремительных сил перед лицом ордынского ига, но, с другой стороны, это был и результат победы новой нравственной идеи, выразителем которой стал другой религиозный деятель второй половины XIII в. - Сергий Радонежский.
  Сергий Радонежский (1322 - 1390), при рождении Варфоломей, родился в обедневшей семье ростовского боярина Кирилла. В возрасте 23 лет он стал монахом. Более всего Сергий известен как основатель Троице-Сергиева монастыря недалеко от Москвы. Но его значение для русской истории и для людей, живших во второй половине XIV в., велико.
  Сергий стал создателем нового нравственного идеала своей эпохи. Среди крови, насилия, усобиц он призвал людей к спокойному самосовершенствованию души, именно в этом усмотрев путь к новой жизни русского народа. Воплощением нравственного идеала стала монашеская община, которая жила согласно уставу, разработанному Сергием. Общее имущество, постоянный труд, который давал пропитание, смирение, принципы братства и любовь к ближнему - эти идеи оказались понятными, близкими многим современникам Радонежского. Его ученики, покидая Троицкую обитель, стали основателями монастырских общин во всех уголках русской земли. Авторитет и известность Сергия привели его к сближению с митрополитом Алексием. Эти два религиозных деятеля, видимо, оказались близкими по своим взглядам на судьбу русской земли, их объединяла боль за ее беды.
  Позиция Русской Православной Церкви, выработанная митрополитами Петром, Феогностом, Алексием с тех пор сохранялась и выражалась в поддержке сильной единодержавной власти московских князей.
  Положение Русской Православной Церкви в политической сфере еще более упрочилось, когда началось ее обособление от Константинополя. Произошло это после подписания Флорентийской унии западной и восточной церквей (1439 г.). В Ферраро- Флорентийском соборе принимал участие и русский митрополит Исидор, проявивший себя как твердый сторонник униатства. Но на Руси объединение с католиками, «латинами», вызвало бурное возмущение. Великий князь московский Василий II объявил Исидора «лжепастырем» и повелел заключить его в тюрьму (откуда он вскоре бежал в Рим). В 1441 г. рязанский епископ Иона впервые после крещения Руси был наречен в митрополиты не константинопольской патриархией, а Собором русских епископов. Так вековая зависимость от Византии в делах духовных оказалась поколебленной. Это был еще один шаг по пути формирования сильного единого независимого государства во главе с единодержавными московскими князьями.
  Отсчет роста единодержавной власти правомерно вести с великого князя Дмитрия Ивановича Донского, который первым оставил своему старшему сыну Василию великокняжескую власть и Московский удел по завещанию как свою вотчину.
  Василий I Дмитриевич (1389 - 1425 гг.) продолжил политику своего отца по собиранию русских земель и ослаблению власти татарских ханов. Его тридцатишестилетнее правление не оставило потомкам блестящих дел, выигранных сражений. Но сын не растерял отцовского наследства, сумел сохранить его и укрепить. В 1392 г. Суздальско-Новгородское княжество было присоединено к Московским владениям. Рязань вошла в «фарватер» московской политики. Новгород посадил князем брата Василия Дмитриевича, Константина (1408 г.).
  Василий Дмитриевич пытался завершить дело освобождения от орды союзом с Гедиминовичами, княжеством Литовским и Русским. Но этот союз был столь опасен и для Орды, и для католического Ордена, что эти силы не позволили закрепиться наметившемуся сближению. После польско-литовской унии 1385 г. противостояние двух центров объединительной политики усиливается.
  Все более активную роль в этом пытаются играть ордынские ханы. Но Орда в начале XV в. сама переживала смутные времена: начался распад некогда могущественного государства, у ордынцев уже нет сил, чтобы усмирить непокорную Русь. Видимо, не случайно в 1395 г. Тамерлан ушел из русских земель, не вступив в сражение. Едигей в 1408 г. разграбив, нанеся огромный урон Рязани, Переяславлю, Юрьев-Польскому, Ростову, Дмитрову повернул восвояси, не взяв Москвы и не получив никакого политического выигрыша. Москва за своими белокаменными стенами (первый каменный Кремль был возведен в 1367 г.) становилась неодолимой для врагов. Фактически в начале XV в. в северо-восточных землях сложилась новая ситуация, было осознано чувство национального единства, родилось стремление к сильной власти, способной защитить от произвола и татар, и литвы.
  Но смерть Василия I (1425 г.) привела к новому витку усобиц. Если раньше за великое княжение с Москвой на равных спорили тверские, суздальские князья, то теперь эту власть у потомков Калиты не мог оспаривать никто. Усобица возникла внутри московской княжеской семьи.
  В соответствии с новым порядком Василий I завещал московский престол и великое княжение своему старшему сыну Василию. Но брат Василия I, Юрий Дмитриевич, отказался признать право племянника на престол. Доводы Юрия Дмитриевича основывались на старинном обычае, когда власть переходила от старшего брата к младшему. Этот «горизонтальный» порядок наследования фактически изжил себя и был заменен на новый: Владимирское княжение как вотчина передавалось по завещанию от отца к сыну. В новой форме наследования отразились и новые отношения земельной собственности, и новый политический порядок, утверждающийся на Руси.
  Собрав силы, противостоящие стороны начали борьбу, которая с переменным успехом, с перерывами длилась четверть века. Ушел из жизни Юрий Дмитриевич, в борьбу вступили его сыновья - Юрий Косой и Дмитрий Шемяка. Князь Василий Васильевич был пленен и ослеплен. Московский престол несколько раз переходил из рук в руки. Какие же силы участвовали в этой длительной и ожесточенной борьбе?
  На всех этапах Василия Васильевича поддерживала церковь. И митрополит Фотий, и митрополит Иона, поставленный уже Василием II, однозначно проводили линию в поддержку нового порядка устройства власти. В этом же лагере еще находились ордынские ханы, которых не устраивала победа Юрия Дмитриевича и его сыновей, так как те были в близких отношениях с Литвой, в частности с великим князем Свидригайло Ольгердовичем. Большинство московского боярства, служилых землевладельцев также стояли за Василия II Темного.
  Юрий Дмитриевич, затем Дмитрий Шемяка опирались на поддержку северных городов Руси, где были сильны торгово­ремесленные слои, свободное крестьянство.
  Замечательный советский исследователь А.А. Зимин увидел в этом противостоянии не просто сторонников и противников централизации, а представителей двух путей развития рождавшегося русского государства. Победа центральных земель над севером предвещала, по мнению А. А. Зимина, победу крепостнических отношений над зарождавшимися буржуазными.
  В 1447 г. Василий II победоносно возвратился в Москву и занял престол. Но только в 1450 г. Дмитрий Шемяка был выбит из своей вотчины - Галича - и бежал в вечно оппозиционный Новгород, где и умер в 1453 г.
  Последнее десятилетие княжения Василия Темного - время установления неограниченной власти московского князя над всей северо-восточной Русью. Он наложил руку на владение своих врагов Шемячичей: Можайск перешел в великокняжескую казну. Был организован карательный поход против вятичей. В 1456 г. Василий II направил войско против Великого Новгорода, сил для сопротивления у новгородцев не было, и они сочли за благо выплатить огромную контрибуцию и подчиняться власти великого князя. Рязанские земли перешли к Москве.
  А чуть раньше произошло событие, не сразу до конца оцененное современниками. В 1449 г. Василий Темный и польский король Казимир заключили договор. Это соглашение фактически положило конец противоборству Москвы и Вильно в собирании русских земель. Окончательное подчинение русско-литовских земель польской короне привело к их постепенному окатоличиванию. Роль русского центра Литва играть далее не могла. По договору 1449 г. польско-литовские магнаты отказывались от посягательств на Новгород и Псков, на русско-литовско-польской границе установилось затишье. Фактически этот договор на долгое время прочертил границы влияния Польши и католической церкви на древнерусские территории.
  Так в конце XIV - первой половине XV в. шел процесс складывания сильного централизованного государства, которое уже не могло мириться с властью Орды. Но сделать последний шаг в этом направлении предстояло сыну Василия II Ивану III, который в 1462 г. унаследовал великое княжение по завещанию отца.

 
© www.txtb.ru